Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow ЗАПАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ В 2 Ч. ЧАСТЬ 1
Посмотреть оригинал

Социал-дарвинизм в социологии: кризис «натурализма» и «органицизма»

На базе спенсеровской социологии развивалась мощная ветвь орга- нистической школы. Причем, если одни заимствовали у Спенсера его этнографический подход к описанию генезиса общества, то другие последовали за ним в построении органического учения об обществе и в поисках параллелей между частями человеческого тела (живых организмов и природы) и их функциями с одной стороны, и общественными учреждениями и их деятельностью — с другой. Говоря о натурализме в социологии, нельзя не отметить, что аналогии «организм — общество» некоторые последователи Спенсера подчас доводили до абсурда и пытались найти в биологическом организме прообразы практически всех социальных явлений, предметов домашнего обихода, орудий труда и т.д. Так, в работах немецкого экономиста А. Шеффле (1831—1903) «Структура и жизнь социального тела» (1875—1878) и «Основы социологии» (1906) встречаем такие курьезные и произвольные аналогии: здания и дороги — скелет социального тела, экономика — питание, техническое оборудование — мускульная система и т.п. Правда, заимствуя многие идеи и понятия у Спенсера, Шеффле не был органици- стом в полном значении этого понятия. Он большое значение придавал анализу внутреннего психологического опыта, без которого, как считал Шеффле, нельзя понять сознательную деятельность индивидов, мотивы их поступков и т.д.

К плеяде органицистов можно с полным правом отнести французских социологов А. Эспинаса (1844—1912), А. Фуллье (1836—1912), Р. Вормса (1869—1920) и ряд других. Они довели до крайности метафорические сравнения «организма» с общественной жизнью и оказали, по словам французского социолога Г. Тарда, социологии услугу тем, что помогли ей навсегда расстаться с подобным образом мышления.

Слабость органицизма в социологии обуславливалась не только тем, что его представители пользовались аналогиями между обществом и организмом, но и тем, что эти аналогии фактически подчас подменяли конкретный анализ общества и мало что давали в теоретическом и практическом отношениях. Нельзя не отметить и того, что, фиксируя внимание на «равновесии», «плавной» эволюции общества, многие социологи-органицисты упускали или просто игнорировали противоречивый характер социально-экономического и политического развития. Неудивительно, что в органицизме наряду с идеями, подчеркивающими структурно-функциональное единство социальной системы и зависимость ее составных частей от целого, широкое распространение получает и теория конфликта. Представители этого направления прежде всего фиксируют внимание на противоречиях общественной жизни, столкновениях интересов и борьбе различных социальных групп. Но конкретный анализ проблем и противоречий, существующих в обществе, и здесь подменялся биологическими аналогиями, почерпнутыми из дарвинистских идей «естественного отбора» и «борьбы за существование».

Хотя предтечей социального дарвинизма рассматривают обычно английского экономиста Т. Мальтуса, который в своей книге «Опыт о законе народонаселения» (1798 г., русск. пер. — М., 1895) обосновал тезис о «борьбе за существование» и «выживании сильнейшего» в качестве определяющих факторов социальной жизни, все же одним из первых социальных дарвинистов следует считать, как можно было убедиться, Г. Спенсера.

Социал-дарвинистская социология, как и органистическая школа,

Т Мальтус не пРеДставляла из себя ни в социально-политическом, ни в теоретическом планах какого-то единства. Здесь можно выделить крайнее направление, тяготеющее по своим принципам к идеологии расизма: Ж. Габино, X. Чемберлен, О. Аммон и др. Другие, наиболее известные представители социал-дарвинизма Л. Гумплович, А. Смолл, У. Самнер — хотя и переносили биологические законы на общество, но видели в них скорее общую модель эволюционного процесса. В этом направлении отчетливо прослеживается попытка соединения биологизма с психологизмом, ибо большое значение здесь придается групповым отношениям, социальным нормам, фактам духовной психологической жизни, регулирующим и объясняющим социальную деятельность, т.е. тем факторам, которые явно или подспудно лежали в основании органистического направления в социологии.

Социологи, исповедующие социал-дарвинистские идеи, были представлены и консолидировались по различным аспектам с разнообразными течениями социальной мысли: психологической школой, с концепциями расово-антропологической школы, географической. Они выступали и под «знаменами» социального реформизма, социализма и антисоциализма и др.

Одним из важных моментов, определявших специфику их социологических представлений, являлись национальные особенности интеллектуально-культурных традиций, которые надстраивались над эволюционной теорией. Так, на родине социал-дарвинизма — Англии — они соединялись с идеями мальтузианства и утилитаризма, господствовавшего в этике и политической экономии. В Германии социал-дарви- низм переплетался с идеями социализма, расово-антропологической и географической школой, а также пангерманизмом. Небезынтересно, что в США идеи социал-дарвинизма нашли свое отражение в традиционных ценностях личной свободы и частного предпринимательства с его идеологией «успеха», базирующейся на протестантской религиозной традиции.

В рамках социал-дарвинистской парадигмы были достигнуты важные научно-теоретические результаты. По-новому была осмыслена конфликтная модель социальных отношений, центр внимания которой был перемещен с глобальных обществ к конкретным социальным группам. Особо положительную роль сыграло осмысление через призму идей социал-дарвинизма такого необходимого для общества социального феномена как конкуренция. История наглядно показала, что общества, которые подавляют принцип конкуренции, неизбежно проигрывают в экономическом отношении.

Социал-дарвинистские идеи содержали в себе немало изъянов не только теоретического плана. С социальной и гуманистической точек зрения, внедряясь в сферу массового сознания и политической деятельности, они нередко служили обоснованием аморализма, беззакония, расового и социального превосходства. Само осмысление социальных конфликтов как «естественных и вечных» способствовало их оправданию и сохранению в общественных отношениях людей.

Одним из известных представителей социал-дарвинизма являлся австрийский социолог Людвиг Гумплович (1838—1909). Гумплович — теоретик права и государства, рассматривает общество исключительно с политической точки зрения. Его основные работы: «Раса и государство» (1875), «Расовая борьба» (1883), «Основы социологии» (1885),

«Социология и политика» (1892), а также «Социологическая идея государства» (1892).

По Гумпловичу, государство есть не что иное, как организация господства меньшинства над большинством, причем, с течением времени этнические группы заменяются социальными классами. В отличие от Спенсера, основным элементом общества Гумплович признает социальную группу, а не личность. По его мнению, так называемая «роль личностей в истории» сводится к роли марионеток, приводимых в движение интересами общественных групп. Более того, действия индивида не создают и не видоизменяют общественного уклада. Такое видоизменение может быть вызвано только общественным (социальным) фактором. Борьба социальных групп выступает основным и фатальным двигателем истории. Его идеи по некоторым аспектам напоминают марксистскую концепцию исторического развития. Однако это лишь внешнее сходство, и между марксизмом и взглядами Гумпловича существуют явные различия. Марксизм исходит из экономического принципа понимания общественной жизни и в качестве своего идеала рассматривает социалистическое устройство. У Гумпловича же преобладает политическая точка зрения, и он является противником не только социализма, но и правового государства. По его мнению, государство не может быть ничем иным, кроме как организацией господства меньшинства над большинством, а само право имеет значение лишь для упорядочения неравенства. Он вообще не допускал того, что когда-нибудь прекратится классовая борьба: для него она являлась естественным и основным законом. Немаловажным является и то, что он одним из первых пытался освободить социологию от изучения несоциальных причин развития общественных процессов, вводя идею «социального детерминизма», и его нельзя ставить на одну доску с авторами, переносящими биологический принцип «естественного отбора» и «борьбы за существование» в социологию. Вместе с тем, будучи пессимистически настроенным к перспективам исторического развития человечества, он пытался показать, что современный человек по сути своей остался таким же агрессивным дикарем, как и его далекий предок, а за оболочкой его культурных и социальных идеалов скрываются весьма низменные мотивы и импульсы1.

К социал-дарвинистам относят американских социологов А. Смолла (1854—1926)[1] [2] и У. Самнера (1840—1910). Наиболее известными работами данных авторов являются: «Общая социология» (1905) и «Обычаи» (1906).

Вкратце взгляды Смолла сводятся к следующему: чтобы существовать, люди должны постоянно приспосабливаться к природным условиям. Географическая среда и биологическая природа человека порождают определенные потребности, принимающие в общественной жизни форму интересов.

Понятие интереса, считал Смолл, играет в социологии такую же большую роль, как в физике понятие атома. По его мнению, интерес — это последний первичный момент, к которому мы можем свести человеческие действия. «Весь жизненный процесс, ... рассмотренный в его социальной фазе, — писал он — является в последнем счете процессом развития, приспособления и удовлетворения интересов».

Со свойственной почти всем социологам этого периода любовью к классификациям, Смолл подразделяет все интересы на шесть групп: к здоровью, благосостоянию, общению, познанию, красоте и справедливости. Комбинация этих интересов дает ключ к пониманию индивидуума. Он не противопоставлял понятия «индивид» и «общество» друг другу, а рассматривал их в тесной связи. Общество для него — необходимое условие деятельности индивидов, а личность — центр психологических импульсов, которые полностью осознаются только в обществе.

Социальное развитие, по Смоллу, совершается в непрерывной реакции между тремя главными факторами: природой, индивидом и учреждениями. Заимствовав у социал-дарвинизма идею конфликта интересов и зависимость общественного развития от природной среды, Смолл вместе с тем придает большое значение внутреннему психологическому миру человека, который он назвал «субъективной средой». Некоторые его идеи впоследствии получили развитие в теориях социальной психологии. С точки зрения развития социологии особенно важным является его убеждение, что социология должна давать практические рекомендации в форме «социальной технологии», призванной способствовать совершенствованию социальных институтов, ибо более совершенные институты (учреждения) дают и более совершенных индивидов. Как видим, концепция Смолла носит довольно эклектичный характер. Здесь наряду с социал-дарвинистской тенденцией присутствуют значительные элементы психологического подхода к пониманию характера общественной жизни.

По своим политическим взглядам Смолл был либералом. Он критиковал развитие монополистических тенденций в капитализме, призывал ограничить право наследования, выступал против громадных состояний, считал необходимым повысить роль трудящихся в экономике и политике и т.д. Хотя Смолл отнюдь не разделял многих идей философии марксизма, он чрезвычайно высоко оценивал К. Маркса и считал, что тот займет в общественной науке место, аналогичное тому, которое Галилей занимает в естествознании.

Наиболее влиятельным социал-дарвинистом в США был Уильям Самнер (1840—1910), который своеобразным образом синтезировал в своих трудах идеи протестантской этики и принцип естественного отбора. Наиболее ярко социал-дарвинизм Самнера проявился в сочинениях 70—90-х годов. Как считал Самнер, социальная эволюция происходит совершенно автоматически, независимо от воли и желания людей. Борьба за существование и выживание — естественный закон природы, который не только невозможно, но и не нужно изменять. Убеждая в естественности существующих порядков, Самнер доказывал, что капитализм — это «единственно здоровая экономическая система», а миллионеры — «продукт естественного отбора». Развитие индустриальной организации общества он объясняет развертыванием энергетического потенциала человека. Способ такого развертывания мыслится Самнером следующим образом: от природы человек наделен способностью к труду; посредством социализации и кооперации, которые являются формой социальной организации труда, человек повышает его эффективность, а эффективность труда, в свою очередь, рождает возможность накопления капитала и собственности. Формы организации труда и реализации его продуктов выступают историческим свидетельством степени рациональности человека и ее развитие ведет к увеличению общественного достояния. Вообще, Самнер исходит из рационалистического взгляда на историю и совершенствование общества рассматривает как результат развития рациональности.

Организационные формы общественной жизни он связывает с наличием у людей интересов, вокруг которых концентрируются массы и оформляют взаимный интерес в социальные институты. К важнейшим социальным институтам он относил: ассоциацию, правительство, классы, право, администрацию, государство, религию, брак и семью.

Каждый из институтов выполняет свои особые функции по отношению к индивиду и обществу. Однако Самнер уделял первостепенное значение двум формам общественных отноше- У. Самнер ний и институт018войне и анта

гонизму. Согласно его аргументации, именно войны и антагонизмы, которые неизбежны в человеческой истории, порождают осознанный интерес людей в регулировании взаимодействия, т.е. процессов, происходящих в самих социальных институтах. По Самнеру, индивид не может жить вне массы (различного рода объединениях) — массовость в то же время не может не порождать столкновения интересов. Разрешение противоречий идет параллельно прогрессу человеческой рациональности, которая создает более совершенные институциональные формы человеческих отношений.

Интересно определение Самнером общества, которое он понимает как «группы людей, живущих в совместном усилии победить в борьбе за самосохранение и выживание». Общество пребывает в борьбе, исход которой определен результативностью совместной активности.

Из всех институтов особый интерес для Самнера представляет институт собственности, в трактовке которого раскрыто типично американское понимание данного института, как института частной собственности, выступающего системообразующим элементом в социальном взаимодействии людей.

Здесь следует обратить внимание на два фактора.

Во-первых, Самнер рассматривает частную собственность как единственно возможную форму собственности!

Во-вторых, подчеркивает ее воспитательную и социализирующую роль по отношению к личности.

Само понятие «собственность» означает у Самнера институт, оформляющий интерес группы собственников, служащий для них мотивом отделения от остальной массы, т.е. несобственников. Как подчеркивал американский социолог, институт собственности существовал издавна, но правовое оформление он получил лишь с развитием цивилизации.

Вообще, в американской истории и сознании большинства американцев существует убеждение в позитивности института собственности. Американские социологи, с одной стороны, отражали эту национальную убежденность, с другой — активно способствовали ее укреплению. Можно сказать, что национальная идеология и психология развивалась таким образом, что в сознании людей не складывалось представления о полярности позиций собственника и несобственника, не складывалось «двух наций». В этом плане американские социологи в трактовке собственности выполняли свою идеологическую миссию и они во многом игнорировали обсуждаемые в Европе понятия общественной и коллективной собственности. США изначально формировались как страна индивидуалистов, где частная собственность определяла социальный характер личности, приоритеты активности, отношения между людьми, в том числе и с так называемыми «значимыми другими»1.

Важнейшая работа Самнера — «Обычаи» (1906) — во многом является контрастной его первым произведениям, хотя элементы социал- дарвинизма присутствуют и в ней. Этот труд сыграла важную роль в развитии социологии, ибо здесь предпринимается попытка дать объяснение происхождению и развитию некоторых важнейших групповых привычек и социальных форм жизни людей.

Каков ход его рассуждений? Руководствуясь инстинктами, человек в своей борьбе за существование методом проб и ошибок выработал определенные, наиболее целесообразные формы поведения. В результате повторения эти формы поведения закрепляются, порождая у индивидов привычки, а у социальных групп — обычаи. Причем обычаи складываются первоначально в сознании и поступках сильнейших членов группы, а затем, благодаря подражанию, распространяются на всю группу и становятся обязательными нормами группового поведения. Затем, освященные религиозными и иными табу, обычаи приобретают значение нравов, которые пронизывают весь образ мышления группы, подчиняя себе отдельного индивида.

Наиболее важные обычаи, лежащие в основе групповой солидарности, объективируются в общественных учреждениях (социальных институтах), имеющих не только теоретическую основу, но и определенную структуру, которая поддерживает идеи и дает средства (через аппарат) для претворения их в мир фактов и действий.

Можно сказать, что Самнер одним из первых в социологии поставил вопрос о происхождении и роли обычаев и других форм стандартизированного социального поведения. Правда, Спенсер и многие другие исследователи уделяли большое внимание обычаям и нравам различных обществ, но этот подход носил у них преимущественно генетический характер, в то время как Самнер задался целью выяснить их функциональные связи друг с другом и с социальной структурой. Он во многом заложил начало социологического анализа социальных норм и их роли в общественной жизни. Важное значение имела и его попытка изучения внутригрупповых и межгрупповых отношений в обеспечении конформизма в обществе.

Итак, последователи органистической (биолого-эволюционной) школы, обратившись к биологии, восприняли у нее понятие организма как функциональной системы, состоящей из дифференцированных единиц и имеющей определенную структуру. Однако сравнение общества с биологическим организмом, которое вначале применялось в качестве метода объяснения сложных процессов посредством более простых, нередко перерастало в отождествление с ним. Отождествление общества с организмом породило механическое перенесение на все человечество дарвинистского закона борьбы за существование[3].

Вопросы для самоконтроля

  • 1. Какие теоретические предпосылки способствовали появлению социологии как науки?
  • 2. Когда и кем был введен в научный лексикон термин «социология»?
  • 3. Какие принципы использовал О. Конт для классификации позитивных наук?
  • 4. Почему О. Конт считал социологию позитивной наукой?
  • 5. Какими науками Дж. Милль дополнил классификацию позитивных наук О. Конта?
  • 6. В чем особенность социологии Дж. Милля?
  • 7. Какие процессы необходимы для институциализации науки?
  • 8. Кто из французских социологов принимал активное участие в институциализации социологии?
  • 9. Какой формулой определил О. Конт единство социальной статики и социальной динамики?
  • 10. Какие стадии общественного прогресса выделял О. Конт?
  • 11. Основоположником какого направления в социологии считают Г. Спенсера?
  • 12. В какие группы Г. Спенсер объединил социальные институты?
  • 13. В чем заключается специфика подхода к анализу социальных процессов социал-дарвинистов?

  • [1] См. подробнее анализ идей Л. Гумпловича: М. М. Ковалевский. Соч. Т. 2. С. 93—122.
  • [2] Альбион Смолл был первым в США профессором социологии. Вместе с Л. Уордоми Ф. Гиддингсом он считается ученым, внесшим решающий вклад в дело нституцио-нального признания социологии в американских академических кругах. В 1905 г. онбыл одним из организаторов Американского социологического общества, а в 1912и 1913 гг. его президентом.
  • [3] Интересно, что в современную эпоху существуют тенденции биологизации социологической науки. Как пишет один из немецких исследователей: «Биологические категории и теории снова в центре внимания среди социальных теоретиков и их политической клиентуры... Различные школы биологического толка переносятся в социальныенауки... Речь идет, о угрозе свести в скором времени социологию к социобиологии, какэто было прежде». Вайнгардт П. Биология как социальная теория // Проблемы теоретической социологии. СПб., 1994. С. 87.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы