В чем ценность дискуссий, осуществляемых в неклассической науке в период создания квантовой теории?

Ярким подтверждением продуктивности дискуссий в процессе научных открытий стали дискуссии в неклассической науке периода создания квантовой теории. Они были неотъемлемой компонентой коммуникации ученых, средством понимания и вписывания нового знания, созданного силами коллективного, а не индивидуального субъекта творчества, в культуру. Здесь в чистом виде высвечивается структура научной дискуссии, определившая развитие науки на долгие годы, начиная с так называемого доборовского этапа, связанного с открытием в 1900 г. М. Планком гипотезы квантов, и кончая переосмыслением вероятностного ее истолкования и обоснованием квантово-механической картины мира, предпринимающимися до сих пор.

В чем сущность беспримерной по корректности и системе аргументации дискуссий между Н. Бором и А. Эйнштейном?

В истории квантовой механики этого периода мы имеем также образец беспримерной по корректности и системе аргументации дискуссии между Н. Бором и А. Эйнштейном, которая продолжалась много лет (с 1927 г. до последней их встречи в 1954 г.) и которая не изменила позиции ни одного, ни другого. Свою позицию Эйнштейн с его декартовскими принципами ясности и четкости, классической причинности и объективности в противовес вероятностной причинности и признанию «свободы выбора» атомных объектов в концепции Бора, выразил словами: «Господь Бог не играет в кости», на что Бор ответил: «Однако не наше дело предписывать Богу, как Он должен управлять миром».

Противоречивые мировоззренческие установки двух великих ученых в этой дискуссии, несомненно, определяли характер используемых аргументов, интерпретацию эмпирических данных. Так, у Эйнштейна реальность трактуется как «нечто независимое от констатации»; Бор же отмечает, что в атомной физике невозможно «провести четкое разграничение между внутренними свойствами объектов и их взаимодействием с измерительными приборами». В то же время Эйнштейн с его установками на строгую причинность и классическую объективность, логическую простоту и полноту описания признавал в процессе дискуссии аргументацию Бора, с помощью принципа дополнительности обеспечивающую на данном этапе развития квантовой теории ее непротиворечивость. «Думать так логически допустимо, но это настолько противоречит моему научному инстинкту, - признавался Эйнштейн, - что я не могу отказаться от поисков более полной концепции».

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >