ИНТЕГРАЦИОННАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ

В результате изучения данной главы студент должен:

знать

  • • основные интеграционные группировки и инструменты экономической дипломатии, используемые при формировании интеграционных групп;
  • • мировые тенденции развития интеграционных процессов;
  • • преимущества и риски интеграции для России;

уметь

  • • оценивать основные интеграционные процессы, их связи с экономической дипломатией;
  • • использовать механизмы экономической дипломатии в практической деятельности в рамках интеграционных группировок;
  • • определять преимущества и риски участия в интеграционных группировах с использованием механизмов экономической дипломатии;

владеть

  • • навыками использования положений теории интеграционных процессов в практических целях;
  • • навыками анализа интеграционных процессов и их связи с экономической дипломатией.

Теория интеграции. Становление Европейского союза как пример успеха экономической дипломатии стран

Европейский союз (в прошлом триединое Европейское экономическое сообщество) — не только первое, но и поныне единственное объединение государств, которое миновало все этапы экономической интеграции и достигло ее высшей стадии — создания экономического и валютного союза (ЭВС). Остальные объединения интеграционного типа остались на низших стадиях — общей зоны свободной торговли и, самое большее, таможенного союза. Правда, ныне, в условиях турбулентного мира на первый план вышли не достоинства, а изъяны ЕС, обусловленные разнородностью его состава и громоздкой институциональной системой. Тем не менее уникальный опыт ЕС остался в европейской и мировой истории XX в. как одна из его важных страниц.

Стартовавшему после 1945 г. объединительному процессу в Западной Европе способствовало несколько обстоятельств, и главным из них был катастрофический опыт Европы в первой половине XX в. Первая мировая война подорвала ее многовековое мировое лидерство, после Второй мировой войны оно было утеряно окончательно. Восточная и отчасти Центральная Европа остались за «железным занавесом». Начавшаяся холодная война поставила страны Западной Европы перед ужасающей перспективой стать объектом соперничества и вероятным театром военных действий между двумя сверхдержавами — США и СССР. На кону стояла судьба Европы как одного из центров экономической и политической силы в мире. Более того, под вопросом оказалась судьба европейской цивилизации.

Ответ на этот вопрос зависел от того, сумеют ли страны решить три императивные задачи:

  • 1) покончить с националистическими распрями и войнами, в первую очередь с франко-германским антагонизмом, и превратить Западную Европу в зону устойчивого мира, безопасности и сотрудничества;
  • 2) обновить и укрепить западноевропейский капитализм, осуществив в комплексе системные экономические, социальные и политические реформы;
  • 3) модернизировать западноевропейскую экономику и восстановить ее позиции на мировых рынках, используя выгоды интернационализации хозяйственных связей и общего рынка в западноевропейском регионе.

Каждая из этих задач была беспрецедентна по своему масштабу и сложности. Тем не менее в последующие полвека они были в основном решены. Кроме критической ситуации, требовавшей максимальной концентрации и усилий стран Западной Европы, успеху сопутствовал целый ряд других факторов. Потенциальные участники объединения представляли собой однородную группу стран с однотипным общественным строем и сопоставимым уровнем развития, давними торгово-экономическими связями. Неотъемлемой частью их национальных культур при всем их своеобразии было духовное наследие трех великих эпох — Возрождения, Реформации и Просвещения. Частью этого наследия стала и рожденная в начале XIV в. идея «Единой Европы» во имя мира. Ее адептами в разные времена были Данте, Эразм Роттердамский, Иммануил Кант, Виктор Гюго и другие великие европейцы. В середине XIX в. эта идея воплотилась в лозунг «Соединенные Штаты Европы», ставший после 1945 г. девизом широкого общественно-политического движения в странах Западной Европы.

Но, кроме этих «внутренних скреп», на старте объединительного процесса огромную роль сыграли еще два фактора: 1) решительная поддержка со стороны США, включая План Маршалла и создание НАТО с американским «ядерным щитом»; 2) сотрудничество выдающихся западноевропейских государственных деятелей, возглавивших этот процесс и ставших отцами-основателями первых европейских сообществ.

Первым среди них следует назвать Уинстона Черчилля. Выступая 19 сентября 1946 г. в Цюрихском университете по случаю присуждения ему звания почетного доктора наук, Черчилль начал свою речь словами: «Я буду говорить о трагедии Европы — наиболее цивилизованного региона в мире <...> ставшего также очагом страшных националистических ссор». Он призвал «воссоздать Европейскую семью <... > нечто вроде Соединенных Штатов Европы», подчеркнув, что первым шагом к этому «должно быть партнерство Франции и Германии»[1]. Черчилль был не первым, кто вспомнил лозунг СШЕ, но он был самым авторитетным политическим деятелем в Западной Европе, и его выступление дало мощный импульс к практическим действиям.

Путь от первой попытки определить стратегию строительства «единой Европы» до окончательного выбора в пользу экономической интеграции занял около 10 лет. Собравшийся в мае 1948 г. в Гааге Европейский конгресс — в нем участвовали делегации 16 западноевропейских стран, в том числе Германии и Италии, — был выдающимся событием по составу и царившему там климату единения и энтузиазма. Но своей главной задачи он не решил. Преобладавшие на конгрессе федералисты призывали разработать план создания Европейского союза с едиными институтами — конституцией, парламентом, правительством, судебной системой и валютой. По сути, это был политический проект. Оппоненты федералистов считали его нереальным, ратуя за стратегию постепенного продвижения к «единой Европе», но альтернативы не предложили. Практическим итогом конгресса и других инициатив стало создание в 1948—1949 гг. Организации европейского экономического сотрудничества (ОЕЭС) и Совета Европы. Это были типичные организации межгосударственного сотрудничества с правом принятия рекомендаций, и не более того. Их вклад в создание европейского объединения, способного решать упомянутые выше исторические задачи, был нулевым.

Заслуга разработки и реализации проекта создания такой организации принадлежит французскому банкиру, политику и менеджеру Жану Монне. Проект был новаторским. Автор предложил начать объединение с создания франко-германского общего рынка угля и стали, восстановив, благодаря снятию внутренних таможенных пошлин и модернизации этих отраслей, их конкурентоспособность по отношению к хлынувшему в Европу экспорту американского угля и стали. Для эффективного управления создаваемым объединением предлагалось создать высший орган, наделенный правом принятия решений, обязательных к исполнению национальными властями. Фактически Монне предложил создать новый тип международной организации, отчасти ограничивающей, в пределах решаемых ею задач, национальный суверенитет. Она должна быть открытой для других европейских стран с рыночной экономикой и политической демократией. Монне был оригинален и в том, что проект готовился в глубокой тайне, после чего был представлен министру иностранных дел Франции Роберу Шуману и, с его одобрения, канцлеру Федеративной Республики Германия Конраду Аденауэру, который также одобрил его.

9 мая 1950 г. Шуман зачитал на пресс-конференции в министерстве текст официального обращения правительства Франции к правительству ФРГ, в котором были воспроизведены все основные положения проекта Монне. В этом документе, вошедшем в историю под титулом «Декларация Шумана», был сформулирован принцип, который лег в основу последующей интеграционной политики: «Европа не будет создана сразу и по единому плану; она будет строиться на основе конкретных достижений, благодаря которым сложится реальная солидарность»[2]. Совместное производство угля и стали, подчеркивалось в декларации, станет первым этапом на пути к Европейской федерации. Предложение Франции приняли четыре государства — Бельгия, Люксембург, Нидерланды и Италия. В апреле 1951 г. в Париже был подписан Договор, учредивший Европейское объединение угля и стали (ЕОУС) — первую в мире экономическую организацию интеграционного типа.

Но общая стратегия строительства «европейской семьи» осталась под вопросом. На волне этого успеха была предпринята попытка ускорить процесс политического объединения. В мае 1952 г. та же «шестерка» подписала договор, учредивший Европейское оборонительное сообщество (ЕОС). Началась подготовка договора о создании Европейского политического сообщества. Однако Национальное собрание Франции в 1954 г. отвергло договор о ЕОС, после чего был закрыт и второй проект. Вместо этого лидеры «Шестерки» создали межправительственный комитет экспертов с целью разработки проекта дальнейшей экономической унификации. Возглавил его еще один выдающийся европеист, министр иностранных дел Бельгии Поль-Анри Спаак. 25 марта 1957 г. те же шесть стран подписали два договора, учреждающих Европейское экономическое сообщество (ЕЭС) и Европейское сообщество по атомной энергии (Евратом). Среди трех сообществ именно ЕЭС окончательно определило стратегию объединения Западной Европы посредством экономической интеграции.

Парадоксально, но понятия «экономическая интеграция» нет ни в Декларации Шумана, ни в договорах, учредивших ЕОУС, ЕЭС и Евратом. Впервые оно появилось лишь в Договоре о Европейском союзе (февраль 1992 г.). Между тем региональная экономическая интеграция как новый феномен мировой экономики уже в 1950—1960-е гг. стала одним из важных направлений экономических исследований. Это была реакция ученых-экономистов на общий рынок угля и стали, создаваемый таможенный союз в ЕЭС, а также на учрежденную в 1960 г. Европейскую ассоциацию свободной торговли (ЕАСТ), возглавляемую Великобританией. В теоретическом анализе этих процессов участвовали многие ученые, в том числе Б. Балаша (Венгрия — США), Я. Тинберген (Нидерланды), А. Маршаль (Франция), Д. Винер (США), Дж. Мид (Великобритания) и другие.

В работах этих, а позже и других ученых, есть множество определений сущности региональной экономической интеграции. Одним из них, на наш взгляд, наиболее полным, является определение, предложенное российским ученым Ю. В. Шишковым с учетом полувекового опыта ЕС: интеграция — это «наивысшая на сегодня ступень интернационализации, когда нарастающая экономическая взаимозависимость двух или нескольких стран переходит в сращивание национальных рынков товаров, услуг, капиталов и рабочей силы и формирование целостного рыночного пространства с единой валютно-финансовой системой, единой в основном правовой системой и теснейшей координацией внутри- и внешнеэкономической политики соответствующих государств»[3]. В этом определении выделено главное: интеграция — это не объединение, а сращивание национальных рынков, в основе которого лежат транснациональная специализация и кооперация производства. В торговле между странами — участниками интеграционного процесса наряду с обменом готовой продукцией возникает и становится, если не доминирующим, то равноценным обмен комплектующими (деталями и узлами).

Среди многих аспектов теории экономической интеграции выделим два наиболее значимых в истории Евросоюза — стадии его развития и механизм перехода от одной стадии к другой. После работ Яна Тинбергена и Белы Балаши[4] в развитии экономической интеграции принято выделять пять стадий:

  • 1) зона свободной торговли (ЗСТ);
  • 2) таможенный союз (ТС);
  • 3) единый внутренний рынок (EBP);
  • 4) ЭВС;
  • 5) полная интеграция.

На первой стадии государства-члены устраняют таможенные и другие барьеры (количественные квоты, стандарты качества и т.д.) во взаимной торговле товарами, сохраняя самостоятельную таможенную и торговую политику в отношениях с третьими странами. На второй стадии они вводят единый таможенный режим и переходят к общей внешнеторговой политике в отношениях с третьими странами. На стадии EBP свободное движение товаров дополняется свободным движением услуг, капиталов и лиц. На стадии ЭВС участвующие страны переходят к единой валюте и валютной политике, а также к регулярной координации и, частично, к унификации экономической политики. Полная интеграция (full integration') подразумевает, кроме стабильного функционирования ЭВС, создание политического союза.

Эффект «перелива» (англ, spillover) интеграции был открыт Эрнстом Хаасом, немецким политологом, эмигрировавшим в США. В результате исследования семилетней истории ЕОУС[5] он выяснил, что интеграционный процесс, развивающийся в каком-то одном секторе экономики, со временем начинает сталкиваться с трудностями, вызванными тем, что смежный сектор не включен в принятую программу интеграции и находится вне компетенции наднациональных центров принятия решений. Возникает кризис интеграции, который одновременно становится кризисом в отношениях между странами-членами, расходящимися во взглядах по поводу того, надо ли включать смежный сектор в интеграционную зону, а если надо, то когда, в какой мере и каким образом. Как правило, раньше или позже они приходят к согласию в необходимости расширения зоны интеграции, пересматривают устаревшую программу и вносят изменения в интеграционное законодательство, которые затем включаются в их национальную правовую базу. «Перелив» интеграции может происходить в рамках одной стадии экономической интеграции или повлечь за собой переход из одной стадии в другую.

  • [1] Цит. по: Brugmans Н. L’idee europeenne. Bruges : De Tempel, 1970. P. 373—376.
  • [2] Цит. по: Brugmans Н. L’idee europeenne. Р. 382.
  • [3] Шишков Ю. В. Интеграционные процессы на пороге XXI века. Почему не интегрируются страны СНГ. М. : Третье тысячелетие, 2001. С. 17.
  • [4] См.: Balassa В. Theory of Economic Integration. London, 1962; Tinbergen J. InternationalEconomic Integration. Amsterdam-Brussels, 1954.
  • [5] См.: Haas Е. В. The Uniting of Europe. Political, Social and Economical Forces, 1950—1957. London, 1958.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >