Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow ОБЩАЯ СОЦИОЛОГИЯ
Посмотреть оригинал

Пассионарии свободы (Возрождение, Реформация, Просвещение)

Предмет данной главы — одна из самых возвышенных и драматичных на переломе от, как большинству казалось, окончательно утвердившегося аграрно-феодального традиционализма к туманно маячившему либерализму. Герои этого перелома — пассионарии, или немногие великие люди, воодушевленные благородными идеями свободы и гражданских прав человека, сумевшие обосновать и широко распространить эти идеи, которые впоследствии стали общечеловеческим достоянием.

Хронология этой темы соответствует началу Нового времени, эпохам Возрождения, Реформации и Просвещения (середина XV—XVIII в.).

Возрождение ценности свободы

Как было показано выше, уже на этапе зрелого феодализма возник ряд новых дифференциаций социетального характера, а в условиях позднего феодализма началось заметное развитие личности средневекового человека. В наиболее развитых странах Западной Европы — таких как Италия, Голландия, Англия, Франция, Германия — возникали несколько глубинных напряжений: между церковью и светской властью, между традиционными элитами и новыми богатеющими слоями населения внутри стран, между воинственными политическими элитами разных государств.

Обострение этих напряженностей и их позитивное, творческое разрешение проявилось, прежде всего, в сфере культуры. А именно: напряжения привели к возникновению новых ценностей и норм жизни, которых до того не было в средневековой Западной Европе.

Прежде всего, Ветхий и Новый заветы утверждали: жизнь дана человеку Богом, и никто, кроме Него, не в праве ее отнять — ни государство, ни церковь, ни сам человек, желающий себе смерти. Этому догмату христианства противоречила повседневная практика, изобиловавшая кровопролитными войнами и преступлениями против жизни людей, которые в Западной Европе совершали феодалы и сама католическая церковь. Протест населения против такой практики подготавливал почву для утверждения самоценности жизни человека.

Вторая ценность — свобода совести, т.е. свобода выбора вероисповедания, конфессии. Такая свобода возможна, если существует религиозная терпимость, толерантность между религиями, церквями. Она означает, что каждый человек должен с уважением относиться к вероисповеданию другого человека, никак не преследовать его за иное вероисповедание, поскольку вероисповедание — это дело совести каждого. Эта ценность получила широкое распространение с утверждением протестантизма.

Третья ценность — наличие неотъемлемых прав у гражданина по отношению к государству. Это своего рода следствие свободы совести: если есть неотъемлемое право на свое вероисповедание, на свое отношение к церкви, то за этим следует такое же право по отношению к государству. Прежде всего — такие права, как свобода слова, собраний, митингов и др.

Такого рода ценности, только возникавшие в середине XV в., стали первым ответом в сфере культуры на те напряжения, которые сложились к тому времени в реальном мире. Италия была прямой наследницей античной, особенно римской, культуры, здесь было немало условий для более раннего ее возрождения. Новациям в культуре способствовали особенности экономической и политической жизни итальянских городов того времени. В борьбе с феодалами они рано стали самостоятельными городами-государствами. Расцвет их торговли и связанных с нею банковских операций стимулировал ремесленное производство и развитие товарно- денежных отношений. Это обостряло не только социально-политические, но и нравственные проблемы, которые вырастали на почве алчных стремлений новых и старых богачей к максимальной наживе и власти, нередко приводивших к кровавым преступлениям. Особенно интенсивно протекали все эти процессы в городах Тосканы и Северной Италии, а наиболее ярко — во Флоренции, где в 1293 г. бюргерство добилось утверждения демократической конституции — знаменитых «Установлений справедливости». Поэтому Италия стала тем социокультурным нолем, на котором взросли и получили самое яркое выражение новые духовные ценности. Именно в Италии возникла плеяда людей, которых можно назвать пассионариями грядущей духовной либерализации. Они вошли в историю как «гуманисты», т.е. люди, сделавшие своей профессией studia humanitatis (науки о человеке), хотя сами себя они обычно называли «ораторами», реже — риторами. Но по большому счету ранний итальянский гуманизм предстает как новое мировоззрение, которое оказало определяющее влияние на формирование нового типа личности.

Флоренция дает классическое выражение новых людей Возрождения во всей их противоречивой сложности. Им особенно свойственно высокое самосознание совершающегося исторического переворота, который они рассматривают как дело своих рук (Гращенков).

Среди них самая ранняя фигура — Данте Алигьери (1265—1321), сотворивший бессмертную «Божественную комедию», в центре которой — человек. Данте на себе испытал радости и горести своей эпохи. Он вырос и возмужал во Флоренции, где получил всестороннее образование, испытал возвышенную любовь к прекрасной Беатриче и пережил трагедию ее ранней кончины. Здесь он вступил на поэтическую стезю и на воинскую и дипломатическую службу республике. С приходом к власти дворянско- буржуазной партии «черных», в 1302 г. Данте был изгнан, заочно осужден на смерть и скитался по многим городам Италии и Франции. В изгнании он и создал «Божественную комедию», написанную на обогащенном им итальянском языке Нового времени {Державин).

Олицетворяя собою человека своей эпохи, «суровый Дант» (Пушкин), сопровождаемый вначале поэтом-язычником Вергилием, а затем — несравненной Беатриче, побуждает современников лицезреть ужасы мук грешников, низверженных в Ад, страдания оказавшихся в Чистилище, включая возможности земного Рая, и чистые радости обитателей Рая небесного (вплоть до невещественного неба — Эмпирея). Трехчастная драма Дайте завершается оптимистично — гимном любви.

Гуманистическая направленность пронизывает все содержание творения божественного Данте, прежде всего, впечатляют конкретные изображения Ада — его девяти кругов возмездий и наказанных преступлений. При входе в Чистилище автор уже позитивно утверждает свои ценности, вкладывая их в уста Вергилия. Обращаясь к Катону — хранителю Чистилища, в земной жизни покончившему с собой ради свободы, поэт-язычник заверяет, говоря о Данте:

Ты благосклонно встреть его приход:

Он восхотел свободы, столь бесценной,

Как знают все, кто жизнь ей отдает.

(«Чистилище», I, 70.)

А на вершине Чистилища, перед входом в земной Рай, куда не может вступить язычник, уже прощаясь с Данте, Вергилий так удостоверил свободное состояние его духа:

Свободен, прям и здрав твой дух; во всем Судья ты сам; я над самим тобою Тебя венчаю митром и венцом.

(«Чистилище», XXVII, 140-142.)

И далее, уже в небесном Рае, сошедшая со святых высот Беатриче так отвечала на вопрос Данте о возможности возместить новыми делами нарушенное обещание, обет, а по сути — о соотношении свободы и ответственности человека за свои действия:

Превыгипий дар создателя вселенной,

Его щедроте больше всех сродни И для него же самый драгоценный,

Свобода воли, коей искони Разумные создания причастны,

Без исключенья все и лишь они.

Отсюда ты получишь вывод ясный,

Что значит дать обет, — конечно, там,

Где бог согласен, если мы согласны.

Бог обязаться дозволяет нам,

И этот клад, такой, как я сказала,

Себя ему приносит сам.

Где ценность, что его бы заменяла?

А в отданном ты больше не волен,

И жертвовать чужоене пристало...

Своим обетом, смертный, не играй!

Будь стоек, но не обещайся слепо...

А если вами злая алчность правит,

Так вы же люди, а не скот тупой...

(«Рай», V, 19-33, 64-65, 79-80.)

И совсем под занавес изнемогший Данте вымолвил мысль, венчающую «Божественную комедию», — мысль о любви как вседвижущей силе:

Здесь изнемог высокий духа взлет;

Но страсть и волю мне уже стремила,

Как если колесу дан ровный ход,

Любовь, что движет солнце и светила.

(«Рай», XXXIII, 142-145.)

В XV в. в Италии и других странах Западной Европы возникают кружки гуманистов, объединявшие людей, которые в центр своего миропонимания выдвигали человека как ценность, как свободное существо, способное творить самого себя на основе любви к себе и другим. В этих кружках изучали античную литературу, преимущественно на латинском языке. Такие кружки начинались в церковных учреждениях, потому что именно там формировались наиболее образованные люди, знающие латынь.

Пример такого вдохновителя гуманистов — Николай Кузанский (1401— 1464), т.е. из местечка Куза, вблизи немецкого города Трир. Будучи незнатного происхождения, Кузанец своими трудами достиг при папе-гуманисте Николае V сана кардинала и легата всей Германии, а при папе-гуманисте Пие II, который был другом юности Николая, — сана генерального викария, второго лица в католической иерархии. Для Кузанца человек есть существо, на котором Бог открывается как на возможности быть по-человечески всем. Человек в качестве «второго бога» более всего уподобляется ему своей умственной деятельностью и соответствующим ей созиданием искусственных форм {Соколов). Вокруг Николая Кузанского группировались кружки гуманистов; потом они стали появляться и в других странах.

А самый яркий гуманист эпохи Возрождения, пассионарный светоч ее свободного духа — Леонардо да Винчи (1452—1519), т.е. человек по имени Леонардо из местечка Винчи, расположенного вблизи той же Флоренции, которая взрастила сурового Данта. Леонардо да Винчи, как и Кузанец, имел незнатное происхождение, был внебрачным сыном простой крестьянки, а его отец — человек с юридическим образованием. Леонардо был красивым мужчиной, обладал необычайной физической силой и многими дарованиями. Это художник, поэт, мыслитель, изобретатель, инженер, ученый, яркий в общении человек. Когда говорят о качествах и образцах всесторонне развитой личности, то Леонардо — бесспорный эталон такой личности. Многие считают его самой разносторонней личностью нашей эры — после Рождества Христова.

Леонардо принадлежат изобретения, которые намного опередили свое время: парашют, механическая ткацкая машина, танк и др. Он редко печатал свои научные работы, предпочитая делать в тетрадях рисунки, чертежи и записи специально придуманным им шифром; их расшифровка началась лишь около 150 лет назад и до сих пор не закончена. В 2001 г. большой том произведений Леонардо издан на русском языке.

Загадочны и символичны многие полотна Леонардо, но самое известное из них — его картина «Джоконда». Не приходится спорить, что ее тайна заключена в природе женского характера. Заслуживает внимания и социально-типический подход: итальянский ренессансный портрет тесно связан с зарождением и развитием гуманизма и воплощается в идеале добродетельного человека (иото virtuoso). Если первоначально портрет воплощал не столько личность, сколько его социальный статус (хотя портретное сходство должно присутствовать), то затем он должен выражать и индивидуальность; соответственно, вначале на портретах уста людей жестко сомкнуты, а затем постепенно начинают размыкаться и выражать подобие улыбки. Возможна и иная интерпретация: на портрете Джоконды запечатлена улыбка самого Леонардо, адресованная грядущим поколениям: попытайтесь стать такими свободными во всем, как я, и вместе посмотрим, что у вас из этого получится.

Действительно, в жизни главным для Леонардо было отстаивание своей свободы в любых областях деятельности: свободы от церкви, от государства; отстаивание личного достоинства и утверждение приоритета творческого гения человека. Леонардо — звезда первой величины в созвездии мощных потоков инноваций в Европе эпохи Возрождения. Все эти звезды зажглись почти одновременно: даты рождения большинства из них укладываются в период с 1451 по 1484 г.

Вот несколько областей наиболее значительных инноваций. Это великие географические открытия, начиная с Колумба (1451—1506). Даты рождения Колумба и Леонардо почти совпадают: Колумб на один год старше. Это личность, которая своими путешествиями утверждала право на открытие совершенно новых представлений о расположении стран и континентов па Земле. Вслед за ним была целая плеяда мореплавателей, включая Магеллана. Великие географические открытия были бы невозможны, если бы не утверждалась новая структура ценностей. Даже из популярных фильмов видно, какое мужество требовалось Колумбу, чтобы отстоять свои замыслы перед королями Испании и Италии.

В науке утверждалась ценность Истины, Правды. Здесь лидирующие по значимости и по времени фигуры — Николай Коперник (1473—1543),

Джордано Бруно (1548—1600), Галилео Галилей (1564—1642). Это люди, которые утверждали свое право на доказательство истины в противовес вере. Человек имеет не только право выбирать конфессию, но и свободно, рационально мыслить, постигать истину. Это право и отстаивали великие ученые, иногда, как Бруно, ценой жизни на кострах инквизиции. Истина понималась как рационально обобщенный опыт, а правильность этого обобщения должна быть доказана логически и подтверждена экспериментально. Утверждение такой позиции свидетельствовало о начале первой научной революции — переходе к экспериментальной науке.

В политике возвышается фигура Николо Макиавелли (1469—1527). Его заслуга состояла в том, чтобы видеть политическую реальность и общественную жизнь трезво, без идеологических шор, религиозных или иных, скептически относясь к самой природе человека. Этим объясняется успех произведений и деятельности Макиавелли у власть имущих, которые всегда стремятся мыслить реалистически.

Область виртуозно совершенного творчества — искусство. Эпоха Ренессанса явила миру Рафаэля (1483—1520), Микеланджело (1475—1564), других великанов художественного творчества. Своими произведениями они утверждали и поныне продолжают утверждать высшие нравственные ценности: красоты, любви, добра.

Подытоживая, можно сказать, что в эпоху Возрождения пассионарии свободы заложили основы европейской культуры и западной цивилизации.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы