Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow ЗАПАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ В 2 Ч. ЧАСТЬ 1
Посмотреть оригинал

Теоретические и мировоззренческие основания социологии Э. Дюркгейма

Из наиболее удаленных во времени интеллектуальных предшественников Э. Дюркгейма следует назвать трех его соотечественников: Р. Декарта, Ш. Монтескье и Ж. Руссо.

Дюркгейм был убежденным рационалистом, а рационализм следует рассматривать как французскую национальную традицию, восходящую к Р. Декарту (1596—1650). В этом отношении работа Дюркгейма «Правила социологического метода», являющаяся своего рода методологическим «манифестом» дюркгеймовской социологии, в значительной степени созвучна с трудом Декарта «Рассуждения о методе». Обе работы объединяет одна и та же цель: найти рациональные принципы и приемы, позволяющие исследователю выяснить истину независимо от общепринятых мнений и всякого рода общественных предрассудков. Дюркгейм считал Шарля Монтескье главным предшественником научной социологии. Поскольку именно Монтескье во многом обосновал возможность существования социальной науки и, в частности, идеи, связанной с принципом детерминизма и внутренней законосообразности развития социальных явлений, а также сочетания описания (эмпирического рассмотрения) и рационального (теоретического) объяснения явлений. В качестве предшественника социологии Дюркгейм рассматривал и Ж.-Ж. Руссо, особенно в связи с его понятиями общей воли и общественного договора.

Из непосредственных предшественников Дюркгейма следует назвать А. де Сен-Симона и, конечно, его ученика и последователя О. Конта, которого он называл «отцом» социологии и подчеркивал преемственную связь между своими и контовскими идеями. Дюркгейм руководствовался идеалом позитивной социальной науки, сформулированным

О. Контом, вслед за которым рассматривал естественные науки как образец построения социальной науки.

Будучи духовным преемником Конта, Э. Дюркгейм разделял далеко не все его воззрения. Он отвергал закон трех стадий интеллектуального и социального развития (эволюции), который Конт считал своим главным достижением. Кроме того, в противовес своему предшественнику, провозгласившему отказ от причинности в научном объяснении и замену вопроса «почему» вопросом «как», Дюркгейм упорно искал причины социальных явлений. «Социология, — писал он, — ...требует признания, что к социальным явлениям применим принцип причинности»1. Причем принцип причинности он рассматривал не как непреложный постулат разума, а как постулат эмпирический, результат правомерной индукции.

Хотя социология Дюркгейма в целом была направлена против биологических, также как и психологических интерпретаций социальной жизни, он испытывал несомненное влияние биоорганического направления в социологии, и прежде всего Г. Спенсера, хотя влияние это двойственно. С одной стороны, многие свои концепции Дюркгейм разрабатывал в полемике с идеями Г. Спенсера. Например, индивидуализму Спенсера противопоставлялась идея «коллективности», примата общества над личностью и т.д. С другой стороны, в исследованиях Дюрк- гейма отчетливо фиксируется восприятие определенных идей Спенсера. Это, прежде всего, относится к структурно-функциональному методу социологии Дюркгейма, то есть анализу общества как органического целого, в котором каждый институт играет определенную функциональную роль, а также к эволюционистской стороне его теорий. Тенденция Дюркгейма использовать «элементарные формы» как модель понимания развитых общественных структур, а также известная этнографическая ориентация его социологии в значительной степени созвучна подходу Спенсера.

Мимо внимания Э. Дюркгейма не могли ускользнуть и идеи К. Маркса, ибо на рубеже XIX—XX вв. популярность его взглядов была столь велика, что все социальные мыслители, так или иначе, обращались к марксизму. Дюркгейм был знаком с работами Маркса, но отрицал его влияние на свои исследования и интерпретировал Маркса в духе экономического редукционизма, сводящего всю жизнедеятельность общества к экономическому фактору. Его отношение к марксизму, теории экономического детерминизма К. Маркса достаточно четко было высказано в рецензии на книгу известного итальянского марксиста А. Лабриолы «Очерки материалистического понимания истории» (1897).

Как отмечает Дюркгейм, анализируя данную работу, «метод экономического материализма применим к истории в целом». Причем, он считает «плодотворной идею о том, что социальная жизнь должна объясняться не теорией, которую создают о ней те, кто в ней участвует, но глубокими причинами, ускользающими от сознания; и мы тоже думаем, что эти причины следует искать главным образом в способе, которым сгруппированы ассоциированные индивиды. Нам представляется даже, — пишет Дюркгейм, — что при этом и только при этом условии может стать наукой история и, следовательно, может существовать социология»1.

Вместе с тем Дюркгейм дистанцируется от концепции марксизма, которая из роли экономического фактора в жизни общества выводит теорию классовой борьбы и делает вывод о неизбежности социалистической революции. Как подчеркивает Дюркгейм, «мы не видим никакого основания связывать эту точку зрения (то есть роль экономического фактора в истории — Примечание научного редактора) с социалистическим движением, от которого она совершенно не зависит». Продолжая свою мысль, он прямо заявляет, что «...не в состоянии понять, какую роль в разработке или в развитии этой идеи смог сыграть грустный факт конфликта между классами». Согласно Дюркгейму, «между доктриной экономического материализма» и социализмом «нет никакой взаимосвязи»[1] [2]. Второй момент его несогласия с концепцией марксизма заключается в оценке той роли, которая придается экономическому фактору в социально-историческом развитии особенно последователями К. Маркса. Безусловно, вульгаризация марксистского положения о роли экономического фактора была налицо, причем не только у последователей, но и у оппонентов К. Маркса. Не избежал в этом плане вульгаризации и Э. Дюркгейм. Неудивительно, что у него практически ставится знак равенства между «индустриальной техникой» и «экономическим фактором», чего К. Маркс никогда не делал.

В этой связи стоит привести дословное высказывание Дюркгейма. Он пишет так: «...Насколько нам представляется истинным, то, что причины социальных явлений следует искать за пределами индивидуальных представлений, настолько нам представляется ложным, что эти причины сводятся, в конечном счете, к состоянию индустриальной техники и что экономический фактор — движущая сила прогресса»1.

Совершенно в духе правоверного позитивиста Дюркгейм считает, что эта концепция не доказана адекватным образом, что в ее доказательстве не использовались столь же изощренные и сложные методы, которые используются в науках о природе, а именно: разного рода наблюдения, опыты, тщательные сравнения. В этом аргументе не только сила, но и слабость той методологии, на которой базировалась социология Дюркгейма и которой было отказано в праве на истину именно из-за абсолютизации естественнонаучного метода в подходе к истории.

Другой момент, который следует отметить, связан с акцентированием внимания на роли религиозного фактора в историческом развитии общества. Дюркгейм пишет: «Все большее число социологов и историков сходятся в том, что религия — наиболее первобытное из всех социальных явлений. Именно из нее путем последовательной трансформации возникали все другие проявления интеллектуальной деятельности; право, мораль, искусство, наука, политические формы и т.д.».

Религия, по Дюркгейму, носит «избыточный и всеохватывающий характер» и она не может быть следствием экономического фактора. «И разве невероятно, — спрашивает он, — что, наоборот, экономика зависит от религии гораздо больше, чем последняя от первой?»

По-видимому, чувствуя определенный «перебор» как в критике экономического фактора, так и в абсолютизации роли религии Дюркгейм мудро заканчивает эту дискуссию на том, что «не следует, впрочем, доводить изложенные идеи до крайности, в которой они утрачивают какую бы то ни было истинность»[3] [4].

Критикуя марксистскую концепцию социализма, Дюркгейм в то же время проявлял значительный интерес к социализму. Он изучал его историю, был дружен с виднейшим французским социалистом Ж. Жоресом (1854—1914). В 1895—1896 гг., будучи профессором университета г. Бордо, он прочитал спецкурс о социализме. Изданы серии курсов лекций Дюркгейма: «Социализм» (1928), курс под названием «Лекции по социологии. Физика нравов и права», и, наконец, лекции по воспитанию и проблемам педагогики. Они дают достаточное представление о политических идеях Дюркгейма и, в частности, его понимании социализма.

Как отмечает Р. Арон в своем исследовании, посвященном Дюрк- гейму, примерно в 1885—1895 гг. дюркгеймовская концепция социализма была важным слагаемым политического сознания интеллектуальных кругов левых сил во Франции. «Хотя в определенном смысле он социалист (я бы охотно сказал, что он истинный социалист, согласно его определению этого понятия), но он не марксист», — пишет о Дюрк- гейме Р. Арон[5]. Он, по мнению Арона, даже противодействует марксистскому учению в том виде, как оно обыкновенно интерпретируется. Прежде всего, Дюркгейм не верит в плодотворность насильственных мер и отказывается рассматривать классовую борьбу, в особенности конфликты между рабочими и предпринимателями, как существенную черту современного общества, тем более как движущую силу исторического процесса. Для Дюркгейма, как и для Конта, конфликты между рабочими и предпринимателями служат доказательством плохой организации или частичной аномалией современного общества, которая должна быть исправлена.

Социальная проблема для Дюркгейма не столько экономическая, сколько моральная, и в этом вопросе он очень далек от марксистского понимания социализма. Сущность социализма Дюркгейм усматривает не в отношении к собственности и даже не в планировании. Социализм Дюркгейма — это, по сути дела, «социализм»» Конта, который резюмировал его в двух ключевых словах: организация и морализация. Социализм представляет собой лучшую, то есть более осознанную организацию коллективной жизни, цель и следствие которой — интеграция индивидов в социальных общностях, наделенных моральным авторитетом и поэтому способных выполнять воспитательную функцию.

Дюркгейму было присуще широкое толкование социализма, и он считал, что для его понимания нужно исследовать все его разновидности. Он определял социализм следующим образом: «Социализм — это тенденция к быстрому или постепенному переходу экономических функций из диффузного состояния, в котором они находятся, к организованному состоянию. Это, также можно сказать, стремление к более или менее полной социализации экономических сил».

Отмечая теоретические предпосылки, обусловившие взгляды Дюркгейма, безусловно, следует сказать о влиянии И. Канта и кантианства. В данном случае речь идет, прежде всего, о роли морали и нравственном долге, которые выступают важнейшей составляющей его социологической концепции и научной деятельности.

Дюркгейм не считал, что социология как наука уже сформировалась и концепции его предшественников (в частности, Конта) представлялись ему слишком общими и схематичными, в которых содержались лишь предпосылки к формированию социологии — науки, которая должна иметь собственный предмет исследования и специфические методы познания. Выполнение этих задач во многом связано с его работой «Метод социологии».

  • [1] Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение. М., 1995. С. 203.
  • [2] Там же. С. 204—205.
  • [3] Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение. М., 1995. С. 204—205.
  • [4] Там же. С. 207.
  • [5] Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М., 1993. С. 373, а также С. 370—385.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы