Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow ЗАПАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ В 2 Ч. ЧАСТЬ 1
Посмотреть оригинал

Эволюционно-психологическое направление в американской социологии

Становление социологии в США как самостоятельной области научного знания, имеющей свой предмет, свои задачи и методы исследования относится к 70—80 гг. XIX в. Социология в известном смысле явилась теоретическим выражением неудовлетворенности различных слоев американского общества существующим социальным устройством, и, как следствие, выразительницей идей его реформирования. В этом плане американская социология с первых шагов своего существования достаточно отчетливо выступила в роли «социального критика». Это происходило на фоне широких социально-экономических и политических процессов, проходивших под влиянием индустриализации страны, ее урбанизации и широких иммиграционных процессов.

Особенностью институционализации социологии в США являлось то, что здесь ее становление проходило при значительной поддержке политических и деловых кругов.

Важным обстоятельством быстрого внедрения социологии в систему высшего образования явилась ее реформа, которая сопровождалась секуляризацией образования. Ослабление позиций церкви в высших учебных заведениях во многом было связано с воздействием идей Ч. Дарвина. Лидерами американской социологии вплоть до 30-х годов XX в. были социологические факультеты в Чикагском и Колумбийском университетах, организованные соответственно в 1892 и 1894 гг. Именно их деятельность стимулировала распространение социологического образования в большинстве университетов и колледжах страны. Следует отметить, что к 1902 г. социология преподавалась в 169 высших учебных заведениях, а к 1909 г. — в 400.

Важным фактором, способствовавшим развитию научного знания, стало появление отраслевых социологических журналов, первый из которых — «Американский социологический журнал» — был создан в 1895 г. при Чикагском университете. Вплоть до 1922 г. он являлся единственным периодическим печатным органом социологов США. Его редактировал вплоть до своей кончины А. Смолл (1926), а в качестве «совещательных редакторов» состояли семь иностранных социологов (Э. Дюркгейм, А. Шеффле, Г. Зиммель и др.). В 1906 г. было основано Американское социологическое общество (АСО). Первым его президентом стал Лестер Уорд, первым вице-президентом — Уильям Самнер, а вторым — Франклин Гиддингс, что явилось отражением высокого авторитета ученых, заложивших основы американской социологии и ставших классиками еще при жизни. Среди первых президентов АСО, которые избирались ежегодно, были Л. Уорд, У. Самнер, Ф. Гиддингс и А. Смолл (в 1912—1913 гг.).

Основателем психологического эволюционизма в американской социологии считается Лестер Фрэнк Уорд (1841—1913). Его перу принадлежат «Динамическая социология» (1883), «Психологические факторы цивилизации» (1897), «Очерки социологии» (1901). Уорд принимал многие положения Конта и Спенсера, вместе с тем отвергая свойственный Спенсеру биологизм и взгляд на развитие общества как на чисто естественный процесс.

Как считал Уорд, социальная эволюция у Спенсера есть, по существу дела, эволюция безличная, она выступает как саморазвитие общества, в котором для сознательной и целесообразной деятельности людей как бы совершенно нет места. Он критикует его за то, что в его понимании эволюция является процессом чисто генетическим, будто в истории общества все делается силой одной природы и ничего не производится человеком. Уорд отрицательно относится к идее Спенсера и его попытке проводить постоянные аналогии между обществом и организмом. В целом идею биолого-эволюционной школы американский социолог называет не только теоретически ложной, но и практически вредной. Ее основательная критика дана в его большом труде, полное название которого: «Динамическая социология, или прикладная социальная наука, основанная на статистической социологии и на менее сложных науках».

Уорд полагал, что в основу социологии должны быть положены принципы психологии, а не биологии, и сосредоточил свое внимание на изучении психологических механизмов общественной жизни. По Уорду, с возникновением человека первоначально единая эволюция раздваивается и спонтанное развитие стихийных сил, которое он называл генезисом, дополняется осознанными действиями человека, преследующего определенные цели. Эту сознательную сторону эволюции Уорд называет «телезисом». Таким образом Уорд проводит грань между «естественным» прогрессом, обусловленным слепым действием всеобщих законов эволюции, и прогрессом «искусственным», связанным с активной деятельностью людей. Интерес к активной, субъективной стороне исторического развития заставляет его анализировать сущность психологических мотивов, которые приводят в движение общество. Первичной социальной силой, по Уорду, являются желания, в частности голод и жажда, связанные с поддержанием жизни вида, а также сексуальные стремления, обеспечивающие продолжение рода. На базе первичных потребностей формируются более сложные интеллектуальные, моральные и эстетические потребности, реализация которых в творческой деятельности человека и обеспечивает развитие общества.

Причем Уорд придавал чувствам, как фактору социального развития, большее значение, чем разуму. «Все великие движения в истории — писал он — предваряются и сопровождаются прежде всего сильными чувствами». Именно те люди, по Уорду, чувства которых были наиболее сильными, оказывали величайшее влияние на образ жизни и характер общества. Как он заключает, «чистого интеллекта никогда не бывает достаточно, чтобы сдвинуть с места большинство».

Рассматривая желания материального порядка, он считал труд неестественной и тягостной обязанностью, обусловленной только внешней необходимостью. Хотя собственность и стремление к обогащению, несмотря на их отрицательные последствия, казались ему неизменными стимулами общественного развития, поскольку они связаны с имманентным (то есть внутренне присущим) человеческому сознанию эгоизмом, а конкуренция — естественным законом развития. Вместе с тем в понимании такого социального феномена как конкуренция Уорд отказывается от тезиса Спенсера об аналогии явлений естественного отбора и социальной конкуренции. По Уорду, эти два процесса сходны лишь по своим результатам, т.е. выживают наиболее приспособленные особи и сильные виды, но они различны по механизму. Дело в том, что в социальной конкуренции преодолевается животный эгоизм индивида и решающей силой становится интеллект, на базе которого формируются более сложные человеческие потребности. В этом плане интеллект является у Уорда решающей силой и неотъемлемым фактором социальности. Приспособляемость животного не знает цели, а интеллект в целеполагании строит свои отношения со средой, обеспечивая свое выживание. Целеполагание в свою очередь предполагает расчет. Как считал американский мыслитель, на определенном историческом этапе именно расчет диктует возникновение особой формы социальной конкуренции, а именно — конкуренции корпораций, где достижение индивидуальной выгоды носит общественный, регулируемый характер. Социальная конкуренция, по Уорду, не является более стихийным соревнованием, простым столкновением индивидов, ибо корпорация — это продукт расчета, развивающаяся на основе социальной регуляции и организации. В ходе регулируемой социальной конкуренции осуществляется достижение общественно значимых целей.

Нельзя не заметить, что наряду с провозглашением преимуществ регуляции в отношении социальной конкуренции, Уордом проводилась мысль и об изменении понимания индивидуализма. Дело в том, что Уорд, акцентируя внимание на социальной регуляции конкуренции, тем самым создает предпосылку для понимания единства развития корпоративности в общественных отношениях и развертывания личностной индивидуальности. Развитие социальной конкуренции, конкуренции групп, по логике Уорда, ведет к прогрессу, связанному с совершенствованием человеческих способностей. Вообще, по Уорду, «свободная конкуренция возможна только при социальной регуляции». Если рассмотреть его концепцию с точки зрения спенсеровского позитивизма, то Уорд, восприняв логику натурализма как образец научного познания, тем не менее не согласился с фатализмом естественнонаучного объяснения законов развития общества. Он предложил идею улучшения общества, идею мелиоризма[1]. Этим он отличается от бесстрастного натуралиста Спенсера.

В качестве важнейшего компонента общественной жизни Уорд рассматривал государство, которое возникает наряду с такими социальными институтами как классы, право и т.д. из борьбы рас. Считая, что различие между производителями (рабочими) и непроизводителями (капиталистами) образует наиболее важное социальное структурирование в обществе, Уорд поддерживал профсоюзное движение, симпатизировал пролетариату и выступал за равенство классов. Вообще, как и многие американские социологи того времени, Уорд «наполнял» социологию гуманистическим содержанием и выступал с позиций социального реформирования общества. Он считал необходимым широкое вмешательство государства в жизнь общества и видел в государстве инструмент социального регулирования, с помощью которого можно преодолеть отрицательные стороны капиталистического развития. Вместе с тем он негативно относился к социализму и социально- политической доктрине К. Маркса. Его теоретическая база социального реформизма выступала в известной степени продолжением социокра- тических идей О. Конта. Он возлагал надежды на «коллективный разум» общества, который должен с помощью социальных наук направлять ход общественного развития. Уорд в этой связи широко популяризировал социологию и подчеркивал значение осуществляемых социологами научных исследований для будущего процветания человечества. Его идеи получили свое дальнейшее развитие в работах Франклина Генри Гиддингса (1855—1931).

За долгую научную деятельность (его первая книга — «Принципы социологии» вышла в свет в 1896 г. (русск. пер. — «Основания социологии» СПб., 1898), а последняя, изданная посмертно, — «Цивилизация и общество» — в 1932 г.) взгляды Гиддингса претерпели значительную эволюцию. Он своеобразным способом охватил психологический подход к исследованию общества, анализировал социальную структуру общества, дал широкий анализ социальных процессов и общественных изменений, а также использовал в своей научной деятельности как качественные, так и количественные методы обработки социальной информации.

В американской социологической литературе отмечается: «Странно, что в наши дни мало кто из социологов ссылается на труды Гиддингса, и можно с достоверностью предположить, что к его книгам редко обращаются. Все же он остается фигурой первостепенного значения в переходный период, а также наиболее недооцениваемым американским социологом...»1 В свете развития социологии достижением Гиддингса считают то, что он сделал социологию строго социальной наукой, показав природу взаимосвязей: социальной структуры, социального процесса, социальных сил и субъективных аспектов социальных явлений[2] [3].

Гиддингс близок к Конту в том, что касается методологии познания, ибо, по его мнению, социология — это «наука, которая стремится понять общество в его целом и пытается объяснить его посредством космических законов и причин»[4].

Общество, как он считал, есть организация, отчасти создание бессознательной (физической) эволюции, отчасти — результат сознательного плана. Следовательно социология «должна соединить в себе как субъективное (психическое), так и объективное объяснения.

Признавая, что социальная жизнь состоит из материальных и психических явлений, существующих нераздельно и в зависимости друг от друга, в психической стороне общественных явлений Гиддингс ставит на первый план волевые процессы коллективного характера.

Подобно Тарду он пытается найти исходный принцип, на основе которого можно построить всеохватывающую социологическую теорию, поскольку, как он считал, «социология является общей наукой», а «общая наука есть... наука об элементах и первых началах». В качестве такого исходного принципа, первичного элемента, на котором он строит свою концепцию, выступает понятие «коллективного сознания рода» и здесь можно провести ряд параллелей с исходным понятием

Э. Дюркгейма «коллективное сознание».

«Сознание рода» — «первичный и элементарный» социальный факт. «Под этими словами, — пояснял он, — я подразумеваю такое состояние сознания, в котором всякое существо, какое бы место оно ни занимало, признает другое сознательное существо принадлежащим к одному роду с собою». «Сознание рода», или «социальный разум», существует в сознании целого сообщества индивидов, и оно больше любого индивидуального сознания. По Гиддингсу, «социальное сознание есть ни что иное, как чувство и мысль, возникающая в одно и то же время во всех индивидах и распространяющаяся от одного к другому по всему собранию или обществу». Он подчеркивал, что социальный разум есть явление, обнаруживающееся во взаимодействии многих индивидуальных разумов. Причем они воздействуют друг на друга так, что «одновременно чувствуют одинаковое ощущение или эмоцию и приходят к одинаковому суждению или согласованному действию»1. Продуктами социального разума являются общественное мнение и традиции, коллективные настроения и желания, социальные оценки и ценности.

Все это согласуется с его пониманием роли волевых процессов в социальном развитии, которое происходит сначала в силу чисто внешних условий, а затем возникает «сознание рода» и начинается волевой процесс. Социолог, подчеркивал Гиддингс, на каждом шагу встречается с волевыми явлениями и «это — центральные точки, около которых группируются все другие фазы общественного изменения». «Волевые акты, — добавляет Гиддингс, — уже поэтому могут быть причинами, что сами являются следствиями, то есть входят в состав причинных рядов, порождающих общественные изменения».

Подобно своему соотечественнику Л. Уорду, Гиддингс в своей теории познания исходит из того, что спенсеровская социология сформулировала прежде всего «физическую философию общества», дала чисто «физическое», «объективное объяснение» и оно должно быть дополнено «объяснением субъективным». По его словам, социология должна объяснять свой предмет с одной стороны фактами сознания, с другой — некоторым физическим принципом. Причем «субъективный и объективный процессы должны быть неразлучными».

Физической основой естественного общества он признает объединение индивидуумов как результат действия чисто внешних физических причин. Но это у него только простая основа — истинное объединение (ассоциация) есть процесс психический, в котором центральную роль играет взаимодействие между индивидами.

Факторами социальной интеграции индивидуальных желаний Гид- дингс считает подражание и симпатию. Начало настоящего человеческого общества он относит к тому моменту, когда созданное этими факторами общественное сознание и традиции достигают такого развития, что начинают существовать не только объективно, как привычные явления общества, но и субъективно — в мыслях, чувствах и намерениях отдельных членов общества. Когда общество существует в идеях — идея начинает оказывать свое «воздействие на объективные отношения. Более того, идея общества, являвшаяся первоначально простым восприятием, становится идеалом, который люди стремятся осуществить в своей жизни». В представлении Гиддингса общество стремится к «этическому типу», как наиболее высокой и прочной форме.

Как отмечал Н. Кареев, анализировавший социологическую концепцию Гиддингса, его взгляды весьма сильно напоминают русскую «субъективную социологию» с ее интересом к психологии и этическим моментам, с ее интересом к человеческой личности, столь слабо обнаруживаемым у представителей всякой объективной социологии1.

Гиддингс пытался анализировать и социальную структуру общества, в которой выделял три класса:

  • 1) «жизненные классы», или демографические, которые различались по темпам смертности и рождаемости;
  • 2) «классы личностей», различающиеся по степени одаренности (гении, таланты, нормальные люди, уроды);
  • 3) «социальные классы».

Эта последняя группа характеризуется степенью развития у индивидов «сознания рода» и разделяется им на четыре типа: во-первых, «социальный класс», состоящий из людей, активно защищающих и улучшающих существующий общественный строй; во-вторых, «несоциальный класс», состоящий из тех, кто тяготеет к узкому индивидуализму и равнодушен к общественным делам; в-третьих, «псевдосоциальный класс», состоящий из бедняков, стремящихся жить за счет общества; наконец, «антисоциальный класс», состоящий из инстинктивных и привычных преступников, у которых почти исчезло сознание рода и которые ненавидят общество и все его учреждения[5] [6].

Изучение социальной структуры связано Гиддингсом с вопросом о социальном устройстве общества, которое задает режим функционирования социальному организму, т.е. речь идет о социальных институтах и других организационных структурах, посредством которых люди удовлетворяют различные потребности и осуществляют свои цели. В отношении оценки и перспектив общественного развития Гиддингс, как и его соотечественник Уорд, стоял на позициях умеренного реформизма и рассматривал государство как силу, способную действовать в интересах всего общества.

В более поздний период своей научной деятельности под влиянием бихевиоризма Гиддингс пытался подвести под социологическую теорию фундамент статистического метода исследования, оказав заметное влияние на формирование эмпирической социологии в США. Согласно новым методологическим предпосылкам наука должна описывать только непосредственно наблюдаемое. Отсюда — основной постулат бихевиоризма: психология должна изучать поведение, а не сознание, поскольку последнее в принципе не наблюдаемо.

В радикальной форме бихевиоризм сводил общественные явления и процессы к взаимодействию между стимулами, действующими на человеческий организм, и реакциями организма. Классическая форма бихевиоризма достигла расцвета в 20-е годы. На этот период приходится пик влияния бихевиоризма на идеи и методы социологии. Впоследствии, по мере обнаружения его недостатков, связанных с упрощенным пониманием психики человека и его поведения, бихевиоризм стал терять свою популярность. Вместе с тем различные теории социального бихевиоризма в США имеют глубокие традиции и составляют важный компонент американской социологии в целом1.

Важная роль в развитии психологической концепции в социологии принадлежит Чарльзу Хортону Кули (1864—1929). Основные работы Кули: «Человеческая природа и социальный порядок» (1902), «Социальная организация» (1909), «Социальный процесс» (1918), «Социологическая теория и социальное исследование» (1930)[7] [8]. Кули считают прямым предшественником символического интеракционизма. В американской социологии он был первым, кто выступил против инстинктивистских и других теорий натуралистического толка как основы объяснения социального поведения. Он исходил из признания изначального единства личности и общества. По его мнению, «личность» и «общество» — не две разные сущности, а разные аспекты изучения живого процесса человеческого взаимодействия, который можно рассматривать либо со стороны личности, ее самосознания, динамики социального «Я», либо со стороны общественных институтов[9]. В истории социологии Кули в основном известен как основоположник теории «первичных групп» и теории «зеркального Я».

Ч. Кули, как и его соотечественники Л. Уорд и Ф. Гиддингс, находился под влиянием спенсеровского органицизма и эволюционизма. Хотя это влияние носило скорее общемировоззренческий характер, выражавший представление о единстве и взаимосвязи органической и социальной эволюции.

На этой основе Кули строил свои представления о природе человека и специфике социального познания общественной жизни.

Говоря о человеческой природе, он характеризовал ее с двух сторон. Во-первых, с биологической точки зрения, с которой природа человека представляет набор «бесформенных импульсов и способностей», передаваемых посредством механизмов наследственности. Эта биологическая природа, по Кули, являлась определяющей на ранних стадиях развития человека и сейчас не играет решаю- Ч X Кули щей Роли- Во-вторых, под природой

человека понимается его социальная природа, которая вырабатывается в человеке при помощи простых форм интимного взаимодействия, или первичных групп, особенно семейных и соседских, которые существуют везде и всегда и воздействуют на индивида одинаково. Эта социальная природа представляет собой некоторый общий для всего человечества комплекс социальных чувств, установок, моральных норм, составляющий универсальную духовную среду человеческой деятельности. С этими идеями Кули и вошел в историю социологической мысли. Именно о них и стоит поговорить несколько подробнее, в частности, о том, что связывал Кули с понятием «первичной группы».

Он писал, что «под первичными группами я подразумеваю группы, характеризующиеся тесными, непосредственными связями и сотрудничеством». Поясняя свою мысль, он подчеркивал, что они (группы) первичны в нескольких смыслах, но главным образом из-за того, что являются фундаментом для формирования социальной природы и идеалов индивида. Их влияние приводит к тому, что они способствуют слиянию индивидов в некое общее целое и даже тому, что самость индивида во многих отношениях оказывается общей жизнью и целью группы и формируют некое «мы».

Наиболее важными, хотя и не единственными сферами этой тесной связи и сотрудничества, у Кули выступают семья, игровые группы детей, соседи и общинная группа старших. Эти группы практически универсальные и присущи всем временам и составляют основу всего универсального в человеческой природе и в человеческих идеалах.

Давая характеристику и определяя роль каждой из названных групп в деле социализации, он особое внимание уделяет соседской группе. Она, по словам Кули, после образования постоянных поселений на земле вплоть до появления современных индустриальных городов играла главную роль «в первозданном, сердечном общежитии людей». Для некоторых стран сельская община во многих отношениях осталась таковой и в настоящее время. И здесь в качестве примера он приводит Россию, где «самоуправляющая сельская группа является главной сценой жизни наряду с семьей для 50 млн крестьян».

В то же время он с сожалением говорит, что наша собственная близость с соседями была нарушена в результате роста запутанной сети более широких контактов, которая оставляет нас чужаками даже для людей, живущих в том же доме, что и мы. Проблема рационализации общественной жизни и отчуждения от людей получила свое всестороннее обсуждение в истории социологии, особенно немецкой: у Ф. Тенниса, Г. Зиммеля, М. Вебера. Констатируя, что современная жизнь ослабляет нашу экономическую и духовную общность с нашими соседями, Кули в то же время не берется однозначно оценивать этот процесс ни с положительной, ни с отрицательной точек зрения. Вместе с тем, отмечая, что в современной обществе люди, хотя и слабо связаны местом проживания, весьма легко создают различного рода клубы, братства и т.д., которые основаны на сходстве занятий и могут привести к реальной близости людей.

Характеризуя далее первичные группы, Кули отмечает, что они по своему характеру и своему основному назначению не изменяются в такой степени как более сложные социальные образования. С другой стороны, первичные группы «не являются независимыми от более широких общественных отношений и общества в целом и в определенной степени отражают его дух». В качестве примера он приводит немецкую семью и школу, которые, по его мнению, довольно отчетливо несут на себе печать немецкого милитаризма.

Идея, которую проводит Кули относительно первичных групп, состоит в том, что человеческая природа не есть нечто такое, что «существует отдельно в индивиде, но есть групповая природа или первичная фаза общества, относительно простое и всеобщее условие социального сознания».

На этой основе Кули строил свои представления не только о природе человека, но и о специфике социального познания социальной реальности, которое развивается из контактов с сознанием других людей, через коммуникацию, позволяющую нам понимать их и разделять их чувства и мысли и вызывать определенную симпатию. Понятие «симпатия» играет важную роль в понимании Кули процесса социального познания и трактовке социальной реальности. Он писал, что «симпатия индивида в целом отражает социальный порядок, в котором он живет... Каждая группа, в которой участвует индивид... живет в его симпатии, так что его сознание представляет собой микрокосмос, соответствующий той части общества, к которой индивид действительно принадлежит». Исходя из этого, Кули формирует специфическую концепцию социальной реальности. Социальная реальность состоит у него прежде всего из непосредственных (личностных) социальных отношений. Поясняя свою точку зрения, он отмечал: «Мое взаимодействие с вами состоит в отношении между моим представлением о вас и моим самосознанием. Если в вас имеется нечто, не включенное в мое представление о вас..., то это нечто в нашем взаимодействии не имеет никакой социальной реальности. Непосредственная социальная реальность есть идея личности». В развитии этой мысли он подчеркивал, что «общество в его непосредственном аспекте есть отношения между идеями личностей». Ключ к пониманию этой сугубо идеалистической концепции социальной реальности лежит в его идее зеркального «Я». Смысл этой идеи заключается в том, что первичными фактами общественной жизни (общества) являются представления, которые люди имеют друг о друге, а личность — это сумма психических реакций человека на мнения окружающих людей. Другими словами, в наших представлениях о самих себе огромную роль играет то, как нас видят (оценивают) другие.

Идея человека о самом себе, его самосознание, по Кули, включает три главных элемента:

  • 1) представление о том, каким я кажусь другому лицу;
  • 2) представление об оценке, которую другой дает этой моей «кажимости»;
  • 3) некоторое чувство «Я» вроде гордости или унижения.

Другими словами, мы смотримся в представления других о нас

самих, как в зеркало, и судим о самих себе по этому отражению. Как подчеркивает Кули, особенно важную роль такой процесс играет в раннем развитии ребенка, когда именно через восприятия и реакции других формируются его идеи и представления о самом себе. Затем это выливается в стабильную концепцию собственной личности.

Следует отметить, что в понимании Кули социальной реальности, его теории зеркального «Я» содержались идеи, которые определили многие направления развития социальной психологии, а именно: теорию социализации, ролевую теорию личности, социологию малых групп, т.е. всего того, что связано с созданием микросоциологических концепций, получивших несколько детальную разработку в трудах теоретиков символического интеракционизма[10].

Акцентируя внимание на социальной ситуации, обусловленной процессами индустриализации и урбанизации, пагубно влияющих на первичные группы и приводящих к распаду социальных связей людей, он закладывал «культуркритическую» традицию в социологии, суть которой заключается в неприятии «рационалистической современности».

Как считается, методология научного познания социальной реальности у Кули является субъективистской, поскольку социальное взаимодействие, в ходе которого формируется личность, им практически сводится лишь к процессу межличностного общения, исключая из него предметную деятельность (труд) и отношение к макросоциальной системе.

Концепция Кули оказала большое влияние на развитие социологической теории как в США, так и в Европе.

В заключение следует отметить, что психологическое направление было шагом вперед как в логико-методологическом плане, связанном с пониманием и исследованием феномена «социальная реальность», так и в построении теоретической концепции общественного развития. В отличие от биологизаторских тенденций органической школы, представители психологического направления видели в усложнении форм общественной жизни результат развития сознательного начала, «направленной эволюции», то есть разумного управления социальными процессами. Высшая, собственно человеческая ступень эволюции характеризовалась не действием «слепых сил природы», а проявлением идеальной цели. Более того, будущее человечества связывалось с преодолением индивидуального целеполагания, с его переходом к «коллективному телезису», носителем которого выступает государство, обеспечивающее сознательную кооперацию индивидов. В недрах этой школы зарождались многие идеи эмпирической социологии, методы и техника проведения социологических исследований, без чего немыслимо существование современной социологии.

Психологическая социология привлекла большое внимание к исследованию таких проблем как общественное мнение, специфика коллективной (социальной) психологии, ее связь с индивидуальной психологией, соотношение рационального и эмоционального моментов в общественной жизни, формирование социального самосознания индивида и группы и ряд других.

Однако сведение предмета социологии только к психологическим (социально-психологическим) аспектам взаимодействия оставляет в тени многие общественные отношения и процессы, их структуру и динамику, институциональный срез общества. Многие аспекты социальной действительности, происхождение тех или иных социальных институтов и их функционирование нельзя свести к отдельным актам человеческой психики или феноменам психологического взаимодействия.

Вопросы для самоконтроля

  • 1. Как Г. Тард определял общество?
  • 2. В чем, по мнению Г. Тарда, отличие социальной психологии от индивидуальной?
  • 3. Посредством какого социально-психологического феномена Г. Тард объяснял процессы функционирования общества?
  • 4. Какие эмпирические методы социологического исследования были предложены Г. Тардом?
  • 5. Какое определение толпы было дано Г. Тардом?
  • 6. Чем, с точки зрения Г. Лебона, опасен массовый психоз?
  • 7. Что Г. Лебон считал критерием развитости народа?
  • 8. Что, по мнению Л. Уорда, должно составлять основу социологии?
  • 9. Каково отношение Л. Уорда к труду?
  • 10. Что, по мнению Л. Уорда, приводит к прогрессу общества?
  • 11. Что для Ф. Гиддингса является первичным элементом социологического изучения общества?
  • 12. Какие факторы, по мнению Ф. Гиддингса, определяют социальную интеграцию?
  • 13. Против каких социологических теорий выступал Ч. Кули?
  • 14. Какие социологические понятия были предложены Ч. Кули?

  • [1] См.: Баразгова Е. С. Американская социология. Традиции и современность. Курслекций. Екатеринбург, 1997. С. 17—18.
  • [2] Беккер Г., Босков А. Современная социологическая теория. М., 1961. С. 30.
  • [3] Там же. С. 31.
  • [4] Гиддингс Ф. Основания социологии. М., 1898. С. 17.
  • [5] Кареев Н. Введение в изучение социологии. 2-е изд. СПб., 1907. С. 361.
  • [6] Гиддингс Ф. Основания социологии. М., 1898. С. 136—137.
  • [7] См.: Современная американская социология. М., 1994. С. 94—132.
  • [8] На русском языке есть только отдельные выдержки из его работ. См.: Американская социологическая мысль. Тексты.
  • [9] История социологии в Западной Европе и США. М., 1999. С. 72; а также: Историятеоретической социологии. Т. 3. М., 1998. С. 270—273.
  • [10] См.: Ч. Кули. Первичные группы // Американская социологическая мысль. С. 316,335.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы