Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ. ЧАСТЬ 1. ПЕРВОБЫТНОЕ ОБЩЕСТВО
Посмотреть оригинал

ПЕРВОБЫТНАЯ ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ОБЩИНА

Материальная культура эпохи мезолита

Эпоха мезолита (среднекаменного века) дает исключительно достоверный материал, поскольку наиболее отсталые народы, встреченные европейцами при заселении новых земель, ещё находились на этой стадии развития. Возможно, исключение составляют лишь малоизученные тасманийцы, которые, по представлениям некоторых исследователей, остановились «на уровне позднего палеолита» [77, с. 66]. Около 10 тыс. лет до н.э. на Ближнем Востоке и около 8 тыс. лет до н.э. в Европе (когда закончился плейстоцен и начался голоцен) с наступлением мезолита произошли ещё более значительные изменения в арсенале орудий первобытного человека. В это время был изобретен и у многих племён появился лук со стрелами. Там, где не не было лука, в охоте использовались духовые стрелометательные трубки (которые в Америке называли сумпитанами, а в Юго-Восточной Азии — Сурбаранами), маленькие стрелки которых обычно смазывались ядами. В Австралии аборигены стали применять своеобразные метательные орудия — бумеранги, хотя египтяне изобрели бумеранг значительно ранее. Североамериканские индейцы стали использовать метательные топоры — томогавки. Многие научились делать болы и пращи. В мезолите придумали копьеметалку, позволяющую увеличить дальность полёта дротика. Другим достижением мезолита стало широкое использование микролитов, небольших (менее дюйма) каменных пластинок из кремния, обсидиана, агата, роговика и т.п., заостренных с одного конца или с одной стороны, которые служили наконечниками стрел или вкладышами для составных орудий (в прорези которых они последовательно вставлялись и укреплялись смолой): пил, серпов и т.п., хотя сохранялись и макролиты: кельты, топоры, долота, ножи, скребки, шила и т.п. Продолжали пользоваться копьями и палицами. Стали больше использовать кость и раковины для наконечников стрел, ножей, скребков, шил, гарпунов и крючков [4, с. 155-174, 197-198; 114, с. 534].

К этому времени крупных животных на земле стало меньше: одни, как мамонты, вымерли сами, других усиленно истребляли изощренные охотники. Луки, сумпитаны, бумеранги и пращи более подходили для охоты на некрупных животных, включая грызунов, змей и ящериц, а охота на них требовала кочевок в места скопления этих животных и съедобных растений. Шире распространилась охота на морского зверя, а также рыболовство и сбор ракообразных, моллюсков, водорослей, личинок, насекомых, яиц, новых видов съедобных растений, что требовало оседлости. Помимо загонной охоты на крупных животных, в которой участвовала вся община, стали широко применять засадную охоту, использовали также незаметное подкрадывание, иногда пользуясь и подражанием голосам дичи. На охоте стали использовать ловушки, сети, петли, давилки и т.п. Рыбу били острогой, ловили вёршами, сетями, на крючок. При рыбной ловле, охоте на морского зверя и для поисков новых земель широко пользовались лодками. Для перевозки грузов использовали волокуши. Собирали корни, клубни, грибы, ягоды, орехи, зёрна, яйца, мелких животных [4, с. 174; 3, с. 177; 234, с. 108- 110], а также дикий мёд. Собирательство стало принимать постоянный, «специализированный» характер, о чём свидетельствуют землекопные орудия: палки-копалки и орудия, напоминающие мотыги, а также каменные ступы [3, с. 174-179; 4, с. 161-177; 76, с. 66-69; 114, с. 534; 234, с. 105-110].

В местах временных стоянок строили ветровые заслоны и шалаши, но имели и зимние посёлки из небольших домов и с большими постройками до 120 кв. м. в качестве общественных домов. Дома строили из стволов и ветвей, покрывали шкурами, корой, ветками, листьями, водорослями. Дома обогревали разводимым песредине огнём [4, с. 174]. Носили одежду: передники, набедренные повязки и юбочки из листьев, коры, луба и т.п. летом, плащи из шкур — зимой, наиболее продвинутые племена, например, индейцы монтанье, наскапи, атапаски, жившие в холодном климате шили из шкур длинные рубахи с капюшоном, носили меховые гамаши и кожаные мокасины. Скорее всего ещё в палеолите научились добывать огонь. В мезолите огонь добывали уже разными способами: трением, пилением, сверлением, выпахиванием. Огонь позволял варить в земляных ямах, бросая в воду с приготовляемой едой раскалённые на костре камни, там же тушили мясо, которое также жарили и на вертеле. К концу мезолита опять наметилась тенденция к оседлости, связанная со специализированным собирательством. Теперь некоторые племена стали располагаться поблизости от мест скопления съедобных растений: злаков, ягод, плодов, корней. Для копки земли была изобретена землекопалка — короткое копьё с насаженным на него кольцеобразным грузом. Люди мезолита научились молотить зерно. Некоторые корни, клубни и зерно научились растирать в муку на зернотёрках — двух плоских камнях, между которыми помещались растираемые предметы. Полученную муку месили, получая тесто, из которого иногда в золе пекли лепёшки [3, с. 181-187; 4, с. 170-174; 156, с. 534; 234, с. 111-112].

Оседлость способствовала привлечению к месту обитания человека животных. В это время происходило одомашнивание собаки, которая была источником пищи, но становилась и помощником в охоте [76, с. 67, 69].

Возможно с ростом имущества связано усиление межплеменных вооружённых столкновений, что нашло отражение в наскальных рисунках [76, с. 69].

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы