Соотношение величин рисков в разных областях деятельности человека

В последние годы в мировой практике концепция приемлемого риска находит все более широкое применение, поскольку позволяет более точно определить достоверные значения индивидуального риска гибели людей от естественных и техногенных факторов и должна обеспечивать управленческую стратегию устойчивого развития.

Для простоты и наглядности рассмотрим значения показателей риска, типичных для современного общества. Будем оценивать только риск смертельного исхода. Риск, обусловленный жизнедеятельностью человека как биологического организма, связан с различными заболеваниями, старением и оценивается величиной 1 • 10-2 в год, т.с. в среднем ежегодно один человек из 100 умирает от болезней и старости. Подсчитаны и основные составляющие риска так называемых внутренних факторов: сердечно-сосудистые заболевания дают 4,7 • 10_3, онкологические — 1,6 • 10~3.

В процессе своей жизнедеятельности человек подвержен воздействию различных естественных факторов среды обитания. К ним относятся землетрясения, ураганы, наводнения, оползни, снежные лавины, сильные морозы, сильная жара и др. Этот риск сложнее подсчитать, поэтому оценивают диапазон его значений от 1 • 10-7 до 2 • 10-6. В сумме риск для здоровья человека от внешних факторов среды обитания и естественных причин составляет 1 • 10-5, т.е. от внешних и естественных факторов ежегодно погибает один из ста тысяч человек.

Далее оценим техногенные риски. Причинами неблагоприятных событий в этом случае являются транспортные происшествия, химические аварии, приводящие к загрязнению окружающей среды, и многое другое, включая также и курение. Риск возникновения онкологических заболеваний от курения 20 сигарет в день равен 5 • 10~3. Риск от 100 электростанций, работающих на угле и мазуте (мощностью по 1000 МВт каждая) в США, — 3 • 10 5, а риск от АЭС, вырабатывающих столько же электроэнергии, равен 6 • 10 7, т.е. в 50 раз ниже, чем для ТЭС. В сумме техногенный риск равен 1 • 103 (для сравнения: величина естественного риска — 1 • 105).

Подсчитано даже, что риск от выкуривания одной сигареты эквивалентен риску от поездки на автомобиле на 100 км, трехлетнему проживанию вблизи АЭС или получению двухдневной предельной дозы облучения для профессионала. Естественно, профессиональный риск значительно отличается для разных отраслей промышленности: от 1,5 • 10 ‘5 в легкой промышленности до 6,7 • 10_3 для монтажников.

В табл. 7.5, 7.6 приведены данные по частоте смертельных случаев в разных сферах человеческой деятельности. Так, сельское хозяйство относится к зоне приемлемого, а угольная промышленность и рыбоводство — к зоне неприемлемого риска. Легкая промышленность, автомобилестроение, ядер- ная энергетика, химическая промышленность, металлургия и судостроение относятся к переходной зоне.

Таблица 7.5

Частота смертельных случаев в разных сферах человеческой деятельности с учетом общественной оценки риска

Вид деятельности

R„, чел/год

Общественная оценка риска

Угольная промышленность

1,4 • 10 3

Зона неприемлемого риска (R > 10 3)

Рыбоводство

3,6 • 10 3

Легкая промышленность

1,5 • 10-5

Переходная зона (R = от 10-5 до 10 6)

Автомобилестроение

1,3 ? 10 1

Ядерная энергетика

2,0 10-4

Химическая промышленность

4,0 104

Металлургия и судостроение

8,0 10 4

Сельское хозяйство

10 3

Зона приемлемого риска (R < 10 (>)

Частота смертельных случаев в разных сферах человеческой

деятельности

Таблица 7.6

Вид деятельности

Число смертельных случаев на 10 тыс. работников

Легкая промышленность

0,15

Автомобилестроение

1,3

Ядерная энергетика

2

Химическая промышленность

4

Металлургия и судостроение

8

Сельское хозяйство

10

Угольная промышленность

14

Рыбоводство

36

Невозможно доказать абсолютную безопасность какой-либо деятельности человека. В каждом виде деятельности, которым мы занимаемся, есть доля риска. И какие бы стандарты при создании новых технологий мы ни принимали, определенный риск неблагоприятного исхода всегда остается. Например, пределы скорости для транспортных средств установлены на уровне, обеспечивающем компромисс между опасностью их превышения и желанием людей передвигаться как можно быстрее. Эти ограничения не исключают полностью риск гибели или травм на меньших скоростях; они определяют как допустимые те значения, при которых опасности известны и можно их избежать.

То же самое относится к предельно допустимым уровням (ПДУ) ионизирующего и СВЧ-излучений, а также других вредных загрязнителей окружающей среды, которые основаны на пороговых эффектах повреждающего действия.

Так, аварийное радиоактивное загрязнение окружающей среды долгоживущими радионуклидами после Чернобыльской катастрофы вызывает прежде всего стохастические эффекты облучения (не имеющие дозового порога) — генетические нарушения, злокачественные новообразования, опухоли, лейкозы и др. Так, частота врожденных пороков развития (ВПР) среди новорожденных на радиационно-загрязненных юго-западных территориях Брянской области (ЮЗТ) возросла через 15 лет после 1986 г. в три — пять раз. В большей степени в этот период увеличивалось число нарушений развития половых органов, врожденной катаракты, пороков развития нервной системы и органов чувств, костно-мышечной системы и органов пищеварения. В структуре детской смертности в этих районах через 15 лет после Чернобыльской катастрофы роль ВПР возросла в два раза, а в структуре младенческой смертности в ЮЗТ области удельный вес ВПР почти в пять раз превысил среднее значение этого показателя по России. 46,7% детей ликвидаторов (по материалам Российского государственного медико-дозиметрического регистра, включающего данные по более 30 тыс. детей) имеют ВПР (с преобладанием патологии костно-мышечной системы). Встречаемость ВПР среди детей ликвидаторов выше соответствующих общероссийских показателей в 3,6 раза [ 23, 381.

Общая заболеваемость ВПР детского населения в период 1991—2012 гг. в 3,8 раза, а первичная — в 12,5 раза выше на радиационно-загрязненных юго-западных территориях Брянской области, по сравнению с аналогичными показателями экологически благополучных территорий 123, 38]. Максимальный риск клеточных генетических поломок (стохастические эффекты) принят равным 2 • 10 3 Зв 1 (или 2 • 10~5 бэр *) — вероятность формирования рака со смертельным исходом, равная двум шансам из 1 тыс. при накоплении дозы 1 Зв и двум из 100 тыс. при накоплении дозы 1 бэр. При накоплении дозы 2 рада на щитовидную железу риск формирования рака щитовидной железы равен 6 шансам из 100 тыс. (6 • 10~5). При увеличении дозы вдвое риск возрастет до 12 • 10~5 шансов независимо от времени (скорости) накопления.

В табл. 7.7 представлены основные биологические и клинические эффекты воздействия радиации на человека.

Таблица 7.7

Основные биологические и клинические последствия воздействия

радиации на человека

Условия и время облучения

Доза или мощность дозы, Зв, бэр

Последствия

Все виды облучения: однократное, острое, пролонгированное, дробное, хроническое

Любая доза, отличная от 0

Увеличение риска отдаленных стохастических (вероятностных) последствий: рака и генетических нарушений; верхний предел этого риска на коллективную дозу — 1 млн чел. • бэр: летальных раков — 120 случаев, генетических нарушений — 45

Хроническое в течение ряда лет

0,1 Зв (10 бэр) в год и более

Снижение неспецифической резистентности организма, которое редко выявляется у отдельных лиц, но может регистрироваться при массовых обследованиях

Хроническое

0,5 Зв (50 бэр) в год и более

Специфическое проявление лучевого воздействия, снижение иммунореактивности, образование катаракты глаз при дозах более 0,3 Зв/год

Острое однократное

  • 1 Зв
  • (100 бэр) и более

Острая лучевая болезнь различной степени тяжести

Острое однократное или пролонгированное

4,5 Зв (450 бэр) и более

Острая лучевая болезнь со смертельным исходом у 50% облученных людей

Различные виды облучения

  • 1 Зв
  • (100 бэр) и более

Стохастические эффекты облучения, возрастание частоты которых может быть выявлено при эпидемиологических исследованиях

Пролонгированное от 1311 в течение 1—2 месяцев на щитовидную железу

  • 10 Зв
  • (1000 бэр) и более

Гипофункция щитовидной железы; возрастание риска развития опухолей (аденом и разных видов рака) с вероятностью 10-2

Оценка рисков многообразна. В Англии оцененный риск гибели людей в бытовых условиях составил 1,1 • 10-4, т.е. на 9 тыс. человек один погибает у себя дома от бытовой аварии. Поэтому риск от ядерной энергетики должен реально сравниваться с таковым для других источников энергии или даже просто с жизнью людей в бытовых условиях.

Специалисты Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) оценили риск при различных способах получения энергии. Единицей риска выбрана потеря 7500 рабочих дней, что соответствует продолжительности работы одного человека в течение 30 лет (250 рабочих дней в году). Вероятность гибели человека вследствие несчастного случая давала степень риска, равную 1.

При производстве электроэнергии, необходимой для обеспечения 1 млн человек в течение года, степень риска составила:

  • • атомные электростанции — 1,5 ед.;
  • • гидроэлектростанции — 5 ед.;
  • • солнечные электростанции — 60 ед.;
  • • ветряные электростанции — 70 ед.;
  • • ТЭС на нефти — 200 ед.;
  • • ТЭС на угле — 250 ед.

Далее рассмотрим анализ оценки риска, включающий две описанные концепции.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >