Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow ОБЩАЯ СОЦИОЛОГИЯ
Посмотреть оригинал

Институционализация религий

Различают три вида религиозных общин: пророческая, община служителей религии; община верующих мирян (Вебер).

Первый тип общины объединяет тех, кто стоял у истоков новой религии. Это пророческая община, объединявшаяся непосредственно вокруг пророка — Моисея, Будды, Конфуция, Иисуса Христа, Магомета. Это их ближайшие ученики, для которых авторитет пророка-учителя безусловен. Именно авторитет: не формальная власть, а харизма, влияние пророка — психологическое, интеллектуальное, нравственное. Все что делает пророк-учитель, что он говорит, как себя ведет — все абсолютно правильно. Пророчество обесценивает магию. Хотя возникают и сомневающиеся, даже предающие, вроде Иуды. Однако истинные последователи — это те, для кого авторитет пророка безусловен. Члены пророческой общины всю жизнь свою посвящают восприятию учения пророка и его пропаганде. Они не занимаются мирской жизнью: пахать, пасти овец — это не их дело. Хотя в особых ситуациях они могут заниматься и этим.

Эту установку унаследовали и служители церкви как религиозной общины-организации, града Божия на Земле, возникшего на почве пророческой общины, после ухода пророка из этого мира. Основным занятием священнослужителей становится проповедование учения пророка среди мирян, а источником существования священнослужителей церкви служат подаяния прихожан. Священничество выделяется как сан (статус) и особый социокультурный слой в обществе. Разрастаясь, священничество внутренне дифференцируется в лоне церкви, а ее структура как организации приобретает иерархический характер. В разных конфессиях эта иерархия существенно различается, но всюду различия рангов служителей церкви фиксируются весьма четко.

Особый тип религиозной общины у христиан образует монастырь. Монахи совмещают профессионализированное служение богу с трудом в пределах монастырских территорий (обработка земли, ремесленничество, переписывание религиозных текстов и другие занятия), которым добывают себе средства к жизни. Работая со священными и светскими текстами, даровитые монахи становились высокообразованными людьми, а монастыри — хранилищами культурного наследия и образовательными центрами. В годы вражеских нашествий монастыри выполняли роль надежных крепостей, в которых укрывалась значительная часть прихожан.

Наконец — община верующих мирян, которые существуют благодаря своему труду, составляющему главное их занятие. Будучи верующими, они совмещают мирские дела с исполнением религиозных обрядов: регулярно молятся — индивидуально и в храмах, приносят покаяние в совершаемых грехах, жертвуют средства для церкви, заботятся о том, чтобы были совершены религиозные обряды по случаю рождения ребенка, свадьбы, болезни, похорон и других жизненно значимых событий.

Каждая община мирян имеет свой храм — сооружение для совершения коллективных обрядов, богослужений; в нем священник несет службу перед богом для себя и для мирян. Миряне, регулярно приходящие в этот храм, образуют церковный приход. Свой жизненный путь они, как правило, завершают на кладбище, расположенном рядом с храмом.

Таким образом, религиозно-церковная община представляет собой устойчивую солидарность мирян-единоверцев, которые поддерживают свою веру, религиозные убеждения и нормы поведения, основанные на духовнонравственных ценностях, путем регулярного посещения храма и общения со священнослужителем, а также путем общения между собою при совершении религиозных обрядов в повседневной жизни. В этом со всей очевидностью проявляется институциональный характер церкви, духовно- поддерживающая и консолидирующая функция религии, религиозной общности.

Другой стороной интегрирующей функции церкви оказывается функция дифференциации населения на несколько категорий: верующие в данное религиозное учение; иноверцы; неверующие. В свою очередь верующие разделяются на служителей церкви и мирян. Служители церкви иерархически дифференцированы по статусам-ролям этого института. Миряне же стратифицированы по светским статусам-ролям. На их осуществление влияет религиозное отношение верующего к миру, в том числе к хозяйственной жизни.

Остановимся только на влиянии христианства, его основных конфессий на экономическое поведение верующих. Прежде всего необходимо выделить общехристианский тип экономического человека. С позиций христианина, его религия освободила и реабилитировала всякий труд, в особенности хозяйственный: она вложила в него новую душу, создала нового хозяйственного человека, с новой мотивацией труда. Эта мотивация соединяет в себе черты мироотреченности и мироприятия в этике хозяйственного аскетизма: «свободный аскетический труд есть та духовно-хозяйственная сила, которою утвержден фундамент всей европейской культуры» {Булгаков). Однако в нем таится антиномия нестяжания и хозяйственного эгоизма.

Со времен Византии православие имело перед собой преобладание аграрного хозяйства. Оно придавало земледельческому быту отпечаток христианского культа и становилось чем-то вроде земледельческой религии (наподобие язычества в Афинах). Однако развитие форм хозяйства потребовало новых религиозно-этических норм хозяйствующих субъектов. Вместе с католичеством православие занимало отрицательное отношение к ростовщическому капиталу, включая процент на капитал, но канонически не запрещало получение процента.

Высшая ценность для православия — не частная собственность, а свобода личности, правовая и хозяйственная: свобода как от природной бедности, так и от социальной неволи. «Поэтому в своих суждениях о хозяйственных формах и отношении к ним православие исторично. Это есть область релятивизма средств при неизменности цели» (Булгаков, с. 369).

Католицизм демонстрировал жесткое, во многом авторитарное и эгоистичное отношение к новым формам хозяйственной жизни. В отличие от православия, оно канонически запретило своим прихожанам получение процента на капитал, а отказалось от этого запрета лишь в XX в. В то же время оно учредило возможность покупки индульгенций за грехи, включая грех получения процента. История католицизма полна таких эгоистичных противоречий в отношении хозяйственной жизни верующих.

Протестантизм с блеском выявил эти противоречия. Он использовал возмущение верующих торговлей индульгенциями и легитимировал получение процентов на капитал. Не случайно в Западной Европе и Северной Америке большинство банкиров — протестанты. А главное: протестантизм возвел принцип аскезы в важнейшее правило экономического поведения христианина. Подробнее мы рассмотрим эти вопросы в четвертой части учебника, посвященной динамике общества (см. гл. 16).

В Новое и Новейшее время в результате прозелитской деятельности миссионеров и колониальной экспансии европейских государств христианство распространилось далеко за пределы Европы. В Северной и Южной Америке, а также на других континентах оно стало мощным фактором консолидации этносов и национальных государств. Ныне число христиан в мире превышает 1 млрд из них католиков около 660 млн протестантов — около 300 млн православных — около 120 млн.

В наши дни ислам является второй по численности религией после христианства. Общая численность мусульман составляет от 800 млн до 1 млрд человек. Значительные мусульманские общины имеются более чем в 120 странах; в 35 странах мусульмане составляют свыше 80% населения. В мусульманстве существуют различные течения: шииты, сунниты и др. С середины XIX в. начался процесс обновления ислама или «мусульманская реформация». Параллельно развивались и фундаменталистские течения; их крайняя форма известна как ваххабизм. Наблюдается радикализация исламских религиозно-политических движений, возникли политические режимы, апеллирующие к исламу как политической идеологии. Специализированные организации ряда течений радикального исламского фундаментализма встали на путь террористической деятельности; она встречает растущее противодействие мирового сообщества, в том числе части мусульман.

Буддизм благодаря своей веротерпимости и недогматичности широко распространился в Юго-Восточной и Восточной Азии. В III—IX вв. На основе его ценностей сложилось цивилизационное пространство, объединившее разные азиатские народы и территории. В настоящее время буддизм, в сочетании с местными религиями, сохраняет существенное влияние в Китае, Тибете, Японии, Бирме, Таиланде, Шри-Ланке, в Монголии, Вьетнаме, Камбодже. В России он образует традиционную религию бурят, калмыков, тувинцев. С 1950 г. существует «Всемирное братство буддистов» (с центром в Бангкоке).

Мировые религии рассматриваются ныне как традиционные. Наряду с ними, в различных обществах время от времени появляются новые, нетра-

диционные религиозные культы, течения, движения. В 60-х гг. XX в. возникли в США и вскоре широко распространились в Европе и других регионах мира сотни религиозных и псевдорелигиозных новообразований. Они стали одним из проявлений молодежной контркультуры, отразившей духовные поиски «бунтующего поколения», которое обратилось к новоявленным «мессиям» и «спасителям». Наибольшую, часто скандальную известность приобрели Церковь объединения Сён Муна, «Дети Бога» Д. Берга, Церковь сайентологии Д. Хаббарда {Митрохин). Значительную долю новых религиозных течений составили неоориенталистские группы, основатели которых опирались на богатый нравственно-психологический опыт восточных религий. Особого влияния добились Общество Хааре Кришна, Миссия Божественного света, АУМ Синрикё. Однако, столкнувшись с противодействием властей, многие нетрадиционные течения распались, а наиболее крупные «культы» законсервировались в виде замкнутых колоний.

С конца 80-х гг. XX в. нетрадиционные культы, движения устремились с Запада и Востока в Россию. Заметно активизировались и религиозные новообразования российского происхождения. Подробнее о них сказано в гл. 21.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы