Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow ОБЩАЯ СОЦИОЛОГИЯ
Посмотреть оригинал

Социальная стратификация, многообразие ее форм

В масштабах общества социальная дифференциация воплощается в социальной стратификации. Создателями концепций стратификации являются К. Маркс, Э. Дюркгейм, М. Вебер, П. Сорокин. Наряду с ними немало других социологов внесли свой вклад в разработку проблем стратификации. Нетрудно проследить эволюцию этих концепций и разработок: от монофакторного подхода к многофакторному, нацеленному на выявление многообразных форм, видов стратификации.

Основателем монофакторной теории социальной стратификации стал Маркс. В качестве статусной позиции, по которой происходит основная дифференциация в обществе, он выделил социальный класс. Класс — это большая группа людей, которые имеют одинаковое отношение к средствам производства, сходные размеры и способы получения своей доли общественного богатства, выполняют похожие роли в общественной организации труда. По этим группообразующим признакам классы отличаются друг от друга.

Подытоживая выводы Маркса, можно сказать, что по критерию собственности люди в обществе делятся на два класса. Одни являются собственниками средств производства; в буржуазном обществе — это капиталисты: они обладают капиталом и используют его для приобретения средств производства и извлечения прибыли путем эксплуатации наемного труда. Другие не имеют таких средств и вынуждены продавать их собственникам свою рабочую силу — это наемные работники. Собственники составляют меньшинство среди населения, а наемные работники — большинство. Эти два класса имеют противоположные социальные статусы и находятся в антагонизме друг с другом: у них противоположные интересы, цели; они постоянно конфликтуют между собой. Их конфликт означает классовую борьбу, которая должна завершиться пролетарской революцией, уничтожающей деление общества на классы и в целом социальное неравенство.

Таким образом, марксистская концепция стратификации — конфликтогенная. Она положила начало конфликтной традиции в социальных науках, поныне сохраняющей свое влияние.

На рубеже XIX—XX столетий в Англии, самой развитой стране того времени, были проведены массовые обследования положения трудящихся, в особенности низших слоев. Предприниматель, протестантский моралист Чарльз Бут осуществил сплошное обследование жизни населения ряда районов Лондона — дом за домом, улица за улицей. Оно позволило наглядно, с помощью множества таблиц, схем, цветных карт продемонстрировать территориальную стратификацию населения большого города: улицы и кварталы бедноты вокруг дымящихся заводов; фешенебельные кварталы богатых в тихих зеленых зонах (Бут).

Вместе с тем конкретные исследования бедности в той же Англии уже в начале XX в. выявили недостаточность монофакторного подхода к объяснению положения трудящихся классов. Было показано, что непосредственные причины «первичной» бедности заключаются не вообще в необходимости продавать свою рабочую силу, а в привычках и склонностях части наемных работников: многодетность, пьянство, невнимание к своему здоровью и т.п. (Раунтри).

Возникла потребность в новой, многокритериальной типологии классов. Артур Баули предложил такое определение (1910): социальный класс — «это группа лиц и их иждивенцев, которые взаимодействуют при равных условиях», т.е. сходных занятиях, доходах, привычках. По этим критериям он выделил высший класс и класс профессионалов, состоящий из трех слоев; подошел к идее среднего класса. В целом, констатировал он, социальная структура английского общества находится в состоянии постоянного изменения, прежние границы рушатся, появляются новые разделительные барьеры, которые также модифицируются в течение одного поколения (Баулы).

В 30-е гг. XX в. в Западной Европе актуализировалась проблема средних классов. В Германии, накануне краха Веймарской республики и прихода нацистов к власти, Теодор Гейгер осуществил анализ социального расслоения немецкого народа (1932). Ключевой в этом анализе стала проблема среднего слоя: «Средний слой в нашем традиционном представлении о его величине раздут сверх всякой меры, поскольку его подлинное ядро отягощено многими сомнительными пограничными слоями». Он предложил разделить внутри среднего класса нижний и верхний слои, а также учитывать хозяйственный менталитет каждого слоя. Однако в целом, с тревогой заключал он, «проблема так называемого среднего слоя неразрывно связана в настоящее время с проблемой национал-социализма... а проблема менталитетов среднего слоя неожиданно оказывается критикой понятия “средний слой”» (Гейгер).

Накануне Второй мировой войны Морис Хальбвакс, один из выдающихся учеников Дюркгейма, в рамках широкого исследования социальных классов уделил специальное внимание характеристикам средних классов. Он отметил, что во все времена, при всех состояниях цивилизации существовали не только высший и низший классы, но также один или несколько промежуточных. Их характеризует особый вид труда: не интеллектуально-организационный (буржуа) и не предметно-материальный (рабочие), а промежуточный — объектами их деятельности служат люди и группы. Этим заняты малые и средние коммерсанты, служащие, средние и мелкие чиновники.

Особенности предмета их труда — «человеческая материя» — объясняют то, что «средние классы не обладают инициативной ролью в эволюции, хотя и проявляют замечательную способность к сопротивлению и выживанию во время и впоследствии многих кризисов и экономических преобразований, которые являются для них тяжелым испытанием». Средние классы выполняют свою функцию в обществе не как доминирующие, а как «доминируемые, направляемые значительными экономическими изменениями» (Хальбвакс).

Дюркгейм, в отличие от Маркса, положил в основу социальной дифференциации разделение общественного труда. Для него профессия есть группообразующий признак, а основными являются профессиональные группы. Многообразие профессий создает дифференциацию между людьми и одновременно — органическую их солидарность.

Как видим, Дюркгейм предложил мягкий вариант моиофакторпого подхода к проблемам социальной стратификации, который допускает многообразие социально-профессиональных групп и предполагает не классовую борьбу, а корпоративную солидарность в обществе.

Развивая идеи Дюркгейма, Эдмунд Гобло в середине 1920-х гг. детально рассмотрел престижность профессий, их связь с различными стилями жизни. А главное, показал взаимообусловленность класса и профессии.

По его оценке, социальная шкала профессий и социальная шкала доходов делятся надвое классовой границей: эта граница определяется единственной переменной — ею служит уровень образования: обучение свободным профессиям продолжается до 25 лет. «В возрасте двадцати пяти лет молодой буржуа представляет собой человеческий капитал, который до сих пор еще не принес прибыли; именно в этом смысле буржуа может быть назван капиталистом» (Гобло)[1].

Вебер во многом воспринял позицию Дюркгейма, отчасти и Маркса. Однако он ввел существенно новый признак дифференциации: различия культуры членов общества, их уровня образования, навыков, умений. К тому, что Дюркгейм говорил о профессии, Вебер добавил: разные люди имеют склонность к разным профессиям. Различие склонностей объясняется разными способностями и внутренним призванием, которое каждый человек имеет в своей душе и которое объясняется особенностями его культуры. Словом, профессия — это не только знания, умения, навыки, но и призвание (немецкое слово Beruf включает оба значения: призвание, профессия).

Именно Вебер заложил основы многофакторной стратификации, которая предполагает многообразие ее форм, видов. В противоположность классам как «только возможной основе совместных действий», он выделил статусные группы как «нормальные сообщества», а также социальные страты — группы, обладающие определенным престижем (Вебер).

Целостную концепцию социальной стратификации создал Питирим Сорокин (1927). Он ввел обобщенное понятие социальное пространство. С помощью этого понятия он различил вертикальную и горизонтальную дифференциацию. Вертикальная дифференциация означает более высокий или низкий статус субъектов в социальной среде, обществе. Горизонтальная дифференциация есть одинаковое положение субъектов в вертикальной иерархии, но различие их мест в горизонтальной плоскости. Студенты первого курса на социологическом факультете и, допустим, на экономическом факультете имеют один и тот же статус в иерархии обучения в университете, но они различаются по факультетам, а престижи этих факультетов могут быть разными.

Сорокин выделил три основные формы социальной стратификации: экономическую, политическую и профессиональную. Они взаимосвязаны между собою, но неоднозначно. Их изменения имеют характер цикличных флуктуаций (повышения или понижения), а не однонаправленных закономерностей (Сорокин).

Разработка проблем социальной стратификации продолжилась во второй половине XX в. Рендалл Коллинз предпринял попытку синтеза ряда прежних концепций стратификации на основе теории конфликта, обобщенной им до уровня социеталыюй (1975). В качестве фундаментальной причины всего многообразия вариантов стратификации он выделил борьбу каждого человека за статус: «Жизнь — это главным образом борьба за статус, и в этой борьбе никто не может забыть о власти тех, кто его окружает»;

при этом каждый использует доступные ему ресурсы, чтобы повысить свой статус. Эта борьба наиболее распространена в сфере профессиональной деятельности людей {Коллинз).

Важными характеристиками стратификации являются ее «профиль» и социальная дистанция. Наглядной иллюстрацией «профиля» служит стратификация населения по доле богатства, доходов; при этом используется коэффициент Джинни. По этим критериям в одних странах стратификация имеет форму пирамиды, а в других — форму ромба. Пирамида означает, что, например, максимальным богатством владеет минимальная часть населения — верхняя страта, а самая большая часть населения обладает минимумом богатства — нижняя страта; между ними находится средние слои. Напротив, в случае ромба основное богатство сосредоточено в средних слоях; верхняя страта, как и в первом случае, немногочисленна и располагает большим богатством; нижняя страта бедная, но менее многочисленна, чем средние слои.

В ряде развитых стран наблюдается такая комбинация «профилей»: богатство стратифицировано в форме пирамиды, а доходы — в виде ромба.

Проводят и более дробную дифференциацию: внутри каждой страты выделяют верхний и нижний слои. В таком случае говорят: «верхний верхний слой» или «нижний нижний слой» и т.п.

При всех различиях подходов и выводов, большинство социологов сходятся в том, что имеется общая тенденция эволюции социальной стратификации: увеличивается число ее форм и видов. В настоящее время выделяют около десяти ее форм. Вот перечень форм социальной стратификации - от архаично-традиционалистских до либерально-модернистских:

  • • физико-генетическая: стратифицирующими признаками служат пол, возраст, физические данные (сильный — слабый, здоровый — больной и т. д.);
  • • рабовладельческая: противоположность свободных и рабов, т.е. стратификация по наличию/отсутствию собственности на других людей как «говорящих орудий»;
  • • религиозно-кастовая: стратификация по позициям, определяемым религиозными верованиями; например, в древней Индии — от наиболее привилегированной касты брахманов до низшей касты неприкасаемых;
  • • социально-профессиональная: стратификация работающих (и членов их семей) по их профессиями, а внутри профессий — по уровням квалификации;
  • • феодально-сословная: стратифицирует различие обязанностей сословий перед государством и их прав (привилегий) по отношению к сословиям более низкого статуса;
  • • этакратическая (греч. словосочетание эта + кратияу т.е. власть государства, его чиновников над всем обществом): стратификация населения по его позициям в иерархии государственной власти (должностным рангам);
  • • классовая: стратификация по размеру частной собственности, по величине и способам получения дохода;
  • • культурно-символическая: дифференциация по характеру и объему знаний, которыми обладают люди, а также по возможности манипулирования знаниями других;
  • • культурно-нормативная: дифференциация населения соответственно различным нормам поведения, стилям жизни (Радаев, Шкаратан).

В каждом обществе существует нс одна, а несколько форм стратификации. В разных обществах наблюдаются различные комбинации этих форм. Если посмотреть, какие из них существуют в современной России, то, пожалуй, не очень ошибется тот, кто скажет, что присутствуют все девять, но распространены они в разной степени; их влияние тоже разное в различных регионах, поселениях. В целом преобладают две из них: этакратиче- ская и классовая, переплетающаяся с элементами сословной; «решающую роль играют в значительной мере сросшиеся друг с другом оси богатства и власти» (Заславская). При этом в государственном секторе экономики во многом сохраняется сословно-корпоративная система статусов/прести- жей, а в частном секторе возникли классовые структуры на основе отношений частной собственности и рынка наемного труда.

  • [1] Обратим внимание па термин человеческий капитал, используемый Гобло в работе, опубликованной в 1925 г. Обычно считается, что этот термин ввел Берк в 50-х гг. XX в.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы