смерти в Средневековье

В Средние века мысль о смерти становится буквально навязчивой. Действительно ли, что все, что описано итальянским поэтом Данте Алигьери в «Божественной комедии», не более чем плод человеческой фантазии?

Мой сын, посередине этих скал —

Так начал он, — лежат, как три ступени,

Три круга, меньше тех, что ты видал.

Во всех толпятся проклятые тени;

Чтобы потом лишь посмотреть на них,

Узнай их грех и образ их мучений.

В самом деле, что заставляет нас верить в то, что великий итальянский поэт воспроизвел в «Божественной комедии» некую неоспоримую реальность? Возможно, картины посмертного существования попросту ему пригрезились. Откуда взял Данте картину адских мучений? Не из земной ли жизни? Не стал ли итальянский поэт создателем грандиозной мистификации, оказавшей огромное воздействие на всю европейскую культуру?

По мнению М. Экхарта, проповедника XIV в., человек способен познавать Бога благодаря тому, что в нем самом, т.е. в человеке, есть сотворенная искорка Бога. Расставание тела с душой происходит тогда, когда человек всецело отказывается от себя, освобождается от своего «Я» и таким образом разлучается сам с собой.

Позднее Средневековье, похоже, не могло принять смерть ни в каком ином аспекте, кроме как в аспекте бренности всего земного... Человек Средневековья, отвергнувший все земное, давно уже задерживал свой духовный взор на мрачной картине жалкого праха. Смерть как первооснова была запечатлена на протяжении веков в искусстве и литературе. Ни одна эпоха, как свидетельствует нидерландский историк и философ Й. Хёйзинга, не навязывает человеку мысль о смерти с такой настойчивостью, как XV столетие.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >