Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow ЗАПАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ В 2 Ч. ЧАСТЬ 1
Посмотреть оригинал

К синтезу теории и эмпирии в социологическом исследовании

Уже подчеркивалось, что центральной идеей, вокруг которой концентрируется социологическая проблематика, является идея социальной солидарности. Проблема социальной солидарности стоит в центре и такой крупной работы Э. Дюркгейма, как «Самоубийство», которая органически сочетает теорию с конкретно-социологическими исследованиями. Почему именно проблему самоубийства выбрал Дюркгейм в качестве исследования?

Во-первых, и теоретически и практически данная проблема работала на его идею социальной солидарности, а точнее, на таком примере социального феномена, как самоубийство, проверялся уровень сплоченности и солидарности общества.

Во-вторых, само явление можно более или менее определить и количественно выразить.

В-третьих, существовала солидная официальная статистика, которая позволяла оперировать объективными данными.

На последнем моменте стоит остановиться несколько подробнее и вскрыть историческую подоплеку, связанную с введением статистических методов в социологию, которые сегодня составляют научную базу проведения социологических исследований и обработки полученных данных. Здесь нельзя не сказать несколько слов о предшественнике Дюркгейма Адольфе Кетле (1796—1874) — франко-бельгийском ученом-естествоиспытателе и математике, который одновременно был одним из крупнейших статистиков XIX в., а также создателем математических методов обработки социальной информации. Его инициативе принадлежит создание Международной статистической ассоциации, одну из задач которой он видел в распространении унифицированных методик и показателей. Одновременно с О. Контом он создал свою социальную физику — науку об общественной жизни (после чего Конт ввел понятие «социология» вместо «социальной физики») и разработал концепцию специфического метода науки об обществе, а именно статистического метода. Свои идеи он изложил в работе «Социальная физика или опыт исследования о развитии человеческих способностей» (1835).

В чем суть статистического метода и что он сулил, по Кетле, общественным наукам в плане понимания социальных проблем?

В качестве аксиомы выступало то, что на основании изучения одного факта нельзя судить о ряде фактов, кажущихся однородными, —

необходим статистический анализ возможно большего количества данных. Кетле пришел к идее создания новой науки об обществе, которая бы не ограничивалась лишь сбором и количественным описанием данных, а занялась бы установлением статистических закономерностей с помощью математического вероятностного анализа.

Из статистического факта устойчивых числовых корреляций между видами преступлений, полом, происхождением, возрастом, местом проживания и т.д. преступника, Кетле делал вывод, что определенное число и определенные виды преступлений сопровождают общество с необходимостью закона природы. Стало афоризмом утверждение Кетле, прозвучавшее в его докладе в 1831 г., что «общество подготавливает преступления, а преступник есть только орудие». Описание общества достигается, по мнению Кетле, с помощью характеристик «среднего человека». Единица «среднего человека» означала среднестатистический показатель основных физических и моральных качеств данной нации. Методика, Кетле и богатство собранного им статистического материала очень высоко оценивались в научном мире. Идеи Кетле способствовали укреплению детерминистского взгляда в обществоведении и стимулировали развитие статистических и конкретно-социологических методов исследования.

Работа Дюркгейма «Самоубийство» имела уже определенную теоретико-методологическую и эмпирическую подготовку, которую он во многом проделал в книге «Метод социологии». Именно в ней Дюркгейм стремится дать четкое описание способов достижения достоверных знаний: определения и наблюдения социальных фактов, различения «нормальных» и «патологических» явлений, конструирования социальных типов и др. Следует отметить, что сама попытка систематизации и обоснования социологического метода была новым явлением для того времени. Как справедливо писал Дюркгейм, социологи мало до сих пор занимались разработкой и определением методов, с помощью которых изучаются социальные факты. Единственным исследователем в этой области он называет лишь О. Конта. Хотя в концентрированной форме идеи Дюркгейма, касающиеся разработки методов и принципов научного исследования социальной жизни, изложены, в работе «Метод социологии», тем не менее, многое из его методологических положений содержалось уже в более раннем произведении «О разделении общественного труда»1.

«Правила», сформулированные в «Методе социологии», можно считать чем-то большим, чем просто исследовательскими приемами и процедурами. Это своего рода и методологические заповеди исследователя. Они основываются на требовании интеллектуальной честности, освобождения научного исследования от всяких политических, религиозных, метафизических и прочих предрассудков, препятствующих постижению истины. С методологической и методической точек зрения все это в полной мере было реализовано французским мыслителем в процессе исследования такого социального феномена как самоубийство. В качестве своей первой задачи Дюркгейм видит определение группы тех фактов, «которые мы предлагаем изучать под именем самоубийства». Проделав достаточно сложную предварительную аналитическую работу, направленную на выяснение признаков и обстоятельств, сопутствующих самоубийству, он дает следующее определение самоубийства: «Самоубийством называется каждый смертный случай, который непосредственно или опосредованно является результатом положительного или отрицательного поступка, совершенного самим! пострадавшим, если этот последний знал об ожидавших его результатах»[1] [2]. На основании статистических данных он делает вывод, что кривая самоубийств не является случайностью, а подчинена известной закономерности. Он писал: «Состав индивидов, образующих известное общество, из года в год меняется, а число самоубийств, тем не менее, остается то же до тех пор, пока не изменится само общество». Дюркгейм достаточно убедительно показал односторонность и несостоятельность психологических, биологических, географических объяснений факта самоубийства и рассматривал его в связи с изменениями в структуре общества и социальными условиями, в частности: а) семейными, б) религиозными, в) национальными и т.д.

Свою типологию самоубийств Дюркгейм выводил не из индивидуальных мотивов, поскольку считал, что они настолько многообразны и зачастую неизвестны, что не имеют социологического значения. Он исходил из специфических состояний общественного сознания, объясняющих характер взаимоотношений индивида и социальной группы (общества).

Им выделялись три типа самоубийств: эгоистическое, альтруистическое, аномическое. В чем характерные черты каждого из типов самоубийства и каким социальным процессам и состояниям общества они сопутствуют?

Первый тип самоубийств коренится в разрыве социальных связей между индивидом и группой. Как считает Дюркгейм, когда люди объединены и связаны любовью с той группой, к которой они принадлежат, то они легко жертвуют своими интересами ради общей цели и с большим упорством борются за существование. Кроме того, сознание цели, стоящей перед ними, заставляет их забыть о личных страданиях. В коллективе, как он отмечает, можно наблюдать постоянный обмен идей и чувств между всеми и каждым, и поэтому индивид не предоставлен своим единичным силам, а является участником коллективной энергии и находит в ней поддержку в минуты слабости и упадка.

В этом плане, чем больше ослабевают внутренние связи с той группой, к которой принадлежит индивид, тем меньше он от нее зависит и тем больше он будет руководствоваться соображениями своего личного интереса. В результате Дюркгейм дает следующее определение эгоистическому самоубийству: «Если условиться, — пишет он, — называть эгоизмом такое состояние индивида, когда индивидуальное «Я» резко противополагает себя социальному «Я» и в ущерб этому последнему, то мы можем назвать эгоистичным тот частный вид самоубийства, который вызывается чрезмерной индивидуализацией»1. Продолжая свою мысль, он подчеркивает, что крайний индивидуализм не только благоприятствует деятельности причин, вызывающих самоубийства, но сам может считаться одной из причин такого рода. Он (индивидуализм) не только устраняет препятствия, сдерживающие стремление людей убивать себя, но сам возбуждает это стремление и дает место специальному виду самоубийств, которые носят на себе его отпечаток. Этим, по Дюркгейму, и «оправдывается название «эгоистическое самоубийство», которое мы ему дали»[3] [4]. Подчеркивая роль общества в стабилизации жизни людей, он прямо пишет, что отдельные индивиды настолько связаны с жизнью целого общества, что последнее не может стать больным, не заразив их. Страдания общества неизбежно передаются и его членам, более того, общество, подчеркивается им, есть цель, которой мы отдали лучшие силы нашего существования, и поэтому, отрываясь от него, мы утрачиваем смысл нашей деятельности. Таким образом, все разочарования индивида выражают собой состояние разложения, в котором находится общество.

Подводя итог своим рассуждениям относительно самоубийств данного типа, Дюркгейм приходит к выводу, что эгоизм является не вспомогательным фактором, а производящей причиной. Если разрываются узы, соединяющие человека с жизнью, то это происходит потому, что ослабла его связь с обществом. Что же касается фактов частной жизни, кажущихся непосредственной и решающей причиной самоубийства, то они, по Дюркгейму, могут быть признаны только случайными. Ибо если человек так легко склоняется под ударами жизненных обстоятельств, то это происходит потому, что состояние того общества, к которому он принадлежит, сделало из него добычу, уже готовую для самоубийства[5].

Альтруистическое самоубийство выступает у Дюркгейма своеобразной обратной стороной эгоистического. Как он подчеркивает, если крайний индивидуализм приводит человека к самоубийству, то недостаточно развитая индивидуальность должна приводить к тем же результатам. Другими словами, когда человек отделился от общества, то в нем легко зарождается мысль покончить с собой; то же самое происходит с ним и в том случае, когда общественность без остатка поглощает его индивидуальность.

Как поясняет Дюркгейм, во всех этих случаях человек лишает себя жизни не потому, что он сам хотел этого, а в силу того, что он должен был сделать так. Если он уклоняется от исполнения долга, то его ожидает бесчестье и чаще всего религиозная кара. Понятно, что если общество может принуждать к самоубийству, то это обстоятельство означает, что индивидуальная личность в данной среде ценится очень низко. Ясно и другое, что для того, чтобы индивид занимал такое незначительное место на фоне коллективной жизни, необходимо почти полное поглощение его личности той группой, к которой он принадлежит. Причем эта последняя должна являться очень крепко сплоченной, то есть в целом самоубийство здесь имеет своей причиной недостаточное развитие индивидуализма.

Дюркгейм пишет: «Если мы называем «эгоизмом» то состояние, когда человеческое «Я» живет только личной жизнью и следует только своей личной воле, то слово «альтруизм» также точно выражает обратное состояние, когда «Я» не принадлежит самому человеку, и когда центр его деятельности находится вне его существа, а внутри той группы, к которой данный индивид относится. Поэтому то самоубийство, которое вызывается чрезмерным альтруизмом, мы и называем альтруистическим»1.

Правда, Дюркгейм делает пояснение. Поскольку для данного типа самоубийства характерным является то обстоятельство, что оно совершается во имя долга, то мы должны отразить это и терминологически и назовем его обязательным альтруистическим типом самоубийства.

Это важно, ибо, как замечает автор, не каждое альтруистическое самоубийство является обязательным. Существует целый ряд самоубийств, где рука общества не чувствуется в такой степени и поэтому самоубийство не носит такого обязательного характера (носит факультативный характер). В целом же, как считает Дюркгейм, в той среде, где властвует альтруистическое самоубийство, человек всегда готов пожертвовать жизнью, но зато он столь же мало дорожит и жизнью других людей.

Наконец, самоубийство вызывается аномией[6] [7], социальной дезорганизацией, в которой люди теряют привычный образ жизни и не могут приспособиться (адаптироваться) к новым социальным условиям. Это особенно относится к периодам кризисов и социальных потрясений, когда рушится сложившаяся иерархия ценностей: одни люди внезапно возвышаются, а другие теряют свое социальное положение, что порождает неустойчивость общества в целом и рост числа самоубийств.

Как отмечал Дюркгейм, в момент общественной дезорганизации, — будет ли она происходить в силу болезненного кризиса или, наоборот, в период благоприятных, но слишком внезапных социальных преобразований, — общество оказывается временно неспособным проявлять нужное воздействие на человека, и в этом видится объяснение тех резких повышений кривой самоубийств. Причем аномия, по Дюркгейму, является в современных обществах регулярным и специфическим фактором самоубийств, отличным от всех других типов самоубийств. В чем их отличие по Дюркгейму? Эгоистическое самоубийство проистекает от того, что люди не видят смысла в жизни, альтруистическое — вызывается тем, что индивид видит смысл жизни вне ее самой, третий (аномический) вид определяется беспорядочной, неурегулированной человеческой деятельностью и сопутствующими ей страданиями. Вместе с тем нельзя не заметить, что между аномическим и эгоистическим видом самоубийства существует некоторое родство. И тот и другой в своем корне определяются отчужденностью, недостаточной близостью общества к индивиду, но «сфера бездействия» в этих случаях совершенно различна. При эгоистическом виде самоубийства, дефект находится в собственно коллективной деятельности, которая лишается смысла и значения. Наоборот, при аномичном самоубийстве решающую роль играют исключительно индивидуальные страсти, которые не встречают на своем пути никакого сдерживающего фактора. Поэтому можно сказать, что эти два типа самоубийства, несмотря на то, что имеют целый ряд общих точек соприкосновения, остаются независимыми друг от друга. Причем эгоистическое и аномическое самоубийства большую часть своих жертв вербуют в разнородных слоях общества.

Первое распространено преимущественно среди интеллигенции, в сфере умственного труда, а второе наблюдается главным образом в мире торговли и промышленности1.

Исследование Дюркгейма о самоубийстве имело большое научное и практическое значение. Эта проблема стала одной из важнейших в общей системе социологического познания общественной жизни. Последующие исследования подтвердили правильность многих выводов Дюркгейма.

Дюркгейм удачно использовал метод статистических корреляций, в частности, для определения роли косвенных данных. Например, он считал важным фактором самоубийства отсутствие социальной сплоченности. Но «социальная сплоченность» не отражается непосредственно в официальной статистике. Отсюда — изучение ее по косвенным данным: процент разводов, экономические и политические кризисы и т.д.

Анализируя социальные проблемы, связанные с причинами роста самоубийств, Дюркгейм писал, что рост числа самоубийств «вытекает не из существа прогресса, а из особых условий, в которых осуществляется прогресс в наше время». В качестве профилактики самоубийств он ставит задачу укрепления социальной солидарности групп, коллективов, которые окружают индивида со всех сторон. Но где искать эти новые социально укрепляющие связи — связи, которые способствуют солидарности всех членов? В этом плане Дюркгейм не надеется ни на государство, ни на церковь, ни на семью. Главным средством возрождения социальной солидарности, коллективизма он видит в укреплении профессиональных корпораций и возлагает на них функции «умерения страстей», улаживания классовых конфликтов и определения справедливости.

Касаясь данной стороны проблемы, поставленной Дюркгеймом, стоит сослаться на высказывание Р. Арона, который отмечал, что учение Дюркгейма порой воскрешает в памяти вторую половину научного пути Конта, когда он в «Системе позитивной политики» старался создать религию человечества. По Р. Арону, данная интерпретация верна лишь отчасти, ибо у Дюркгейма социальная форма, влияние которой он считал необходимым усилить, не только позволяет индивиду свободно проявлять себя, но и обязывает каждого использовать свой здравый смысл и утвердить свою автономию. Дюркгейм, как отмечает он далее, хочет стабилизировать общество, высшим принципом которого является уважение личности и независимости человека. В центре замысла Дюркгейма Р. Арон усматривает стремление доказать, что рациональная, индивидуалистическая и либеральная мысль является пока пределом исторической эволюции. Эта школа мысли, соответствующая структуре современных обществ, должна быть признана, но одновременно она рискует вызвать распад общества и явление аномалии, если не будут упрочены коллективные нормы, необходимые для любого консенсуса[8].

В целом концепцию Э. Дюркгейма можно рассматривать как определенный финал развития методологии и теории классического позитивизма в социологии. Трудно найти какую-либо область теоретического социологического знания или той, что связана с конкретно-социологическими исследованиями, где бы он не оказал существенного влияния. Говоря о методологии, теории и методике социологических исследований, проводимых Дюркгеймом, мы с полным правом можем утверждать, что они отвечают требованиям того, что сегодня связывают с «программой социологического исследования». В них можно найти и четкую постановку проблемы, и определение предмета исследования, и операционализацию понятий, выдвижение и обоснование гипотез и многое другое. Сохраняя в целом приверженность эволюционистской и сравнительно-исторической методологии, он в то же время способствовал формированию структурного функционализма в социологии, также пониманию общества как нормативной системы, обуславливаемой деятельностью различных социальных институтов. Непосредственным результатом такого подхода явилось введенное им в социологию понятие аномии. Важную роль — как в теоретическом, так и социально-политическом планах — сыграла его идея солидарности — главная тема всей социологии Э. Дюркгейма. В высшей степени актуальными являются сегодня и принципы его научной социологической этики — этики непредвзятого исследователя, которой он придерживался на протяжении всей истории своей творческой деятельности.

Вопросы для самоконтроля

  • 1. Что, по мнению Э. Дюркгейма, должна изучать социология?
  • 2. Каковы основные положения полемики Дюркгейма с Марксом и Спенсером?
  • 3. В чем суть «социологизма» Дюркгейма?
  • 4. Какие сферы социологии выделял Дюркгейм?
  • 5. В чем заключается суть идеи Дюркгейма о социальной солидарности?
  • 6. Как Э. Дюркгейм сформулировал социологический закон самоубийства?
  • 7. Какие виды и причины самоубийств выделял Дюркгейм?

  • [1] См.: Эмиль Дюркгейм. О разделении общественного труда. Метод социологии. М.,1991. С. 410—411.
  • [2] Э. Дюркгейм. Самоубийство. Социологический этюд. М., 1994. С. 13.
  • [3] Э. Дюркгейм. Самоубийство. Социологический этюд. М., 1994. С. 186.
  • [4] Там же. С. 187.
  • [5] Там же. С. 193—194.
  • [6] Э. Дюркгейм. Самоубийство. Социологический этюд. С. 201.
  • [7] Понятие аномии Дюркгейм ввел еще в своей работе «О разделении общественноготруда» и рассматривал ее как условие одной из анормальных форм разделения труда,под которой понимал отсутствие интеграции или взаимоприспособляемости функций,порождаемое индустриальными кризисами, конфликтами между трудом и капиталоми усиливающейся специализацией труда. Аномия возникает потому, что разделение О
  • [8] Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М., 1993. С. 396.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы