Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow ОБЩАЯ СОЦИОЛОГИЯ
Посмотреть оригинал

Город, урбанизация

Вторым типом территориальной общности является город. Город — эго высокодифференцированная территориальная общность, динамичный узел социетального пространства, где концентрируется население, занятое преимущественно неаграрным трудом.

Города возникли на основе отделения ремесла и торговли от сельского хозяйства. Первые города появились в Месопотамии, в IV тыс. до н.э. Одним из самых крупных древних городов был всем известный Вавилон. Он занимал площадь всего лишь 8,3 км2, а его население не превышало 20 тыс. человек. По нынешним меркам, это небольшой квартал. Но прошли тысячи лет, а название этого города сохранилось в памяти человечества. В те времена были города и покрупнее, например, в Древнем Китае, но достоверных сведений о численности их жителей нет.

В наше время, в зависимости от численности жителей, различают такие виды городских поселений: поселок городского типа (до 50 тыс.); малый город (50—100 тыс.); средний город (200—500 тыс.); большой город (от 500 тыс. до 1—2 млн); мегаполис (свыше 2 млн); городская агломерация (свыше 10 млн).

Какие особенности города в отличие от деревни? Во-первых, преобладают другие виды занятий: не сельское хозяйство, а ремесло, торговля, впоследствии промышленность; здесь сосредоточены административно-управленческие, политические, финансовые и другие функции. Конечно, долгое время сохранялись, да и сейчас во многих городах есть элементы сельского хозяйства, особенно в малых городах, участки, па которых выращивают преимущественно фрукты или зелень.

В Париже до 1830 г. были бульвары, сады, а потом их снесли, чтобы удобнее было стрелять из пушек по восставшим, которые выходили на эти широкие бульвары и скрывались за деревьями. Нынешний проспект «Елисейские ноля» в Париже, с его непрерывными потоками машин, прежде действительно был занят полями. И в Москве сохранилось название «Садовое кольцо»: на этой территории прежде были сады, и только в 30-е гг. XX в., в советское время, они были вырублены.

Вторая особенность города: сравнительно большая численность населения, дифференцирующихся по многочисленным родам занятий. Благодаря этому в городе возникает много новых социально-профессиональных групп, которых не было в сельской территориальной общности, то есть возрастает внутренняя социальная дифференциация территориальной общности. Она становится сложной, разнообразной и уже поэтому — более динамичной и развивающей индивидов. У горожанина появляется больше возможностей для выбора вариантов поведения: в трудовой, бытовой, общественно- политической, духовной и иных областях жизни. Так, в городе обычно имеется несколько храмов, нередко — различных конфессий. Формируется культура городской жизни, качественно отличающаяся от сельской: со своими положительными сторонами (разнообразие условий жизни, возможности ее индивидуализации) и негативными (ухудшение нравов, рост преступности и т.п.).

Третья особенность: наличие рынка как места постоянного товарообмена, опосредованного деньгами и являющегося существенной частью заработка и удовлетворения потребностей населения. В этом смысле город — «рыночное место», а местный рынок служит для населения экономическим центром.

Имеются и другие особенности города. По мере увеличения разнообразия в городе возникают субкультуры. Если в сельской общности существовала одна, единая для этой общности культура, то в городе появляются разные подвиды культур: субкультура богатых и субкультура бедных, вплоть до субкультуры нищих; субкультура властвующих слоев и субкультура торговцев, купечества. А по мере разрастания городов возникают субкультуры внутри районов в одном городе. Скажем, в Нью-Йорке вы можете попасть в негритянский квартал, там бросается в глаза своя дифференциация; можете попасть в мексиканский или китайский квартал, где свои ресторанчики, свой образ жизни и т.д. В городах формируются своеобразные образы жизни, или стили жизни. Сейчас популярен именно термин «стиль жизни» как более тонкий по сравнению с образом жизни, более дифференцирующий. Когда говорят, «я — москвич, ты — петербуржец, он — из Киева», этим фиксируется прежде всего стиль жизни.

Кроме того, город обычно обнесен ограждением — стеной для защиты от внешних врагов. Сначала это были земляные валы, затем деревянные, потом каменные стены. Каменный Московский Кремль, затем стены вокруг Китай-города и Белого города, далее Земляной вал и другие насыпи, а также ключевые оборонительные узлы монастырей, усадеб (вроде Коломенского), посадов — это все материальные воплощения исторической функции защиты населения города и его окрестностей.

В целом появление города сигнализирует о возникновении больших обществ (IV—V вв. до н.э.) с их качественно более высокой дифференциацией по сравнению с малыми обществами. Как обнаружил уже Ф. Тённис, в истории великих культурных эволюций выделяются две эры: эра общности и следующая за ней эра общества. В первой эре основной тон задает семейная жизнь и домохозяйство, во второй — торговля и крупногородская жизнь. За этой восходящей линией, полагал Теннис, должна последовать нисходящая (Теннис).

М. Вебер с иных позиций оценивал историческую функцию городов. В истории восточных и западных городов он видел противоположность традиционалистского и либерального больших обществ. Как показал Макс Вебер, в отличие от восточного города «западный город, как в древности, так и в России, был тем местом, где совершался переход из несвободного в свободное состояние» (Вебер). Западный город сохранил и развил древнеримский принцип municipium’a как самоуправляемого объединения граждан. Городская общинная организация Запада обладала и собственностью, которой управляли ее органы. Такой город существенно расширил пространство свободы поведения индивидов.

Учитывая эту позицию М. Вебера, а также современные условия глобализации и информатизации, можно сделать иное, чем у Ф. Тённиса, предположение о следующей линии великих культурных эволюций — не как нисходящей, а синтезирующей прежние линии (например, ячейкой такого синтеза может стать муниципалитет).

Рост доли горожан среди населения страны называется урбанизацией. Если половина и больше населения становятся городскими жителями, значит произошла урбанизация страны, и чем выше доля горожан, тем более урбанизированная страна. Первой урбанизировалась Великобритания: в 1800 г. в городах уже жили 20% англичан, а через сто лет, к 1900 г. городские жители составили 74% всего населения. США в XIX в. были более отсталой страной, чем Англия: в 1800 г. в городах жили менее 10% американцев, а к 1900 г. США сравнялись с Англией: три четверти американцев стали жить в городах. Население Нью-Йорка за сто лет, с 1800 до 1900 г., увеличилось с 60 тыс. до 4,8 млн человек. В 2015 г. по численности лидировала столица Японии — Токио; этот город насчитывает 38 млн человек. Еще шесть городов насчитывают от 20 до 25 млн с лишним жителей.

Но дело не только в росте численности и удельного веса горожан. Урбанизация представляет собой сложный социокультурный процесс, который означает преобразования в основаниях организации жизнедеятельности общества и затрагивает все ее сферы. Множатся и углубляются сетевые взаимодействия горожан, быстро растут возможности их активного воздействия на среду, но одновременно повышается противостояние городской среды потребностям человека, его отчуждение от нее. Все это требует научных, прежде всего социологических исследований процессов урбанизации.

Первые представительные исследования городов начались в Англии в конце XIX в. Пассионарием таких обследований был Чарльз Бут: промышленник, протестантский моралист, реформатор, социолог (1840— 1916). В течение 15 лет (1887—1902) он провел детальное обследование положения трудящихся Лондона и опубликовал результаты в трех сериях трудов из 17 томов. Первичной единицей обследования была определена семья. Результаты представлены в виде компендиума карт, статистических таблиц, рассказов о семьях, домах, улицах. Помещены карты пространственного распределения различных аспектов социальной организации и функционирования английской столицы. Публикация результатов вызвала широкий общественный резонанс, способствовала принятию британским парламентом ряда законодательных актов в пользу бедноты {Лапин).

Не без влияния британских обследований начались в США систематические исследования городских поселений. На этой почве возникла первая эмпирическая школа в американской социологии — Чикагская школа. Их объектом был город Чикаго. Наиболее интенсивные исследования велись в 20—30-х гг., существовал исследовательский проект, который продолжатся семнадцать лет. Руководителями этого проекта были известнейшие американские социологи: Р. Парк, Э. Бёрджес и др. Первый был прежде всего теоретик, второй — организатор проекта.

Почему Чикаго? Это был центр городской преступности США и, можно сказать, во всем мире: Аль Капоне и другие — это все люди города Чикаго; итальянская мафия — это прежде всего в Чикаго.

Социологические исследования велись разными методами, по ключевую роль играла совокупность методов наблюдения, детальных записей порядков, правил, обычаев, норм поведения; она получила наименование «метод фотосоциологии». Его широко использовал один из активных сотрудников Чикагской школы Фредерик Трашер. Он собрал материалы о жизни и формах поведения более 1300 шаек или банд подростков в городе Чикаго и пришел к таким заключениям:

«В трущобах Чикаго действуют два взаимосвязанных фактора, которые приводит к возникновению детских банд. Это пренебрежение детством и его подавление. Взрослые преступления и пороки представлены в этих группах с избытком. Они естественным образом отражаются в деятельности безнадзорных банд и бандитских шаек... Таким образом, в условиях, когда здоровое влияние со стороны семьи и общины практически отсутствует, подростковая банда усваивает стандарты, которые являются престижными в ее собственной социальной среде, выбирая и устанавливая те из них, которые ей больше всего подходят и обеспечивают групповой контроль за членами банды» (Трашер).

Результаты исследования были опубликованы в книге «Банда» (1927) и повлияли на разработку городскими и федеральными властями мер по профилактике и преодолению юношеской преступности в США.

В России урбанизация ускорилась с середины XIX в.; к 1913 г. в городах проживали 18% населения России, в 1940 г. — 33%, а в 1970 г. — 56% населения СССР. В том числе в РСФСР городское население составляло: 1970 г. — 62%, 1989 г. — 73%, 2002 г. — также 73%. В последние полтора десятилетия в малых городах обострилась проблема безработицы, а в средних и больших городах значительно выросла преступность. В большинстве городов резко ухудшилось состояние жилищного фонда и жизнеобеспечивающих коммуникаций, множится число ежегодно происходящих в городах аварий, катастроф.

Оказавшись в эмиграции, П. Сорокин сопоставил российские город и деревню (1923). Он заключил, что это два разных мира — биологически, психически и социально. По его выражению, город — это нервная система страны, а деревня копит нервную энергию. Он считал, что России необходимо усилить свою урбанизацию; точнее, самым лучшим выходом для России «была бы “рурбанизация”», т.е. такая форма общежития, где были бы соединены в одно положительные стороны города и деревни» {Сорокин).

В советское время, начиная с 1920-х гг., в России велись социологические исследования городской жизни, возникла социология города. С 1960-х гг. наибольших успехов здесь добились такие социологи, как О. И. Шкаратан с коллегами, — они проводили исследования социальных проблем монопро- мышленных и малых городов России (например, в Татарии); О. Н. Яниц- кий — в Центральном регионе страны; Н. А. Антов — в Башкирии и др.

С началом глобализации появился новый термин: глобальный город. Он обозначает не какой-то физический супергород, а концентрацию развитых услуг и информационных потоков в немногих узловых центрах мира, какими являются несколько мегаполисов. Специальное исследование показало совместное господство Нью-Йорка, Токио и Лондона в международных финансах и в большинстве консалтинговых и деловых услуг международного масштаба. Эти три центра, вместе взятые, охватывают в мировом финансовом обороте все часовые пояса и работают в системе бесконечных сделок как единое целое. Глобальную роль в специфических финансовых операциях (например, в области фьючерсных контрактов) играют и другие центры: Гонконг, Осака, Франкфурт, Цюрих, Париж, Лос-Анджелес, Сан- Франциско, Амстердам, Милан (Кастелъс).

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы