Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow ИНДУСТРИАЛЬНОЕ И ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО
Посмотреть оригинал

Великая Французская буржуазная революция

В XVI-XVII вв. во Франции развивалась деревенская рассеянная мануфактура в суконной, кожевенной и других видах производства, главным образом вокруг городов. Городские централизованные мануфактуры, занятые металлообработкой, книгопечатанием, имели небольшие размеры. Возникали и смешанные мануфактуры, например, шёлкоткацкая в Лионе. Создавались и значительные «королевские мануфактуры», опекаемые королевской властью. Монархия и двор были заинтересованы в дорогих вещах и поддерживали развитие мануфактур, производящих предметы роскоши: кружева, атлас, бархат [163, с. 49].

В XVIII в. капиталистический уклад прочно утвердился во французской промышленности. В производстве преобладали как городские, так и сельские мануфактуры, особенно, производящие шерстяные и хлопковые ткани. В Северной Франции работали добывающие и металлургические мануфактуры, на которых трудились многочисленные рабочие. Возникли предприятия с сотнями и даже тысячами рабочих, например, каменноугольные копи в Анзене, металлургические заводы в Ле-Крёзо, королевские мануфактуры в Бове, Абвиле, Бресте и ряде других городов. В текстильной промышленности стали применять машины. Капиталистические отношения проникали и в сельское хозяйство. Развивалась аренда земли, особенно в северных областях, где появились крупные арендаторы. До 70-х гг. экономика росла, росло население городов и развивалась внутренняя торговля. Ширилась и внешняя торговля, особенно с Востоком. Вместе с тем, приток дешёвых колониальных товаров и драгоценных металлов из колоний способствовал росту цен. Выпуск необеспеченных банкнот, расходы на неудачные внешние войны, потеря части колоний и прочие политические просчёты ложились бременем на рядовых французов. Дворянские привилегии, регламентация ремесла и торговли и, главное, сеньориальная рента в сельском хозяйстве значительно тормозили развитие капиталистических отношений. Когда философ-просветитель и экономист Жан Робер Жак Тюрго пытался в провинции Лимузен снизить налоги на крестьян, а, став в 1774-1776 гг. контролёром финансов, провёл ряд реформ в интересах буржуазии: сделал свободной торговлю зерном и мукой, снизил пошлины на продовольствие при ввозе их в города не только для привилегированных сословий, заменил натуральный дорожный налог, который выплачивали преимущественно крестьяне, поземельным денежным налогом, который наложил на все сословия, упразднил гильдии ремесленников и купеческие корпорации, одновременно лишив и всех объединений мастеров, подмастерьев, учеников и рабочих, — дворянство добилось его увольнения и отмены его преобразований. Более того, дворяне попытались восстановить давно утраченные повинности крестьян: подымное обложение, плату за пользование дорогами и реками, — а также восстановить право помещиков на выделение им части общинных земель. В результате этих мероприятий и плохих урожаев зерна не хватало, и цены на хлеб росли. Во многих районах вспыхивали крестьянские восстания. В городах начались забастовки рабочих. Особенно значительными были выступления лионских ткачей [57, с. 304-305; 163, с. 49].

Во второй половине XVIII в. французская феодальная политическая система, продолжающая обеспечивать привилегированное положение дворянству и духовенству, пришла в непримиримое противоречие с интересами «третьего сословия», включавшего все остальные слои населения. Выдающиеся умы Просвещения выступили с беспощадной критикой феодального строя и его институтов во главе с абсолютной монархией, обличая их примитивную идеологию и антигуманную мораль [155, с. 371].

Во второй половине 80-х гг. XVIII в. во Франции начался промышленно-торговый кризис, выдался неурожайным 1788 г., сложилось катастрофическое положение с финансами. Только на помощь английским колониям в Америке, боровшимся с ненавистной Франции Англией, правительство потратило 200 млн. ливров. За последние 10 лет государственный долг возрос в 3 раза. Англо-французский торговый договор 1786 г. усилил поток дешёвых английских товаров на французский рынок. В городах росла безработица, крестьяне беднели. Усилились крестьянские восстания и выступления городской бедноты [37, с. 659-660; 155, с. 371; 57 с. 305].

Чтобы выбраться из тяжёлого финансового кризиса, Людовику XVI пришлось созвать Генеральные штаты, состоявшие в то время из трёх палат. В первой заседало дворянское сословие, во второй — духовенство, в третьей — «третье сословие». Собрание открылось 5 мая 1789 г.в Версале в сложной для французского общества обстановке. Дело в том, что накануне в Сент-Антуанском предместье Парижа (где закончились запасы муки и не хватало хлеба) взбунтовались, доведённые до нищеты и голода городские низы, на что солдаты ответили ружьями, расстреляв 27 апреля несколько сотен человек, преимущественно рабочих. В ответ на эту жестокость депутаты третьего сословия выразили недовольство королю, отказавшись подчиняться его требованиям увеличения налогов и 17 июня провозгласили себя Национальным собранием [37, с. 659-660]. «20 июня 1789 года члены Национального собрания, к которым теперь присоединилось 150 депутатов-священников, в ответ на попытку короля разогнать их собрались в версальском Зале для игры в мяч (крытом тенисним корте) и поклялись не расходиться до тех пор, пока не будет выработана конституция Франции. 9 июля депутаты провозгласили себя Учредительным собранием. В течение нескольких дней Людовик XVI стянул к Парижу около 20 тыс. солдат, большинство из которых было либо швейцарскими наёмниками, либо немцами, так как не доверял французским войскам» [37, с. 660; 155, с. 371].

11 июля 1789 г. Людовик уволил министра финансов Жака Неккера, способствовавшего созыву Генеральных штатов и обеспечению в них двойного представительства третьему сословию. Отставка популярного в народе министра послужила одним из поводов восстания. Адвокат Камиль Демулен призвал парижан к оружию. Горожане из Сент-Антуанского предместья, разгромив оружейные магазины и арсенал в Доме инвалидов, захватили оружие и 14 июля взяли штурмом служившую тюрьмой парижскую крепость Бастилию. Захват Бастилии продемонстрировал революционность народа. Даже король официально признал революцию и нацепил кокарду с тремя цветами революции. Парижский муниципалитет, заседавший в штабе Коммуны Отель-де-Виль объявил о самоуправлении, создав для защиты от армии Национальную гвардию. Её командующим провозгласили маркиза Мари Жозефа Поля Ива Рока Жильбера Мотье де Лафайета, прославившегося в борьбе за независимость США [37, с. 661; 155, с. 371].

В течение недели горожане захватили муниципальную власть ещё в 26 больших городах. Восстание перекинулось и в сельскую местность, где крестьяне захватывали жилища аристократов и уничтожали документы, в которых были зафиксированы феодальные повинности. С 4 по 11 августа депутаты Учредительного собрания ликвидировали сословия, частично отменили, частично значительно сократили феодальные повинности частновладельческих и церковных крестьян, отменив церковную десятину, право помещиков на охоту и кое-какие другие феодальные повинности и привилегии, предоставив также крестьянам возможность стать собственниками обрабатываемой ими земли, уплатив аристократу сумму в 25 раз превышающую сумму годовых повинностей, а 26 августа 1789 г. они приняли «Декларацию прав человека и гражданина», которая провозгласила равенство в правах всех граждан независимо от их сословной принадлежности. Вместо провинций в 1789-1790 гг. Учредительное собрание учредило 83 департамента, дистрикты, кантоны и коммуны с одинаковой системой управления, а также единообразные местные суды с выборными членами судов. Вместе с тем, декрет конца 1789 г. разделил граждан на «активных» и «пассивных», введя цензовую избирательную систему [37, с. 661-662; 155, с. 372].

Нерешённость проблем, особенно продовольственной проблемы, и сопротивление реформам со стороны контрреволюционеров: состоятельного дворянства, крупной буржуазии и, особенно, королевского двора, — вызвали недовольство крестьян и небогатых горожан, которые 5-6 октября 1789 г. двинулись на Версаль и вынудили Учредительное собрание и короля перебраться в Париж. Согласно декрету от 2 ноября 1789 г. все церковные земли (составлявшие около 10% всех пахотных земель) были национализированы. Многие из них пришлось пустить в распродажу, чтобы погасить государственный долг. Однако денег не хватало, и их пришлось печатать. В результате началась сильная инфляция. Разочарованные французы стали собираться в партии. Многие аристократы эмигрировали. Аристократы и церковь составили правый фланг недовольных революцией. Радикалы (от крайних до умеренных) составили «Общество друзей конституции», собиравшееся недалеко от церкви святого Якоба, и вскоре стали более известны под именем якобинцев. Не менее радикальным стало «Общество друзей прав человека и гражданина», члены которого именовались также кордельерами по заседаниям в здании бывшего монастыря францисканцев кордельеров. Оба радикальных общества вместе с отделениями насчитывали около 5 тыс. человек. 17 марта 1790 г. были отменены «личные» феодальные повинности крестьян, но окончательно не были отменны все феодальные повинности. В 1791 г. были упразднены ремесленные цехи и уничтожена регламентация и другие ограничения развития промышленности и торговли [37, с. 662; 155, с. 372-373].

В 1791 г., взяв за основу «Декларацию прав человека и гражданина», Учредительное собрание приняло Конституцию. Во Франции оставалась монархия, ограниченная конституцией и решениями однопалатного парламента. Более двух третей граждан смогло участвовать в выборах и избираться в парламент. Однако были лишены права женщины и бедные граждане, не достигшие имущественного ценза, так как депутаты рассудили, что материально зависимый человек не сможет принимать самостоятельные решения. 14 июня 1791 г. был принят «закон Ле Шапелье», запрещавший рабочие союзы и стачки. В результате первых выборов в парламенте большинство составили богатые горожане [37, с. 662]. 17 июля 1791 г. Национальная гвардия, во главе которой стоял Лафайет по распоряжению Учредительного собрания расстреляла демонстрацию парижан на Марсовом поле, требовавших суда над пытавшимся сбежать королём. Ещё 16 июля умеренные якобинцы, представленные преимущественно крупными буржуа с конституционно-монархическими взглядами и либеральными дворянами, откололись, создав клуб фельянов, заседавших в помещении бывшего монастыря фельяиов. Остальные якобинцы и кордельеры подверглись репрессиям. 5 октября 1791 г. Учредительное собрание уступило место вновь избранным депутатам Законодательного собрания, которое разделилось на правое и левое крыло. Справа были фельяны, слева — якобинцы, вскоре разделившиеся на умеренных жирондистов (получивших название от большинства депутатов, избранных от департамента Жиронды) и радикальных монтаньяров (горцев), получивших название от занимаемых ими в зале поднимающихся вверх последних мест [37, с. 661-663; 155, с. 373].

В Европе интересы бежавших от революции французских дворян и большинства монархий совпали в желании уничтожить революционную республику. 29 апреля 1792 г. Франция была вынуждена объявить войну Австрии, собиравшей против неё коалицию европейских держав. Вскоре прусская армия вторглась во Францию. 11 июля 1792 г. Законодательное собрание было вынуждено объявить: «Отечество в опасности». После того, как король наложил вето на решение Законодательного собрания призвать в армию 100 тыс. новобранцев, парижане и «федераты» (добровольцы из провинции, прибывшие на защиту Парижа от внешних врагов) 10 августа 1792 г. взяли штурмом дворец Тюильри и арестовали короля и королеву. Парижская беднота — санкюлоты (не носящие короткие штаны-кюлоты подобно аристократам) и федераты по призыву учёного и публициста, вождя кордельеров Жана Поля Марата громили тюрьмы, убив около 3 тыс. реальных и мнимых противников революции. Реальная власть в столице оказалась в руках Коммуны Парижа, заставившей Законодательное собрание судить короля и издать декрет о выборах нового парламента — Национального конвента, всеми мужчинами, достигшими 21 года. 28 августа 1792 г. Законодательное собрание отменило право помещичьего триажа (отделения в пользу помещика части общинных угодий по его требованию), но с феодальными повинностями опять не было покончено [37, с. 663-664; 155, с. 372-374].

  • 21 сентября 1792 г. приступил к работе Национальный конвент, около 175 мест принадлежало жирондистам, выражавшим интересы торговой, промышленной и земледельческой буржуазии, получившей достаточно выгод от революции, чтобы опасаться её дальнейшего развития, и около 100 — монтаньярам (отражавшим интересы простого народа [городской бедноты и «мелкой буржуазии», крестьянства и небогатой средней буржуазии], требования которого ещё не были удовлетворены) и сторонникам парижской Коммуны. Остальные 475 депутатов составили «болото», поддерживающее инициативы то одной, то другой партии. 22 сентября монархия была упразднена и Франция провозглашена республикой. Король был после суда осуждён на казнь, за что проголосовало 387 депутатов при 334 против. 21 января 1793 г. Людовик XVI был публично обезглавлен [39, с. 664; 155, с. 374, 376].
  • 10 июня 1793 г. Конвент подтвердил отмену триажа, но опять не ликвидировал все феодальные повинности. К тому же экономическое положение Франции в результате революции и войны оставалось тяжёлым. Выступления народа не прекращались. Крестьяне в департаментах Эр, Гар и ряде других стали самовольно делить общественные земли. Городская беднота под руководством ставших левыми союзниками якобинцев «бешеных» требовала установления максимума цен на предметы потребления и наказания спекулянтов. 4 мая 1973 г. Конвент установил твёрдые цены на зерно [155, с. 377].

Политика жирондистов, связанная с контрреволюционными элементами, готовыми остановить революцию и даже добившихся назначения суда над Маратом, вызвала возмущение народа. 31 мая 1793 г. 10 тыс. вооружённых санкюлотов окружило здание Конвента, навело на него 163 пушки и потребовало выдачи 29 жирондистов, которых толпа уничтожила. К власти пришли якобинцы во главе с адвокатом Максимилианом Робеспьером. В это время войска иностранных монархий вторглись на территорию Франции с Севера, Востока и Юга, контрреволюционные мятежники захватили почти две трети территории страны. Лишь революционный подъём народа, возглавленного решимостью якобинцев позволил сохранить республику. В июне — июле 1973 г. якобинский Конвент уничтожил все феодальные привилегии, декретировал распродажу крестьянам мелкими участками с рассрочкой земли, конфискованной у эмигрантов, и возврат захваченных помещиками общинных угодий, что привело к переходу основной массы крестьян на сторону республики и революции. После всенародного референдума летом 1793 г. Конвент 24 июня 1793 г. принял новую более демократическую конституцию, отменив цензы для выборов, но в октябре временно её отменил до «полной победы над врагами революции». Власть фактически перешла к созданному 6 апреля 1793 г. Комитету общественного спасения (где с 10 июля 1973 г. власть перешла к якобинцам), которому помогал в борьбе с контрреволюцией Комитет общественной безопасности (учреждённый ещё 2 октября 1792г.). 23 августа 1973 г. Конвент издал декрет о мобилизации всей нации для изгнания врагов. 17 сентября 1793 г. Конвент принял — «Закон о подозрительных», позволяющий по любому обвинению арестовать любого гражданина и содержать его в тюрьме бессрочно. 29 сентября 1793 г. Конвент издал декрет о введении всеобщего максимума цен на продукты питания. Вместе с тем был установлен максимум и на заработную плату рабочих. Осенью 1793 г. народ начал громить католические храмы, а священников нередко убивали. Воскресенье было отменено и введён новый календарь, где месяц состоял из трёх декад. Все эти мероприятия позволили вытеснить внешнего врага и ослабить внутреннюю контрреволюцию. Конвент конфисковал земли бежавших из страны дворян и буржуа и пустил их в продажу, чтобы немного повысить уровень жизни, резко упавший в результате разрушений в ходе внешней и гражданской войны [37, с. 665; 155, с. 377-378, 665; 57, с. 306].

Однако разногласия в среде революционеров продолжались. Сначала начались нападки на левых. В сентябре 1973 г. якобинцы разгромили движение крайне левых революционеров, получивших прозвище «бешеных». В марте 1794 г. «бешеные» во главе с Жаком Рене Эбером были арестованы и казнены. Аресту и казни подверглась и часть руководства Парижской коммуны. Затем были казнены нажившие капитал Жорж Жак Дантон и его сторонники, составившие новую буржуазию, и слишком либеральный для якобинцев Камиль Демулен. Разгромив левых и правых, якобинцы остались в меньшинстве и изоляции. Принятые в конце февраля — начале марта 1794 г. декреты, предусматривавшие конфискацию собственности врагов революции и раздачу её неимущим патриотам не удалось осуществить из-за сопротивления крупных собственников на местах и в самом Конгрессе. Беднота, чьи чаяния остались неудовлетворёнными, стала отходить от якобинцев. Городская и сельская буржуазия наоборот солидаризировалась, увлекая за собой среднее крестьянство. Наконец, после попытки ближайшего сподвижника Робеспьера Антуана Леона Сен-Жюста разоблачить контрреволюционный заговор, поправевший Конвент 27 июля (9 термидора по революционному календарю) 1794 г. изгнал больного Робеспьера и его сторонников из зала заседаний Конвента, а вечером его арестовали национальные гвардейцы [37, с. 665-666].

Вслед за термидорианским контреволюционным переворотом началась термидорианская реакция. На следующий день Робеспьер и 20 его сторонников были казнены, а 29 июля казнили ещё 71 человека, преимущественно, членов парижской Коммуны. Аресты и казни левых и роялистов продолжились. В октябре 1795 г. была принята очередная Конституция Ш-го года республики, согласно которой парламент становился двухпалатным, состоящим из Законодательного корпуса и избираемой им Директории из 5 человек. Законодательный корпус в результате ежегодных выборов должен был обновляться на одну треть, также как и Директория [37, с. 666].

Директория занялась восстановлением экономики и перенесла войну на территории других стран, где французские войска под командованием генерала Наполеона Бонапарта, разгромили в 90-х гг. Австрию и Пруссию. В Голландии была создана Батавская, в Швейцарии Гельветская и в Италии Римская дружественные Франции республики. Французские войска вытеснили англичан с Мальты и вторглись в Египет и на Ближний Восток. Однако Директория не спешила соблюдать конституцию и лишилась поддержки со стороны народа, что позволило военным 10 ноября 1799 г. произвести переворот, который поставил во главе государства трёх консулов, среди которых главная роль досталась Наполеону Бонапарту [37, с. 666-667]. В 1801 г. была восстановлена католическая церковь. В марте 1804 г. после референдума, где 3,5 млн. французов высказалось за восстановление империи, Наполеон надел императорскую корону. В 1804 г. было создано повое дворянство, составившее Легион Почёта из 32 тыс. человек, где большинство составили военные, а с 1808 г. началась раздача титулов гражданам с большими доходами. Старое дворянство составляло теперь только 23%. В 1804 г. был принят Гражданский кодекс, регулировавший установившиеся в обществе отношения [37, с. 666-671].

Великая Французская буржуазная революция, несмотря на поражение левых и захват власти новоиспечёнными дворянами во главе с человеком, провозгласившим себя императором, явилась самой последовательной из буржуазных революций. Она полностью освободила людей от законодательно и насильственно поддерживаемой зависимости, признала частную собственность на средства производства и провозгласила равенство граждан, что позволило беспрепятственно развиваться капиталистическим отношениям как в деревне, так и в городе.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы