Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow ОБЩАЯ СОЦИОЛОГИЯ
Посмотреть оригинал

Социальная самоорганизация и управление

Спонтанность социальной самоорганизации и планируемость социального управления

Социальная самоорганизация — это упорядоченное поведение субъектов, которые преследуют собственные интересы и цели и при этом добровольно соблюдают принятые в данном обществе нормы, не нуждаясь в особом органе контроля за соблюдением этих норм. Подчеркнем два очень важных момента: а) процесс самоорганизации характеризуется тем, что субъекты реализуют каждый собственные интересы, преследуют собственные цели; б) это не хаотическое множество действий, а упорядоченное в соответствии с принятыми в данном обществе нормами. Упорядоченность поведения в социетальном масштабе достигается благодаря тому, что в обществе существуют спонтанно сложившаяся нормативная культура и субкультуры, а индивиды достаточно усвоили эти нормы, сознательно следуют им. Отклонения от норм подлежат санкциям спонтанного социального контроля. Альтернативой такой самоорганизации служит вседозволенность, аномия.

Здесь уместно вспомнить популярный тезис анархистов: «Анархия - мать порядка». Они имели в виду именно то, что каждый индивид действует по своим убеждениям, представлениям, но при этом соблюдает общекультурные нормы и тем самым обеспечивается общественный порядок. Анархисты считали, что нет необходимости в существовании государства, потому что нормы общества усвоены каждым человеком: каждый сам будет их соблюдать без всякого принуждения. В конечном счете, на подобном представлении основывалась и марксистская гипотеза об отмирании государства; но, в отличие от анархизма, она предполагала не немедленное уничтожение государства, а постепенное его отмирание, по мере усвоения гражданами норм культуры общества.

Историческую предпосылку таких представлений составляют догосу- дарственные формы малых обществ. Как мы знаем (см. разд.З), положение человека в таких обществах не напоминало гоббсову «войну всех против всех». Напротив, в них существовал жесткий порядок, основанный на про- торелигиозных верованиях, табу и подобных правилах. Но и человек в них еще был далек от состояния индивидуальности, личности.

С другой стороны, отношения между малыми обществами, не принадлежащими одному роду-племени, как раз напоминали войну всех против всех. По мере интеграции малых обществ в большие потребовалось преодолеть это состояние, что и стало одной из причин возникновения государства. В этом смысле государство действительно есть продукт общественного договора, но первоначально — не между индивидами и сувереном, а между малыми обществами, которые делегировали часть своих прав одному суверену в обмен на его обязанность поддерживать порядок в большом обществе. Впоследствии, по мере укрепления государства, растворения малых обществ в большом обществе и развития индивидов как личностей, суверен стал отвечать за поддержание порядка в отношениях между индивидами, а общественный договор приобрел форму договора между индивидами и сувереном.

Одновременно возникает и целенаправленно развивается социальное управление. Чем оно отличается от самоорганизации, или самоуправления? Социальное управление — это последовательность действий органа управления, направленных на обеспечение социального порядка и разрешение социальных проблем в объекте управления.

Первое отличие управления от самоорганизации состоит в том, что имеется специальный орган управления, и именно действия этого органа и представляют собой процесс социального управления. Такой орган есть формализованный институт, который на социетальном уровне закрепил фундаментальную дифференциацию населения на два слоя, неравных по численности и социальному статусу — управляющих и управляемых.

Исходная задача органа управления, особенно государственного, состоит в том, чтобы обеспечить контроль за соблюдением норм, санкционированных законами данной страны, в том числе используя принудительные формы контроля. Этим заняты правоохранительные органы: следствие, прокуратура, суд и места отбывания наказания (тюрьмы, колонии, так называемая пенитенцитарная система). В современной России фиксируется около трех миллионов нарушений закона в год — это немало на 140 млн жителей страны. В несколько раз больше незафиксированных нарушений.

Далее, орган управления представляет собой социальную группу людей, объединенных целями и задачами управления таким объектом, как общество, или иным, менее значительным. Следовательно, этот орган есть субъект управления, а другие люди служат объектом управления. Возьмем, к примеру, социологический факультет, где есть студенты, преподаватели, деканат. Деканат — это и есть орган управления, который регулирует поведение преподавателей, студентов и другого персонала, занятого жизнеобеспечением факультета. И в любой фирме есть хозяин или менеджер, а чаще несколько человек, которые также образуют орган, управляющий сотрудниками этой фирмы.

Кроме того, люди, образующие орган управления, имеют собственные интересы и цели, отличающиеся от интересов и целей остальных членов организации или общества. Если это орган управления фирмой, то его цель — побольше заработать, получить доходы себе лично или членам этого органа управления, а другим — поменьше, но чтобы они продолжали работать. И на уровне государственной власти мы также наблюдаем, что люди, которые достигают этих высших уровней, образуют не только формальную общность — парламент, правительство, судебный орган и т.д. — но они образуют и определенные группы по фракциям, межфракционные объединения, которые также и, может быть, прежде всего начинают заботиться о своих собственных интересах: назначают себе зарплату, выделяют себе не худшее жилье, обеспечивают себя прочими материальными благами.

И это естественно просто потому, что такова противоречивая природа человека. Но если при этом соблюдается сложившаяся в данном обществе норма отчислений от общественных доходов. Другой стороной этой меры является достижение целей объекта управления, баланса его функций. В этом случае происходит развитие объекта, а не только удовлетворение потребностей органов управления. Предпосылкой этого служит баланс сил в обществе, наличие конструктивной оппозиции на различных уровнях управления.

В обществе имеется много уровней управления. Есть первичный уровень, когда между руководителем и управляемыми нет никакого посредника; скажем, бригадир: ниже него расположены рядовые рабочие. Над этим первичным уровнем надстраиваются многие управленческие этажи. Поэтому нередко говорят, что руководитель первичного уровня находится между молотом и наковальней: «молот» — это все, кто сверху, а «наковальня» — те, кто снизу, рядовой персонал. И вот руководитель первичного уровня вынужден «расшибаться в лепешку» между теми и другими, соответствовать тем и другим, — это очень трудная позиция.

Над ним находятся промежуточные уровни управления. Допустим, в крупной фирме или предприятии имеются: мастер участка, начальник цеха, руководитель службы, а над ними уже директор со своими заместителями. Но и директор, и заместитель директора — это тоже промежуточные уровни, если мы рассматриваем предприятие с позиций общества в целом. Потому что с этой позиции мы видим еще территориальные уровни управления: районы, области, иные субъекты и, наконец, высший уровень государственного управления.

Сопоставляя в целом социальную самоорганизацию и самоуправление, можно заметить: в самоорганизации преобладают естественные компоненты, стихийно сложившиеся и закрепившиеся в повседневных нормах, правилах, а в управлении доминируют искусственные компоненты, специально сконструированные управленцами для более эффективного достижения своих целей {Тихонов). Но это противопоставление относительно: на любом уровне управления в той или иной мере присутствуют элементы спонтанной самоорганизации, которые взаимодействуют с формализованными организационными структурами. Спонтанные нормы самоорганизации, сложившиеся в малых обществах, проникают в поры планируемых управленческих структур больших обществ. Их взаимодействие рождает синергетический эффект — позитивный или негативный для общества как целого.

Чтобы эмпирически исследовать характер и результаты этого взаимодействия в советском обществе, на рубеже 60—70-х гг. XX в. группа молодых социологов ИКСИ предприняла комплексный проект «Социальная организация промышленного предприятия: соотношение планируемых и спонтанных процессов» {Лапин), но его осуществление было насильственно прервано. Это произошло не случайно: уже в то время в советском обществе латентно нарастали спонтанные процессы, противостоявшие интересам номенклатуры. Власти не желали слышать о них, что и способствовало обострению кризиса СССР в конце 1980-х и его краху в начале 1990-х гг.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы