Коллизионная норма, ее строение и особенности

По своему характеру коллизионные нормы в определенной степени имеют сходство с отсылочными и бланкетными нормами национального права. Однако и отсылочные, и бланкетные нормы отсылают к правовой системе определенного государства, конкретно указывая применимый законодательный акт или норму закона. Отсылочные и бланкетные нормы — это технический инструментарий, приемы юридической техники. Коллизионные нормы имеют неизмеримо более абстрактный характер — они предусматривают возможность применения и национального, и иностранного, и международного права. Коллизионная норма — это «своеобразный скачок в никуда»[1].

В общей теории права выделены основные элементы, составляющие структуру правовой нормы: гипотеза, диспозиция, санкция. Диспозиция — основной элемент нормы, определяющий ее отраслевую принадлежность, место в системе права. Гипотеза и санкция неотъемлемыми элементами правовой нормы не являются.

Специфическая природа коллизионно-правовых норм предопределяет особенность их структуры, отличающейся от структуры обычной нормы права: в коллизионной норме нет ни гипотезы, ни диспозиции, ни санкции. Необходимые структурные элементы (реквизиты) коллизионной нормы — объем и привязка. Объем указывает вид (содержание) регулируемого правоотношения; привязка — право, подлежащее применению для регулирования данного правоотношения. Например, согласно ст. 19 Закона Македонии о МЧП 2007 г. «определение или изменение имени физического лица» (объем) «регулируется правом государства, гражданином которого является лицо» (привязка).

«Двухчленное» строение коллизионной нормы отражает специфику объекта и метода правового регулирования, особенности разрешения коллизий и выбора права. Объем и привязка должны присутствовать одновременно в любой коллизионной норме: не существует коллизионных норм, состоящих только из объема или только из привязки.

Коллизионная привязка решает основную проблему МЧП: в ней содержится ответ на коллизионный вопрос — право какого государства должно разрешать данное правоотношение. Привязка «прикрепляет» общественное отношение к конкретному правопорядку. Указание на применимое право может быть выражено прямым («подчиняется российскому праву») или абстрактным образом («подчиняется закону места, где ценные бумаги подлежат оплате»). Можно выделить «комплексные» коллизионные нормы, привязка которых предполагает связь отношения с «множеством» различных правопорядков: «Обязательства, проистекающие из нарушения прав, связанных с личностью ... регламентируются по выбору пострадавшего ...

1. правом государства, в котором находится его обычное местопребывание, или 2. правом государства, на чьей территории наступил вред, или 3. правом государства, в котором находится его обычное местопребывание или место деятельности лица, подлежащего ответственности» (ст. 108 (1) Кодекса МЧП Болгарии).

В коллизионной привязке содержится объективный критерий, который позволяет решить вопрос о применимом праве. Привязка — основной элемент коллизионной нормы. Она отсылает не к конкретному закону или правовому акту, а к правовой системе в целом, к правопорядку какого- либо государства. Коллизионная привязка именуется «формулой прикрепления», «коллизионным принципом», «коллизионной формулой». Эти термины, как правило, применяются не ко всем коллизионным привязкам, а только к тем, которые предусматривают возможность применения как национального, так и иностранного права. Указание на возможность применения иностранного права выражается посредством установления абстрактного коллизионного правила.

Объективный критерий всегда содержится в коллизионной привязке и терминологически может полностью совпадать с ее текстом. В качестве примера можно привести ст. 1197 ГК РФ: «Гражданская дееспособность физического лица определяется его личным законом». Слова «личный закон» одновременно являются и коллизионной привязкой, и объективным критерием.

Коллизионная норма представляет собой властное указание законодателя — право какого государства следует применять к частноправовым отношениям; она адресована судам, арбитражам, административным органам, нотариату. Соблюдение или нарушение коллизионных норм может иметь место, главным образом, со стороны этих органов. При этом можно утверждать, что коллизионные нормы имеют смешанную, комплексную природу и содержат как публично-правовой, так и частноправовой элементы.

Коллизионные нормы (кроме диспозитивных, т.е. предусматривающих выбор права одной либо всеми сторонами отношения) не образуют правила поведения для непосредственных участников гражданского оборота. Однако в большинстве частных отношений стороны сами могут выбрать применимое право, т.е. самостоятельно установить определенную коллизионную привязку. Современное регулирование демонстрирует устойчивую тенденцию к расширению круга диспозитивных коллизионных норм, предусматривающих автономию воли сторон. Данная тенденция свидетельствует об усилении частноправовой составляющей в характере коллизионных норм.

Но нужно иметь в виду, что даже диспозитивные коллизионные нормы в первую очередь обращены к правоприменительным органам: стороны пользуются своим правом на выбор применимого правопорядка, а государственные органы соблюдают автономию воли сторон в пределах, установленных законодательством. Эта позиция отражена в современных кодификациях МЧП, например, в ст. 28 Кодекса МЧП Туниса: «Коллизионная норма является нормой публичного порядка, когда она имеет целью вид прав, в отношении которых стороны не обладают свободным усмотрением... В других случаях норма является обязательной для судьи, если только стороны не выразили ясным образом свою волю отклонить ее применение».

Исходя из специфики коллизионных норм, следует еще раз подчеркнуть, что правило поведения субъектов МЧП образует сумма двух норм — коллизионной нормы права страны суда и материальной нормы избранного к применению права.

  • [1] Раапе Л. Международное частное право. М., 1960.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >