Предмет психологии речи. Соотношение языка и речи

Речь традиционно называют среди многих других психических функций или познавательных процессов, но обычно упоминают только последней по порядку. Такое положение дел объясняется не тем, что среди остальных психических функций речи отводится последнее по значимости место, а другими причинами. Одна из них состоит в том, что речь представляет собой одно из наиболее сложных психических явлений, и в перечне психических функций эти явления обычно перечисляются в порядке их усложнения (вспомним, что непосредственно перед данной главой была глава, посвященная не менее сложной психической функции — мышлению). Вторая причина состоит в том, что речь представляет собой познавательный процесс особого рода, который, как и мышление, имеет дело не с первичной информацией, получаемой человеком посредством органов чувств, а с информацией, уже имеющейся в памяти или сознании человека, ранее воспринятой органами чувств и, кроме того, обработанной. Третья причина состоит, по-видимому, в том, что относительно речи трудно однозначно решить вопрос о том, является ли она предметом психологического исследования, так как на се изучение претендует еще одна достаточно развитая наука — лингвистика. Без нее речь не может быть понята и изучена с психологической стороны. Поэтому в содержании данной главы мы будем неоднократно обращаться к лингвистической информации о языке и речи человека, вынуждены это сделать сразу же, поскольку даже дать правильное определение речи, не обращаясь к языку, практически невозможно.

Речь человека тесным образом связана с языками, которыми пользуются люди, основана на них и без них не может существовать. Язык, однако, не выступает как предмет собственно психологического исследования, он является предметом изучения другой науки — лингвистики или языкознания. Многие вопросы, которые в связи с речью интересуют психологов, по своему содержанию и ответам на них совпадают с вопросами, изучаемыми лингвистами. Если специалиста но лингвистике спросить о том, в чьем профессиональном ведении находится речь человека как предмет научного исследования, то ответ предугадать нетрудно: в ведении лингвистики или языкознания. Это, несомненно, правильно, так как психология выступает в качестве не главной, а дополнительной науки, изучающей речь человека.

В этой связи в начале главы, посвященной психологии речи, прежде всего, необходимо разобраться в вопросе о том, каковы лингвистические и собственно психологические аспекты в изучении речи. Начать разговор на эту тему следует с характеристики языка, а не речи, поскольку без элементарных связанных с ним лингвистических знаний психологам трудно будет разобраться в природе гой психологической функции, которая называется речью.

Язык и речь в лингвистике, или языкознании, определяются как знаковые (семиотические) системы, подчиняющиеся определенным правилам и предназначенные для сохранения, переработки или передачи информации. Язык в отличие от речи — это знаковая система, а речь — психологическая функция, связанная со знанием и практическим использованием языков.

Языки и виды речи — а их существует огромное количество — делятся на множество различных групп и видов. Что касается разновидностей речи, то им дальше будет уделено специальное внимание. Сейчас же мы остановимся только на общей характеристике языков.

Существующие или известные людям человеческие языки[1] [2] делятся на четыре основные группы: естественные и искусственные, живые и мертвые[2].

Естественные — это языки, которые давно возникли и постепенно развивались и совершенствовались у разных народов, живущих на земле с древнейших времен. Языки, на которых говорят современные люди и которыми пользовались их предки, формировались и развивались по собственным законам на протяжении истории существования человечества (если иметь в виду выделяемые в лингвистике группы языков) или того или иного конкретного народа, нации, этноса (если иметь в виду отдельные национальные языки).

До того момента, когда возникшие в разных местах земного шара народы вступили в общение друг с другом, у каждого из них складывался свой язык, мало похожий па языки других народов. Кроме того, известно, что непосредственное общение или активная коммуникация народов, обитающих в отдаленных друг от друга местах на Земле, началась лишь с XVIII—XIX вв. До этого времени разные народы (этносы) существовали многие тысячелетия, не имели почти никаких контактов друг с другом, но у них уже был и развивался по своим законам собственный язык. Этим объясняется факт существования у людей нескольких тысяч различных, мало похожих друг на друга языков[4]. Особенно большая разница в языках наблюдается у тех народов, которые населяли далеко отстоящие друг от друга континенты или регионы, и на протяжении длительной истории существования не имели возможности взаимодействовать друг с другом. Это, например, языки народов, с древнейших времен населявших Европу, Азию, Африку и Америку.

Однако позднее, когда разные народы (нации, этносы) стали мигрировать, вступать в контакты друг с другом, их языки начали оказывать друг на друга влияние и смешиваться. В результате активизировался процесс взаимного проникновения языков. Появились языки, близкие друг к другу, например, языки европейских, азиатских, африканских и дальневосточных народов. Люди, говорящие на разных языках, заботились о том, как лучше понимать друг друга. В связи с этим появились не только системы переводов информации с одних языков на другие, но и практика изучения людьми нескольких языков.

Одновременно с этим началось создание международных языков, касающихся ряда специальных проблем, представляющих общий интерес для многих людей. Это, например, языки различных наук, видов искусств, литературы, техники, экономики, политики и т.д. С точки зрения принятой в них терминологии, понятной большинству специалистов, говорящих на разных языках, эти новые, современные, специальные языки стали универсальными языками международного общения. Связанные с ними термины вошли в содержание многих национальных, естественных языков.

Естественными языки называют еще и потому, что они возникли на основе природных органических задатков, которые у людей имелись с рождения, на базе структур, которые люди получили по наследству от животных. Название «естественные» также указывает на то, что в содержании соответствующих языков в первую очередь отразилось то, что принадлежало человеку как биологическому существу и отражало окружающую его природу. Позднее в содержание естественных языков вошло то, что характеризовало развивающуюся человеческую культуру. Новые термины, нормы и правила также включались в состав соответствующих языков естественным путем. Наконец, называя некоторые языки естественными, современные ученые отличают их от языков, которые специально были придуманы людьми для общения на узкие или специальные темы, для обозначения, в частности, того, что не вошло в содержание естественных языков. Подобные языки, в отличие от естественных языков, принято называть искусственными.

Искусственных языков также существует огромное количество, примерно столько же, сколько имеется различных видов деятельности людей. Почти в каждом из них используется свой, специфический язык, включающий совокупность специальных терминов, точное содержание которых понятно лишь сравнительно узкой группе людей, занимающихся данным видом деятельности и постоянно общающихся друг с другом.

Искусственные языки возникли потому, что для обозначения объектов и явлений, известных узким специалистам, было недостаточно слов, входящих в состав естественных языков, или же эти слова неточно отражали специальное содержание, интересующее данную группу людей. Искусственные языки начали, по-видимому, складываться в тс отдаленные от нас времена, когда у людей возникли специализированные виды деятельности, когда началось разделение людей по роду их профессиональной работы. Углубляясь в содержание данной деятельности, общаясь в узком кругу, они создавали свою терминологию, которая затем превращалась в словесную, понятийную основу многих ныне существующих искусственных языков.

Число искусственных языков увеличивается быстрее, чем количество естественных языков, и терминологическое содержание таких языков постоянно и достаточно быстро обновляется. Это обогащение происходит, в частности, за счет открытий, делаемых людьми в различных областях деятельности. На глазах одного поколения, например, сложились и обогатились языки математического программирования, язык компьютерной техники, язык техники связи и ряд других искусственных языков.

На искусственных языках в настоящее время разговаривают друг с другом многие специалисты, включая инженеров, математиков, физиков, химиков, психологов, представителей многих других наук и различных видов деятельности. Практически каждый современный взрослый человек владеет как минимум двумя языками: естественным, который является для него родным и на котором он общается со всеми людьми, и искусственным, который он усвоил, овладев какой-нибудь профессией, и пользуется, общаясь с другими людьми в рамках своей профессиональной деятельности.

Между естественными и искусственными языками четкой, непроницаемой грани не существует, так как они взаимно проникают друг в друга. Так, например, специалисты, обсуждая свои узкие профессиональные проблемы, пользуются не только специальной терминологией, но и употребляют, причем в достаточно большом количестве, слова, заимствованные из естественного языка. Без его использования люди просто нс могли бы общаться друг с другом даже на узкопрофессиональные темы. То же касается — правда, в меньшем объеме — использования специальной терминологии, заимствованной из искусственных языков и перенесенной в язык повседневного общения, в ту сферу, где в основном функционируют естественные языки.

Многие термины, первоначально появившиеся и используемые в искусственных языках, со временем стали достоянием естественных языков. Таковы, например, многие экономические, юридические, политические, психологические, технические и другие новые слова, которые за последние годы вошли в состав русского естественного языка. Особенно это касается языка средств массовой информации: газет, журналов, телевидения, Интернета.

К примеру, многие специальные психологические термины, такие как «ощущения», «восприятие», «внимание», «память», «воображение», «мышление», «речь», «личность», «мотив», «комплекс», «подсознательное», «защитные механизмы», давно уже вышли за пределы специальных областей научных психологических знаний и стали использоваться людьми в их повседневном общении друг с другом, причем примерно в таком же содержании, в каком они употребляются в науке. В связи с тем, что многие люди в нашей стране в последние годы активно интересуются экономикой, некоторые специальные термины, присущие поначалу соответствующему искусственному языку экономики, стали достоянием естественного русского языка. Это, например, такие понятия, как «менеджмент», «инфляция», «девальвация», «экономический кризис» и др.

Живыми примято называть языки, которыми до сих пор пользуются люди. Живой язык характеризуется тем, что он постоям по изменяется, обогащается, развиваясь, продолжает жить. Мертвые — это, соответственно, языки, которыми ныне живущие на земле люди практически не пользуются. Это языки, давно или сравнительно недавно вышедшие из употребления, известные в основном только по дошедшим до нашего времени письменным источникам или специальным знаниям людей — лингвистов, которые эти языки изучают в научных целях. Данные языки, в отличие от живых языков, практически не развиваются и со временем не меняются.

При вымирании языка на последних этапах его существования он становится характерным только для определенной, весьма ограниченной по составу группы людей. Дольше всего свой умирающий язык сохраняет старшая возрастная группа людей, с физической смертью которой этот язык обычно также умирает (превращается в мертвый язык). Данному процессу косвенно способствует распространение основного живого языка средствами массовой информации, который постепенно вытесняет умирающий язык, а также процессы, происходящие в обществе, включая политику, экономику, образование, культуру и другие сферы деятельности, где активно используются постоянно обновляемые, живые языки. Например, глобализация социальных и экономических процессов, произошедшая во второй половине XX в., способствовала быстрому вымиранию многих языков, на которых говорили малочисленные народы и культуру которых новая цивилизация особенно не затронула. В прежние времена вымирание языков происходило в результате завоевания чужих территорий, создания больших империй, уничтожения завоевателями культуры завоеванных народов.

Мертвые языки отчасти могут сохраняться в качестве языка культа, например религиозного, причем это обычно происходит на протяжении тысячелетий после умирания соответствующего языка. К примеру, мертвый коптский язык используется как язык богослужения у христиан-сгиптян; латинский язык — в католической церкви; тибетский язык — в ламаистской церкви у монгольских народностей и т.д.

Живыми и мертвыми могут быть как естественные, так и искусственные языки. К примеру, такие естественные языки, как латинский или древнерусский, относятся к разряду мертвых языков, а устаревшие языки математического программирования, которыми современные математики-программисты уже практически не пользуются, например алгол, относятся к ставшими сравнительно недавно мертвыми искусственным языкам.

Среди специалистов-лингвистов отсутствует единое мнение о том, каким должно быть количество людей, которые пользуются данным языком, чтобы считать этот язык живым или мертвым. С одной стороны, до сих пор в некоторых областях человеческой деятельности, например в религии, истории, археологии, лингвистике, некоторые люди знают и используют такие считающиеся мертвыми языки, как латинский, старославянский и др. Это языки, которыми абсолютное большинство людей на земле давно уже не пользуется. С другой стороны, есть современные, живые языки математического программирования, которыми пользуется весьма ограниченный круг людей. В связи с этим возникает вопрос, какими считать соответствующие языки? По предложенному выше определению мертвых языков языки, которыми продолжают пользоваться некоторые люди, нельзя рассматривать как мертвые. Точно так же, если абсолютное большинство людей нс знает и нс использует соответствующий язык, то вряд ли есть основание считать его живым, по определению.

Деление языков на живые и мертвые, как и их деление на естественные и искусственные, нс является абсолютным. На самом деле ни один язык не рождается сразу и вдруг, не умирает моментально. Вначале в любом зарождающемся языке появляется минимум лексики. Далее к одним словам постепенно добавляются другие, расширяется лексический состав языка, вводятся правила пользования им, т.е. язык, однажды зародившись, далее живет и развивается по своим законам. Со временем одни слова и правила устаревают, и на смену им приходят другие правила и слова. Аналогичные процессы происходят при отмирании языков. Поначалу люди перестают использовать некоторые слова из языка, затем упрощаются (обедняются) его правила, и, наконец, все люди или абсолютное большинство людей вообще перестают им пользоваться.

Процессы жизни или умирания языков — это медленно и непрерывно текущие процессы. Трудно точно определить их временные границы, начало и конец. Поэтому отнесение того или иного языка к живому языку указывает лишь на то, что большая часть входящих в него слов и выражений до сих пор используется многими людьми, а отнесение языка к разряду мертвых означает, что большая часть содержащихся в нем слов и выражений давно уже не используется людьми, что они устарели и заменены на новые слова и выражения.

Если в отношении определения языков и их классификации особых трудностей и разночтений не возникает (этот вопрос с успехом решается и в основном считается решенным в лингвистике), то поиски точного определения и удовлетворительной классификации видов речи встречаются с определенными трудностями. Здесь проблемы возникают уже в самом начале — в определении того, что, в отличие от языка, называется речью. К примеру, в лингвистическом энциклопедическом словаре термин «речь» определяется как «конкретное говорение, протекающее во времени и облеченное в звуковую (включая внутреннее проговаривание) или письменную форму»[5]. В толковом словаре русского языка С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой дается другое определение речи. Она в данном случае понимается как «способность говорить, говорение»[6]. Такое определение уже не указывает на то, что к разновидностям речи могут быть отнесены ее письменные формы. Вместе с тем, ни в том, ни в другом из приведенных выше определений не указывается на возможность существования невербальных разновидностей речи, не связанных с говорением (произнесением звуков) или использованием письменных знаковых систем.

Очевидно, что приведенные выше определения речи — слишком узкие, неточные и не вполне устраивающие психологов, если сравнивать их с тем широким пониманием речи, которое сложилось в современной психологии. Такие определения не включают в себя, например, внутреннюю или эгоцентрическую речь человека. Поэтому психологам требуется иное, более широкое понимание речи, включающее всевозможные ее виды и основанное на многочисленных психологических функциях, которые речь выполняет в жизни людей (об этих функциях будет сказано дальше). Только такое широкое и многостороннее определение речи можно будет сравнивать с языком, решая вопрос о том, как в действительности соотносятся между собой язык и речь.

Речь, как и мышление, несомненно, является чрезвычайно сложным, многогранным и полифункциональным психическим явлением, существенные моменты которого практически невозможно отразить в определении, состоящем из единственного предложения. Здесь, как и в случае определения мышления (см. первый параграф предыдущей главы), также необходимо развернутое описательное определение, состоящее как минимум из нескольких предложений.

Соответственно, речь как психическую функцию можно определить через ее описание следующим образом.

  • 1. Речь — это функция (познавательный или когнитивный процесс), связанная со знанием и использованием людьми разнообразных знаковых систем, прежде всего, естественных и искусственных, живых и мертвых языков.
  • 2. Речь — это то, что обеспечивает различные формы обмена информацией между людьми, а также между людьми и животными[7], кодирование (шифровку в соответствующих знаковых системах) и декодирование (расшифровку или перевод из одной знаковой системы в другую) информации.
  • 3. Речь — это способ психологического самовыражения человека, представления себя другим людям, в частности — своего внутреннего, психологического мира. По словам известного лингвиста В. фон Гумбольдта, «каждый индивид употребляет язык... для выражения своей неповторимой самобытности».
  • 4. Речь — это средство внутренней самоорганизации процесса мышления человека. Данное определение речи, прежде всего, касается тех ее видов, которые активно используются в мышлении человека. Такое определение нс относится к речи животных или маленьких детей, у которых мышление и речь еще отделены друг от друга.
  • 5. Речь — это способ оказания человеком психологического воздействия на себя (саморегуляция) или на других людей (регуляция с помощью речи их психики и поведения).

В данном развернутом определении речи учтены все возможные ее виды, представляющие интерес для психологов в плане понимания и объяснения психики и поведения человека и животных, а также разнообразные психологические функции речи.

Некоторые определения речи, встречающиеся в работах по психологии, включают в себя также представление о психологическом состоянии говорящего или пишущего человека, о его коммуникативной задаче, о его отношении к произнесенному или написанному слову (тексту, дискурсу) и ряд других признаков, представляющих специальный интерес для психологов в плане изучения речи.

Следует, однако, признать, что и узкое, лингвистическое понимание речи, ограничивающее ее практикой использования человеком в основном только устной или

письменной речи, имеет свои логические основания, так как позволяет наиболее широко представить особенности этих наиболее важных для человека и развитых у него разновидностей и функций речи. При таком определении речи ученые обращают внимание на следующие, имеющие также и психологическое значение, особенности речи человека: темп, продолжительность, тембр, громкость, артикуляционную четкость, акценты.

Несомненно и то, что в определениях речи, предлагаемых лингвистами и психологами, есть немало общего, которое обусловлено двумя обстоятельствами: во-первых, тем, что объект исследования в обеих науках является одним и тем же; во-вторых, тем, что у лингвистов и психологов при изучении речи человека нередко возникают одинаковые интересы. Важным аспектом речи, который интересует как психологов, так и лингвистов, является, например, се субъективный характер. Субъективность речи проявляется в том, что она всегда имеет своего автора или авторов (субъекта или субъектов), чьи психологические особенности (мысли, чувства, представления, отношения и др.) непосредственным образом выражаются в произносимой или написанной речи.

Широкое понимание языков, представленное в лингвистике, и не менее широкое определение речи в психологии, со своей стороны, позволяют ставить и решать вопрос о соотношении языка и речи в психологии по-другому, чем это делается в языкознании. В связи со сказанным выше мы далее кратко обсудим вопрос о соотношении мышления и речи, причем сделаем это так, как он обычно ставится и решается в лингвистике (применительно к узкому пониманию языка и речи), а затем представим решение того же вопроса с психологической точки зрения (применительно к широкому пониманию речи и языка).

Как определения речи, так и отличия языка от речи в психологии и лингвистике выглядят по-разному. Лингвисты, обсуждая основные отличия речи от языка, указывают на следующие моменты:

  • а) язык — это формальный код, а речь — конкретная реализация или использование данного кода для записи, сохранения или передачи информации;
  • б) язык не выполняет коммуникативной функции, а для речи она является основной;
  • в) язык абстрактен, а речь конкретна;
  • г) язык един, а речь на данном языке многообразна по формам и содержанию;
  • д) язык потенциален, а речь актуальна; с) язык формален, а речь неформальна;
  • ж) язык статичен, а речь динамична (речь человека меняется чаще и быстрее, чем язык, на котором он говорит);
  • з) язык объективен, т.е. существует сам по себе, независимо от говорящих на нем людей, в то время как речь человека субъективна, представлена в виде многочисленных вариантов, используемых отдельными людьми (речь разных людей, говорящих на одном и том же языке, является различной, соответствующей их индивидуальным особенностям);
  • и) язык отражает обобщенный опыт всех или многих людей, говорящих на данном языке, в то время как речь соответствует только опыту отдельно взятого человека или группы людей, пользующихся ею;
  • к) язык не является мотивированным и сам по себе не имеет никакой конкретной цели; речь всегда выступает как мотивированная и целенаправленная;
  • л) язык внеситуативен и не зависит от обстановки; речь всегда ситуативно своеобразна и зависит от конкретной обстановки, в которой люди ею пользуются;
  • м) язык подчиняется определенным правилам и не допускает отклонений от них; речь не всегда подчиняется правилам и вполне допускает многочисленные отступления от них.

Когда вопрос о соотношении мышления и речи ставится и обсуждается в психологии, то в его решение дополнительно вносятся следующие моменты.

  • 1. Языки, если их рассматривать не только с формальной точки зрения - как системы кодирования информации, — но и с содержательной — как хранящуюся в них информацию — намного шире, чем речь отдельно взятого человека. Следовательно, с психологической точки зрения речь представляет собой то, что лишь частично реализует в себе возможности, заложенные в языке. В этом плане языки выступают в качестве источника для развития и совершенствования речи, а речь, в свою очередь, способствует передаче и распространению языкового содержания среди многих людей.
  • 2. Сам но себе язык — это лишь средство хранения информации, а речь — способ распространения этой информации. С данной точки зрения язык и речь взаимно дополняют друг друга и не в состоянии выполнять свои жизненно важные функции друг без друга. Язык без речи — это мертвое и бесполезное хранилище информации, а речь без языка — пустой, бессодержательный набор знаков (символов, сигналов).
  • 3. Если бы не было языка и речи, то люди были бы не в состоянии общаться друг с другом, так как для этого необходимы внешние формы выражения внутреннего психологического содержания. Применительно к экспрессивно-выразительной функции речи соотношение языка и речи можно определить следующим образом: в данном случае язык и речь выступают в их неразрывном единстве. Когда человек говорит, он пользуется устным разговорным языком и одновременно с этим — устной речью.
  • 4. Когда речь определяется как способ самовыражения человека, а язык рассматривается как нечто такое, что не выполняет данной функции, подобное различие между языком и речью следует рассматривать как относительное. Дело в том, что язык выполняет функцию самовыражения, но не по отношению к отдельно взятому человеку, а но отношению ко всем носителям языка: целому народу, который его создал, и людям, которые им пользуются. На эту важнейшую функцию языка еще в начале XIX в. обратили внимание многие известные лингвисты и философы, рассматривая язык, на котором говорит тот или иной народ, как способ выражения его культуры и психологии. Освоение языка, в свою очередь, стало обсуждаться как способ присвоения индивидом культуры и психологии соответствующего народа. Когда говорят о выражении психологии человека через его язык, то такую функцию по отношению к индивиду выполняет уже не язык в целом, а его частная, собственная речь.
  • 5. Речь с психологической точки зрения также выступает как средство организации процесса мышления человека и одновременно с этим — как способ представления его результатов вовне, для других людей. Эту функцию речь выполняет, однако, только на высших уровнях развития мышления и речи, например, на уровне словесно-логического мышления. В данном случае речь становится для человека выразителем содержательной, процессуальной и результативной стороны его мышления.
  • 6. Рассматривая речь как способ оказания человеком психологического воздействия на себя или других людей, мы имеем в виду следующее. Все виды обычной, нормальной речи (существуют также и аномальные разновидности речи, характерные для людей с различными нервными и душевными заболеваниями) являются в той или иной степени разумными, сознательными и целенаправленными, и одной из главных целей любой разновидности речи, направленной на другого человека, является оказание на него определенного воздействия. Это воздействие, как показывает практика использования речи в процессе общения людей, оказывается всегда, независимо от того, является ли цель такого воздействия осознанной или неосознанной, а само воздействие преднамеренным или непреднамеренным. Само по себе влияние человека на человека через речь может, кроме того, приобретать различные формы: информирование, привлечение к сотрудничеству, психологический настрой, побуждение к определенным действиям и др.

Подводя итог сказанному, можно утверждать, что основные различия в понимании речи, в подходах к ее изучению между лингвистами и психологами заключаются в следующем:

  • а) лингвисты интересуются речью как таковой, не связывая ее с психологией конкретных людей. Психологи, напротив, изучают речь не саму но себе, а исследуют ее индивидуальные особенности и связи с психологическими свойствами людей;
  • б) лингвистов интересуют правила и нормы, характерные для различных видов речи, в то время как для психологов они профессионального интереса не представляют. Скорее, наоборот, особый интерес для психологов представляют случаи отклонений от нормы или нарушений речи — такие, в которых отчетливо проявляются психологические особенности и состояния людей;
  • в) лингвисты преимущественно выделяют и изучают высшие формы речи — устной и письменной, характерные для человека. Психологов эти формы речи также интересуют, но для них не меньший интерес представляют и те виды речи, которые в лингвистике изучаются сравнительно мало. Это внутренняя, эгоцентрическая и невербальная речь.

В заключение отметим, что отдельно ни в психологии, ни в языкознании (лингвистике), ни в какой-либо другой частной науке, касающейся языка и речи, вопрос о природе и функциях речи не может быть поставлен и полностью решен. Каждая из наук, так или иначе связанных с языком и речью, демонстрирует свое, как правило, узко профессиональное понимание и решение данного вопроса, которое не может быть признано универсальным или всеобщим. В действительности, этот вопрос представляет собой сложную, междисциплинарную научную проблему, требующую взаимодействия многих наук, и она может быть правильно поставлена и решена только в условиях взаимодополнения научных знаний. Взаимодействие разных наук в данном случае будет способствовать не только продвижению вперед в решении поставленной проблемы, но и помогать ученым, представляющим разные науки, в решении их собственных проблем и вопросов. Так, например, лингвистические теории могут подсказать психологам направления научных поисков и вопросы для конкретного научно-психологического исследования.

Известный американский лингвист II. Хомский в свое время показал, что так называемая «языковая активность» (на самом деле имелась в виду, конечно, не языковая, а речевая активность, если строго следовать приведенным выше определениям языка и речи) может получить полное объяснение только при помощи двухуровневой теории, включающей в себя уровень

«ядерных предложений» и уровень «трансформаций». «Ядерные предложения» — это формы и нормы, задаваемые языком, а «трансформации» — это то, что представлено в речи конкретных людей. Без того или другого невозможно понять ни сущность языка, ни природу речи человека. Вообще, лингвистические исследования Хомского и многих других ученых-лингвистов, как будет показано далее, сыграли важную роль в становлении и развитии психологии речи, а также в возникновении и разработке междисциплинарной области научных исследований под названием психолингвистика.

Со своей стороны и психологи оказывают помощь лингвистам, обращая их внимание на новые, малоизученные разновидности речи (некоторые из них были названы выше), обеспечивают лингвистов знаниями о том, каким образом разные виды речи связаны с психологией людей и выражаются в их поведении. Это, в свою очередь, дает возможность методистам, занимающимся разработкой методики обучения языкам и видам речи, правильно ставить и решать вопросы, касающиеся практики освоения людьми различных языков и видов речи.

Есть и общие проблемы, которые в изучении речи интересуют лингвистов и психологов. Как лингвистов, так и психологов, например, волнует вопрос о том, каким образом человек осваивает язык и совершенствует речь. Для этого в лингвистике и психологии (точнее — в психолингвистике) создаются разнообразные модели порождения и функционирования речи. При попытке разработки такой модели, которой интересуются не только лингвисты, но и психологи, возникает, кроме того, вопрос о правильном соотношении ее лингвистических и психологических составляющих.

Согласно так называемому «слабому» определению языковой (речевой) способности, эти две дисциплины — лингвистика и психология — не должны пересекаться между собой, поскольку в лингвистических описаниях представлено только то, что относится к языку, а в психологических — то, что касается речи, причем не вообще, а отдельно взятых людей. Однако если принять за основу «сильное» определение такой способности, включающее в себя представление о том, что грамматические правила одновременно являются и внутренними правилами, регулирующими психологию и поведение говорящего или слушающего человека, то тогда тот, кто пользуется языком или речью, может порождать высказывания, которые воспринимаются как значимые другими носителями языка (субъектами речи). Здесь уже будет трудно различить и четко развести между собой лингвистические и психологические аспекты исследования языка и речи.

Из всего сказанного выше следует, что при едином объекте изучения и общности многих проблем, касающихся речи, предметы исследования речи в лингвистике и психологии различаются. В связи с этим в заключение параграфа имеет смысл более четко определить предмет собственно психологического изучения речи в отличие от ее лингвистического исследования. Назовем вначале собственно лингвистические аспекты изучения речи (проблемы лингвистики речи), а затем перечислим ее психологические моменты (вопросы психологии речи).

Лингвистов в процессе изучении речи человека интересуют, прежде всего, следующие се особенности.

  • 1. Виды речи и их классификация.
  • 2. Лингвистические характеристики различных видов речи.
  • 3. Правила построения правильных устных и письменных речевых высказываний.
  • 4. Анализ типичных речевых нарушений.
  • 5. Постановка и решение проблемы соотношения языка и речи.
  • 6. Профессиональные и другие особенности речи людей.
  • 7. Специфика речи на разных языках (сравнение между собой видов и особенностей речи, представленных в различных языковых культурах).

Собственно психологическими аспектами изучения речи можно считать следующие.

  • 1. Рассмотрение речи как одного из познавательных процессов человека с определением ее роли в осознании человеком себя и окружающего мира.
  • 2. Изучение речи как того, что содержит информацию о психологии пользующихся ею людей.
  • 3. Разработка методов психологического анализа речи с целью проведения психодиагностики людей по особенностям их речи.
  • 4. Исследование речи человека в процессе се развития с целью определения уровня психологического развития.
  • 5. Изучение нарушений речи для диагностики по ним различного рода заболеваний.
  • 6. Психологическое обоснование методов обучения устной и письменной речи с целью их совершенствования.
  • 7. Анализ речи как эффективного средства оказания психологического, в частности психотерапевтического, воздействия на человека.
  • 8. Изучение связей речи с другими психологическими особенностями человека.

Вместе с тем, как в лингвистике, так и в психологии речи есть ряд общих проблем, которые полнее всего отражены в современной психолингвистической проблематике[8]. К ним, например, можно отнести следующие проблемы:

  • а) рассмотрение языка и речи как того, что выражает (представляет) психологию человека;
  • б) изучение языка и речи как того, что может оказывать влияние на психологию и поведение человека;
  • в) проведение комплексного, психолингвистичсского, т.е. лингвистического и психологического анализа речи;
  • г) применение общепсихологических теорий для понимания феномена речи, например теории деятельности;
  • д) рассмотрение речи как психологической функции с одновременным анализом ее лингвистических особенностей;
  • е) изучение развития и нарушений речи человека с их параллельным психологическим и лингвистическим анализом;
  • ж) исследование так называемой языковой личности, т.е. типичных особенностей речи, представляющих человека как личность.

Косвенно с вопросом, который обсуждался в данном параграфе главы применительно к языку и речи человека, связан вопрос о соотношении языка и речи у животных. В связи с ним в психолингвистике могут быть поставлены и обсуждены следующие частные вопросы[9].

  • 1. Имеется ли что-либо общее в знаковых системах (языках), которыми для общения друг с другом пользуются высшие животные, и языками, которыми пользуются люди?
  • 2. Можно ли утверждать, что языки людей произошли от языков животных?
  • 3. Можно ли высших животных научить пользоваться человеческими языками? Если это сделать невозможно, то почему?

Все эти вопросы давно, по крайней мерс, со времени появления и признания теории эволюции Ч. Дарвина о естественном происхождении человека, интересуют ученых, и в поиске ответов на них ученые пришли к следующим фундаментальным выводам.

В речи человека и животных действительно можно обнаружить немало общего. Человекообразные обезьяны могут, например, воспроизводить звуки, подобные звукам человеческой речи. Их голосовой аппарат устроен примерно так же, как устроен голосовой аппарат человека. Иногда высшие обезьяны могут обмениваться между собой звуками, чем-то напоминающими человеческую речь. Высшие животные, кроме того, могут обмениваться друг с другом информацией с помощью простейшего языка телодвижений, мимики и жестов, причем многие из этих движений, осуществляемые животными, весьма похожи на соответствующие движения человека. Это в свое время обнаружил и убедительно доказал еще Ч. Дарвин, использовав собранные им факты для научного обоснования не только естественного происхождения человека, но также существования у животных эмоций и человекоподобных способов их внешнего выражения на уровне мимики и жестов. Из повседневного общения человека с некоторыми домашними животными, например собаками, мы также знаем, что и они в какой-то степени способны понимать жесты и мимику людей.

Однако нет все же убедительных оснований для того, чтобы определенно утверждать, что язык и речь человека непосредственно произошли от языка и речи животных. До сих пор, несмотря на многолетние и многочисленные попытки это доказать, ученым так и не удалось обнаружить у животных какие-либо знаковые системы или их аналоги, подобные человеческому устному или письменному языку, а те средства, с помощью которых животные общаются друг с другом, мало чем напоминают устную или письменную человеческую речь.

Вместе с тем, нельзя отрицать наличие определенной эволюционной преемственности языка животных и речи человека, признавая его естественное происхождение. Время, отделяющее нас от того периода в истории развития живого мира, когда человек стал выделяться среди животных (около 4,5 млн лет назад), настолько продолжительное и богатое разнообразными событиями, что древнейшие корни современных языков, не только человеческих, но и животных, практически невозможно отследить. За это время языки, постоянно и активно употребляемые как людьми, так и животными, настолько продвинулись вперед и изменились по сравнению с их древнейшими прообразами, что между современными языками животных и людей образовалась огромная пропасть. Эта пропасть, по-видимому, не меньшая но своей величине, чем разница между физическим и социально-культурным обликом современного человека, внешним видом и образом жизни любого из ныне живущих животных. Даже для окончательного решения другой проблемы — точного доказательства естественного происхождения человека ученым, убежденным в правильности теории эволюции Ч. Дарвина, до сих пор не удается найти все промежуточные формы между древнейшими и современными живыми существами. Ученым, интересующимся естественным происхождением человеческих языков и языков животных, тем более не удается

отыскать все их промежуточные разновидности, которые, наверное, когда-то существовали до появления современных человеческих языков и языков животных, поскольку они не оставили почти никаких материальных следов о себе.

Языковеды, ставя и обсуждая вопрос о происхождении человеческих языков, решают его согласно концепции известного немецкого лингвиста В. фон Гумбольдта, по мнению которого, мышление и язык людей развивались в антропогенезе совместно. Народ создает свой язык, писал В. фон Гумбольдт, «как орудие человеческой деятельности», используя его естественным образом в процессах общения и мышления при совместном решении разнообразных задач. Другому немецкому ученому X. Штейнталю принадлежит мысль о господстве в доисторический период так называемой внутренней языковой формы, т.е. представленности значений произносимых людьми слов в виде мыслей, образов и переживаний людей, а не в форме письменных знаковых систем. Это, по мнению ученого, связано с особенностями восприятия и осознания мира первобытными людьми. Разные точки зрения по вопросу о происхождении речи человека мы будем подробнее обсуждать далее, в четвертом параграфе главы.

Независимо от того, какая из теорий происхождения языка и речи верна, очевидно, что языки возникли и стали развиваться у людей очень давно, приблизительно около 600 тыс. лет назад (таково предположительное время возникновения древнейших из известных ученым устных языков). Что касается письменности, то ее существование насчитывает на два порядка меньше времени — около 6 тыс. лет (древнейшая из известных форм письменности — древнеегипетская — относится к IV тысячелетию до н.э.).

До нашего времени дошли лишь отдельные фрагменты некоторых из древнейших языков в форме письменности. Поэтому современная наука не в состоянии воссоздать весь процесс происхождения и преобразования человеческих языков, особенно устных, которые, как известно, намного опередили в своем возникновении и развитии письменные языки и далеко не всегда сопровождались возникновением на их основе письменных форм (науке известно немало устных языков, существовавших без письменности).

Изучение древнейших человеческих культур показывает, что, по-видимому, все люди, жившие когда-то на земле, имели свои языки и в какой-то мере владели устной речью, напоминающей в плане звукового оформления речь современного человека. В то же время, изучение истории животных, включая и данные о человекоподобных существах, занимающих промежуточное положение между современным человеком и животными — питекантропах, не дают точных сведений о том, что обезьяночеловек (именно так на русский язык переводится слово «питекантроп») имел язык, похожий на язык и речь современного человека, и, тем более, соответствующую им письменную форму речи.

Вопрос о происхождения языка и речи человека современные ученые пытаются решать не только на базе антропологических данных, но и на экспериментальной основе. Если допустить, что язык и речь человека произошли от языка и речи животных, то следует ожидать, что люди за время их исторического существования (примерно 50—60 тыс. лет) не так далеко ушли от животных, чтобы животные не смогли освоить то, что в настоящее время присуще людям. Отсюда следует, что для доказательства естественного происхождения языка и речи людей достаточно будет научить животпых пользоваться человеческой речью. Поэтому на протяжении уже более сотни лет ученые предпринимают попытки научить человекообразных обезьян человеческой устной или письменной речи. Однако все эти попытки успеха не имели и, казалось бы, не подтвердили дарвиновскую теорию естественного происхождения языка и речи.

Сторонники данной теории, тем не менее, не сдавались, но им было необходимо найти объяснения неудач в обучении животных человеческому языку и речи, не связанные с теорией естественного происхождения языка и речи. Они, в частности, предложили следующие интерпретации таких неудач.

1. За время существования у людей языков и устной речи (более чем полмиллиона лет) человек изменился не только культурно и психологически, но также анатомически и физиологически, и в сто организме, благодаря долгой практике пользования языком и речью, произошли необратимые изменения, благоприятствующие освоению современных языков и формированию на их основе устной и письменной речи. У человека в отличие от животных за это время появились и развились специализированные мозговые центры речи, и эти центры устроены таким образом, что позволяют человеку осваивать знаковые системы — языки и приобретать соответствующие им формы речи.

Действительно, представительство речевых центров у человека принципиально отличается от представительства мозговых центров, с наличием которых связана речь у животных. Речевые центры у человека занимают гораздо больше места в коре головного мозга, чем соответствующие структуры в коре головного мозга животных. При этом сами речевые центры человека аналитически устроены намного сложнее, чем аналогичные центры животных, включая высших.

  • 2. Животные не в состоянии пользоваться человеческой устной и письменной речью потому, что произносимые ими сочетания звуков не имеют объективных значений, т.е. не выступают как понятия. Это характерно лишь для человеческой речи, соединившейся со временем с мышлением и развивающейся под его влиянием. Звуки, произносимые животными, или их телодвижения, выступающие как аналог человеческой невербальной речи, не имеют подобных значений. В них выражается лишь сиюминутное, актуальное психофизиологическое состояние животного.
  • 3. Для животных речь выступает лишь в двух ее функциях: коммуникативной и экспрессивно-выразительной. У человека, кроме того, есть интеллектуальная и многие другие функции речи (их подробное описание дается в следующих параграфах главы). Пи язык, ни речь человека невозможно полноценно освоить без овладения всеми ее человеческими функциями.

Подводя итог тому, о чем говорилось в данном параграфе, можно констатировать следующее. [10]

  • 2. Предмет научного исследования в психологии речи и предмет лингвистического изучения речи существенно отличаются друг от друга, хотя в проблематике речи можно найти общие темы, которые интересуют как лингвистов, так и психологов. Ими занимаются представители науки, занимающей промежуточное положение между психологией и лингвистикой, — психолингвистики.
  • 3. В мире существует огромное количество языков, которые, в частности, делятся на естественные и искусственные, живые и мертвые.
  • 4. В психологии речь понимается как психическая функция, связанная со знанием и использованием человеком разнообразных языков в различных видах его деятельности.
  • 5. Имеются определенные трудности, связанные с нахождением точного научного определения речи. Определения речи, которые предложены в других науках, в частности в лингвистике, для психологической науки не вполне подходят, так как они предлагаются, исходя из непсихологического понимания природы и функций речи.
  • 6. Развернутое психологическое определение речи должно включать в себя перечисление всех ее функций (эти функции подробно описываются в следующем параграфе главы).
  • 7. Необходимо, однако, не только разделение предметов исследования, но и объединение усилий представителей разных наук, в том числе лингвистов и психологов, в исследованиях речи, так как без этого многие проблемы, связанные с речью, не могут быть успешно решены.
  • 8. Принципиальное значение для психологии речи имеет решение вопроса о происхождении и соотношении речи человека и животных. Этот вопрос давно ставится и обсуждается в науке, но пока что не имеет окончательного или полностью удовлетворительного решения.

  • [1] 1 Имеются также языки животных, которые в лингвистике и общей психологии обычноне обсуждаются. Они представлены в зоопсихологии — разделе психологической науки, посвященном психологии животных.
  • [2] В лингвистике существует намного более полная, широкая и детализированная классификация языков. Здесь мы ее затрагивать не будем, поскольку языки как таковые не являютсяпредметом психологического исследования. Для человека, который не собирается стать лингвистом, специализироваться в области семиотики или языкознания, достаточно общего представления о системе языков, которое здесь дается.
  • [3] В лингвистике существует намного более полная, широкая и детализированная классификация языков. Здесь мы ее затрагивать не будем, поскольку языки как таковые не являютсяпредметом психологического исследования. Для человека, который не собирается стать лингвистом, специализироваться в области семиотики или языкознания, достаточно общего представления о системе языков, которое здесь дается.
  • [4] Поданным лингвистики, общее число известных человеческих языков находится в пределах от 2500 до 5000, причем точную цифру установить невозможно.
  • [5] Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. С. 414.
  • [6] Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1998. С. 678.
  • [7] Предполагается, и в настоящее время это уже не вызывает сомнений, что языки и соответствующие им формы речи имеются не только у людей, но и у многих, особенно высших,животных.
  • [8] Психолингвистика — это наука, пограничная между психологией и лингвистикой. Онавозникла и стала разрабатываться в начале XX столетия и вобрала в себя проблематику, представляющую общий интерес для лингвистов и психологов.
  • [9] До сих пор, правда, в психолингвистических научных текстах им уделялось сравнительномало внимания.
  • [10] Вопрос о том, к какой науке относится изучение речи — лингвистикеили психологии, — решается неоднозначно. Лингвистика давно и традиционно претендует на статус главной науки, исследующей речь человека, поскольку речь без языка не существует, язык является предметомлингвистики и в разновидностях речи существует много лингвистических особенностей. Однако для понимания речи как одной из психологических функций невозможно обойтись без ее глубоких психологических исследований. Поэтому и психология претендует на то, чтобыбыть одной из главных наук, изучающих речь человека.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >