Конец ордынского владычества. Русь и Литва на рубеже XV-XVI вв.

Создание единого государства было невозможно без освобождения от ордынского владычества. Последнее предполагало не только мобилизацию всех военных ресурсов, но и активизацию внешней политики, направленной на поиск союзников и срыв планов враждебно настроенных сопредельных государств, в первую очередь Большой Орды и Литвы. Благодаря усилиям Ивана III дипломатические возможности Московского княжества умножились. Иной уровень и масштаб внешнеполитических контактов, иные ресурсы позволили Москве влиять на течение дел не только в своем регионе, но и во всей Восточной Европе.

Конец 80-х годов XV в. стал временем тягчайших испытаний для Ивана III. Растущее могущество Московского княжества, только что подтвержп денное присоединением Новгорода, привело к серьезным осложнениям. Энергичный хан Большой Орды Ахмет и великий князь Литовский Казимир создали военный союз, направленный против Москвы. В свою очередь Иван III заключил соглашение со злейшим врагом Ахмета, крымским хаы ном Менгли-Гиреем. Этот дальновидный дипломатический ход несколько уравновесил силы.

Ахмет вынашивал планы восстановления могущества Золотой Орды, возвращение московского князя в прежнее состояние данника было одним из слагаемых успеха. Отсюда — тщательность подготовки к походу и то упорство, с которым Орда, обычно избегавшая долгих кампаний, вела военные действия.

В канун нашествия положение великого князя осложнилось конфликтом с братьями, удельными князьями Андреем Большим и Борисом Васильевичами. Столкновение с братьями было вызвано нежеланием Ивана III делиться новоприсоединенными областями. Так, после смерти Юрия Васильевича в 1474 г. весь удел отошел к великому князю. Ничего не досталось братьям великого князя и после завоевания Новгородской земли. Подобная политика, воспринимаемая как нарушение существующих в великокняжеской семье договоров, на самом деле отражала стремление Ивана III к расширению своих владений. Поднявшие же мятеж братья исходили из традиционных представлений, согласно которым они становились совладельцами присоединенных или унаследованных территорий.

Андрей с Борисом со своими удельными полками подались в. Великие Луки. Это давало им возможность при необходимости искать помощи даже у Казимира. В разгар конфликта пришло известие о выступлении хана Ахмета. Разрешение внутриполитического кризиса стало для Ивана III первоочередной задачей.

Московский князь не допустил дальнейшего углубления конфликта. Он пошел на уступки, одновременно опираясь при переговорах на посредничество и авторитет церкви. С этой целью к мятежникам был отправлен ростовский архиепископ, духовник великого князя Вассиан Рыло, объявивший о готовности Ивана III уступить братьям Алексин и Калугу. Компромисс был найден, и осенью, в канун решающего столкновения, удельные полки братьев стояли рядом с великокняжескими ратями.

Появление весной 1480 г. орд Ахмета не стало неожиданностью для Ивана III. На рубеже Оки войска хана встретили русские полки. Убедивл шись в надежности обороны, Ахмет в начале сентября направился к левому притоку Оки, р. Угре. Маневр преследовал две цели: соединение с войсками Казимира и переправу во фланг русских войск через мелководную Угру. Благодаря распорядительности московских воевод великокняжеские полки раньше татар вышли на берег реки и воспрепятствовали переправе. Началось «великое стояние па Угре».

В окружении Ивана III шли острые споры относительно перспектив оре дынской политики. Некоторые видные бояре настаивали на переговорах с ханом, что означало сохранение в том или ином виде зависимости. Сам Иван Васильевич испытывал определенные колебания: как политик он не любил риска в тех случаях, когда исход борьбы не был ясен. За решительное столкновение выступали жители Москвы, видные церковные деятели, ратные люди во главе с наследником Иваном Молодым. Вассиан Рыло упрекал великого князя в слабости и ставил в пример прадеда Дмитрия Донского, который «и доныне похваляем и славим не только людьми, но и Богом». Бог «поможет тебе и покорит врагов иод ноги твои», — наставлял в мужестве своего духовного сына Вассиан.

Наступившие холода поставили хана перед выбором: или решиться на генеральное сражение, или отступить в степи. В начале ноября Орда повернула коней. По дороге хан в отместку за нарушение договора — Казимир так и не пришел к нему на помощь — разорил литовские владения. Последний же не спешил, он опасался союзника Ивана III — крымского хана.

Стояние на Угре завершило многовековую историю ордынского владычества. Почти бескровная победа отчасти была достигнута благодаря дипломатическому искусству Ивана III и его ближайших помощников. Это же искусство помогло молодому государству найти правильную линию в сложном клубке международных противоречий. Османская империя после падения Византии захватила Балканы и оказалась на границах Германской империи. Папа римский выступил с идеей создания антиосманской лиги христианских государей. Большие надежды возлагались на Ивана III, предт полагалось, что одновременно с привлечением московского князя решится вопрос об унии русской православной церкви с католической. На это рассчитывали в Риме, выступая с инициативой брака Ивана III с племяннив цей последнего византийского императора Софьей Палеолог.

Этим надеждам не суждено было сбыться. Трезвый политик Иван III не пошел на столкновение с Османской империей. Борьба с сильнейшей военной державой тогдашней Европы могла лишь обескровить Русь. После освобождения от ордынской зависимости Иван III стремился к мирным отношениям с Крымом и Турцией.

Провалились и попытки Германской империи втянуть Ивана III в борьн бу между императором и венгерским королем. В обмен за военную помощь император предлагал великому князю королевский титул. Иван III отвер тил, что «поставление» на престол имеет от Бога и не хочет получать его ни от кого другого.

В последние десятилетия XV в. главные усилия Россия направила на воссоединение русских земель, входивших в состав Великого княжества Литовского. В связи с усилением влияния католической церкви положение феодалов, остававшихся православными, осложнилось. В конце XV в. в подданство к Ивану III перешли вместе со своими землями князья в веро ховьях Оки и в Чернигово-Северской земле, до тех пор служившие «на обе стороны». Вспыхнула война. В этой так называемой пограничной войне (1487—1494 гг.) Россия одержала победу. Великий князь Александр Казимирович не только признал новые границы, но и закрепил мир династическим союзом: женился на дочери Ивана III Елене (1495 г.).

Однако династический брак не смягчил напряженности в русско-литовских отношениях. В июле 1500 г. на р. Ведрогии в Смоленской земле произошла битва с главными силами литовского войска. Бой продолжался шесть часов. Победа русских войск, возглавляемых князем Даниилом Васильевичем Щеней, была полной. Среди пленных оказался литовский гетман князь Константин Острожский. Не имея сил вести далее войну,

Литва поспешила в 1503 г. заключить перемирие. Успех России был тем весомее, что в распоряжении Александра были ресурсы не только Литвы, но и Польши, королем которой он стал в 1501 г. Союзником Александра был и Ливонский орден. Иван III предвидел столкновение с ливонскими рыцарями: еще в 1492 г. на русском берегу Нарвы, напротив укреплений Ливонского ордена была построена крепость Ивангород, как база русских войск, сражавшихся против рыцарей. Разгромленный Орден признал права России на Дерпт и обязался платить России дань за владение городом.

В результате к России присоединились Чернигово-Северская земля и восточная часть Смоленской земли. Граница проходила в верховьях Днепра, всего в 50—80 км от Киева.

В 1512 г. истек срок русско-литовского перемирия, военные действия возобновились. В Москве рассчитывали добиться присоединения Смоленска, а затем Украины и Белоруссии. Однако взятие Смоленска было омрачено поражением русских войск в 1514 г. под г. Оршей. Одновременно возобновил набеги на южные уезды крымский хан. Военные действия прекратились в 1522 г. По новому перемирию к России отошла Смоленская земля.

Завершение объединения основного массива великорусских земель вокруг Московского княжества существенно изменило характер всей внешней политики наследников Ивана Калиты. Она выходила за узкие рамки межкняжеских столкновений и преимущественного общения с Ордой и Литвой, приобретала региональный характер. От задачи национального освобождения Московская Русь переходила к решению проблем, связанных с обеспечением безопасности своих границ, территориальной экспансией как на Западе, так и на Востоке. Стремительное возвышение Москвы означало не только появление нового самостоятельного участка дипломатической игры — менялась вся система международных отношений в Восточной Европе, весь баланс сил, интересов, традиционных союзов.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >