СОЦИОЛОГИЯ: ИСТОРИЯ ПРЕДМЕТНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ

Предпосылки становления современной социологии

Энтони Гидденс, один из авторитетнейших социологов нашего времени, остроумно заметил: «Конт ввел два термина «позитивная философия» и «социология» (конец 30-х гг. XIX века - Е.Б.), что внесло путаницу, но внесло и известную интеллектуальную традицию, которую подхватил Э. Дюркгейм (90-е гг. XIX века - Е.Б.) и с его времени она стала господствующей вплоть до недавнего времени»’. В приведенном высказывании Э. Гидденса нам надо обратить внимание на отмеченный английским ученым факт методологического единства позитивной философии и социологии на протяжении более 130 лет развития науки об обществе и на размывание этого единства в настоящий период ее существования. Для понимания предмета любой науки необходимо обратиться к ее истории. Выводы Э. Гидденса помогут нам реконструировать историю представлений о предмете социологии и специфике социологического мышления.

Честь введения в научный обиход термина «социология» принадлежит французскому философу, социологу и политику Огюсту Конту (1798- 1857). Этимология термина «социология» очевидна для просвещенного читателя - наука об обществе. Но введение этого термина свидетельствует

0 том, что в главном труде О. Конта «Курс позитивной философии», представленном общественности в 7 томах в 1830-1842 гг., совершался методологический переворот в познании общественных явлений. Великие философские гипотезы, сопровождающие всю историю человеческой цивилизации вплоть до индустриального 19 века, должны были уступить свое место науке об обществе. Дело в том, что к тому времени уже сложились естественные науки, которые служили человечеству в освоении природы и известном подчинении ее богатств общественным и частным интересам. Познание общества, построенное по образцу естественных наук, обещало рационально полезный результат. Его достижение планировалось как экстраполяция метода естественных наук на познание общественных явлений и процессов. Реконструированный метод мыслился в качестве основы построения науки об обществе. Эта установка О. Конта и объясняет единство позитивного метода, позитивной философии и социологии. Надо заме- [1]

тить, что в 40-е годы XIX века социология представлялась единственной наукой об обществе, в ее названии было зафиксировано понимание се предмета. Конт при этом допускал, что со временем утверждение позитивного метода в социальном познании позволит оформиться в самостоятельные науки более специальным общественным дисциплинам. (В частности, в конце жизни он признал возможность автономного существования науки о нравственности).

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что возможность становления социологии как науки была обусловлена разработкой и внедрением позитивного метода в социальное познание. Этот вывод совпадает с мнениями наших зарубежных коллег: «Позитивизм в социологии ассоциируется с самой идеей социальной науки и стремлением сделать социологию научной»[2].

Что же представляет собой позитивный метод в социологии? Ответ на этот вопрос был предельно точно сформулирован его создателями. «Основная доктрина истинной философии, - пишет ученик и непосредственный последователь О. Конта Дж. Стюарт Милль, - может быть выражена таким образом: «Мы познаем одни только феномены, да, и знание наше о феноменах относительно, а не абсолютно. Мы не знаем ни сущности, ни действительного способа возникновения ни одного факта; мы знаем только отношения последовательности или сходства фактов друг другу. Эти отношения постоянны... Постоянные сходства, связывающие явления между собой, и постоянная последовательность их в виде предшествующих и последующих, - называется законами этих явлений. Законы явлений - вот все, что мы знаем относительно явлений. Сущность их природы и их первичные, деятельные или конечные причины остаются нам недоступными» [3]. В представленной доктрине обозначена сила и слабость классической социологии. Ре сила состоит в стремлении и методической возможности изучения социальных явлений как реальных фактов. Ре слабость состоит в декларируемой неспособности исследовать связь явления и сущности, причины и следствия. Социология, следуя позитивному методу, обрекает себя на статус науки, выполняющей функции наблюдения, описания. Функции объяснения и прогноза данный метод отрицает. Коль скоро законами общества признаются лишь постоянные, повторяющиеся связи, то социология, следуя позитивной доктрине, неизбежно ограничивает себя исследованием функционирования социальной системы, объявляя себя неспособной изучать, прогнозировать ее развитие. И, наконец, позитивный метод обусловил формирование структуры социологии. Ее элементами становятся, во-первых, теоретическая социология, моделирующая социальные связи в общественной системе, их субординацию и координацию, и, во-вторых, эмпирическая социология, изучающая степень постоянства этих связей в их соотношении в реальном социальном времени и пространстве и устанавливающая, таким образом, законы функционирования общества. В работах Конта представлены положения теоретической социологии, но именно предложенный им позитивный метод сделал необходимым складывание на рубеже XIX-XX веков эмпирической социологии. О. Конт дал имя социологии, метод научного социального познания и принципы построения структуры науки.

Какое развитие получил его подход на последующих этапах развития науки? По-видимому, в этом процессе необходимо охарактеризовать два взаимосвязанных процесса:

  • 1. Соединение эмпиризма и рационализма.
  • 2. Совершенствование метода познания социальной реальности посредством сосуществования в рамках социологии нескольких парадигм - общесоциологических теорий.

Рационализм, в философских основаниях выстроенный Гегелем, имеет определенное родство с эмпиризмом. И рационализм Нового времени, и эмпиризм исходят из идеи непосредственной чувственной данности объекта познания. Различия между эмпиризмом и рационализмом заключаются в том, что рационалисты ищут эту непосредственную данность в исходных базовых смысловых единиц, составляющих знание, а эмпирики обращаются к данности, стремясь в непосредственном чувственном контакте познать объект. Далее в познавательных процедурах рационализма и эмпиризма вновь возникает сходство. Рационалисты строят науку по принципу построения кирпичного здания, в роли кирпичей выступают смысловые единицы; эмпирики, опираясь на чувственное знание о конкретном объекте, выстраивают знание о целостной реальности, в т.ч. в тех ее элементах, которые недоступны чувственному познанию[4]. Необходимо подчеркнуть, что создатель первого проекта социологии О. Конт следовал принципам рационализма, но, ощущая его недостаточность в сравнении с эмпирически ориентированными естественными науками, счел необходимым дополнить его эмпиризмом. Рационализм помог ему построить первую научную модель классификации наук, в которой идея социологии обосновывается существованием особого поля исследования - данности общественной жизни, но эмпирические выводы, по мысли Конта, не могут опровергать оснований, т.е. представлений, сформированных на нижних этажах науки - биологии.

О. Конт дал определение социологии как общей теории социального организма и как науки об общественных явлениях. Он подчеркивал: биология исследует «организацию и жизнь», а социология - «порядок и прогресс». «Когда собственность, семья, язык нашли территориальное оформление и достигли уровня объединения усилий, когда они сумели объединить население под единым духовным производством, тогда возникла возможность единого человеческого бытия»[5]. В приведенном положении О. Конта очевидны, во-первых, соединение рационализма и эмпиризма в его концепции общества и, во-вторых, познавательная и методологическая уязвимость данного соединения.

Оно породило сложнейшую дилемму социологического знания - дилемму достоверности выводов. Ее содержание: эмпирическое познание ограничено возможностями чувственного отражения объекта; ограничение преодолевается за счет рационалистических допущений; и создаются тем самым условия недоверия социологическим выводам, упрекам в субъективизме и манипулировании, наконец, в принципиальной неспособности социологии к познанию социальной данности.

В социологии второй половины XIX века, между тем, складывается две традиции. В одной из них развивается идея О. Конта о необходимости «онаучивания» социального познания, т.е. полной экстраполяции методов естествознания на изучение процессов и явлений общественной жизни. Во второй используются возможности декларируемых рационалистических допущений, т.е. логически непротиворечивого социального моделирования. Причем следует подчеркнуть тот факт, что во всех национальных социологических школах рассматриваемого периода сосуществуют означенные тенденции. Их соединение дает возможность, с одной стороны, представлять научной общественности оригинальные общесоциологические теории, а, с другой, разрабатывать детальные представления о функционировании и развитии отдельных социальных институтов (семьи, государства, производства, социальной организации и т.д.) и процессов. До настоящего времени полезны и интересны для социологов работы Г. Спенсера, П. Лилиснфсльда, Л.И. Мечникова, Л. Гумпловича, У. Самнера, Л. Уорда и других. Первое поколение основателей социологии открыло для будущих поколений их преемников особое пространство исследований - социальные системы и их структуры. Социологам удалось выявить потребность в точности проводимых исследований и возможность реализации данной потребности посредством использования эмпирических методов естествознания и сформировать особое социологическое воображение, позволяющее связывать жизнь и интересы отдельных, автономно существующих и действующих людей с функционированием целого - т.е. общества. Познавательная и прагматическая ограниченность теорий основоположников во многом была обусловлена расширительной трактовкой предмета социологии. С развитием других социальных наук на рубеже XIX-XX веков, изучающих отдельные сферы общественной жизни, перед социологией вновь встает проблема предметного самоопределения.

Эта проблема нашла разрешение в 20-е годы XX века в США. Американская социология сложилась позднее европейской, но в этом «запаздывании» обрела свое методологическое своеобразие. В осмыслении европейского позитивизма родилась идея социального мелиоризма, т.е. сознательного улучшения общества посредством корпоративной деятельности людей. Идея мелиоризма была воспринята и развернута в контексте прагматизма. Праг матизм, заметим, родствен позитивизму, но имеет иные акценты. Позитивист фиксирует последовательность явлений во времени и пространстве; прагматик концентрирует внимание на практических следствиях, содержащихся в предмете, т.е. каких мы можем от него ожидать ощущений и к какого рода реакциям со своей стороны мы должны подготовиться. Позитивизм ориентирован на фрагментарность в исследовании социальной реальности. Прагматизм, наоборот, нацеливает исследователя на изучение актуального взаимодействия вещного и личностного компонентов в социальном процессе. Американские социологи всех поколений убеждены в том, что личностная активность определяет ход и эффективность социального взаимодействия. Это гражданское и профессиональное убеждение и было отражено в определении предмета социологии. Таковым уже в начале 20-х годов в одном из первых учебников социологии, изданном в Чикагском университете - социологической столице США того времени - было признано поведение индивидов и групп. Данное определение легло в основу многочисленных теоретических и эмпирических исследований, проводимых в США. Результаты этих исследований оказались полезными для понимания механизма связи личности и общества и, соответственно, «тайны» единства многих в целостности. Таким образом, была признана роль группы в формировании личности, ее социализации. Группа выступает одновременно созидателем социального в человеке, контролером личностного поведения «на соответствие» нормам и требованиям общества и организатором социального пространства самореализации личности. Социологи фиксировали роль группы в качестве посредника между «большим» обществом - макросредой - и «малым кругом» - микросредой, в которой непосредственно формируется человек. Описанные важнейшие для понимания механизма функционирования общества открытия были сделаны социологами, работающими в пограничном с социальной психологией научном пространстве. К ним могут быть отнесены Чарльз Кули и Джордж Мид. Их исследования во многом способствовали уточнению определения предмета социологии, характерного для исследований первой половины XX века. Наиболее точно оно было сформулировано классиком мировой социологии Талкоттом Парсонсом: «Социология имеет дело с наблюдением и анализом человеческого поведения, т.е. взаимодействия многих человеческих существ, форм, которые принимают их взаимоотношения в различных условиях, и детерминант этих форм и их изменений»[6]. Предложенное Т. Парсонсом определение социологии как науки о социальном поведении отвечало тенденциям развития и европейской социологии. В частности, в нем учитывались идеи и подходы, предложенные в фундаментальных социологических трудах Э. Дюркгейма и М. Вебера.

Уточнение предмета социологии способствовало ее развитию и упорядочению структуры. Оно давало возможность становлению новых теорий. Причем эти теории представляли две исторические традиции социального познания - номинализма и холизма.

Номинализм является выражением в социологии философского учения, согласно которому реально существуют лишь единичные предметы, а общие понятия являются ничем иным, как их наименованиями. Номиналистский подход ввел в социологию французский ученый второй половины XIX века Габриель Тард. Следуя ему, Тард свел общественное взаимодействие к законам подражания, по-разному проявляющихся на различных уровнях социальной иерархии - уровне элит, публики и толпы. Реальное различие врожденных способностей физических индивидов, таким образом, наглядно влияло на характер развития общества. Отчетливо социологический номинализм представлен и в т.н. «понимающей социологии» М. Вебера и направлении «символического интеракционизма» Дж. Мида. Он заключается в признании единственной социальной реальности взаимодействия индивидов в ситуации, общество же является его производным.

Несколько по-иному номиналистский подход был интерпретирован выдающимся русским социологом, вынужденно эмигрировавший из России в 1922 году, П. Сорокиным. Он рассматривал индивидов и общество в качестве особых, отличающихся друг от друга реальностей. Общество есть реальная система взаимодействующих индивидов, изучение которой составляет объект и предмет социологии.

Холизм (от греч. h'olon - целое) является выражением в социологии философских теорий, абсолютизирующих значимость учений о целом. Наиболее последовательно холистской позиции в социологии придерживался Э. Дюркгейм. Он настаивал на том, что предметом социологии является коллективность, социальная целостность, институционально формирующая человеческое в человеке. Более диалектично холистский подход был разверну! в работах К. Маркса и Ф. Энгельса. Немецкие исследователи, значимым образом изменившие исторические и социальные представления многих поколений граждан всего мира, рассматривали в качестве предмета научного изучения общества совокупность, или ансамбль общественных отношений, составляющих его историческую определенность - общественно-экономическую формацию. Реально возникающие в ней антагонистические противоречия находят выход в классовой борьбе, апогеем которой выступают социальные революции, результатом которых являются качественные социальные изменения - смена общественноэкономической формации. Таким образом, холистский подход развивался в методологически различных общесоциологических теориях. Э. Дюрк- гейм, по преимуществу, рассматривал механизмы функционирования общества, которые создают либо состояние «нормального общества», либо состояние социальной аномии, ведущей общество к социальному распаду. К. Маркс и Ф. Энгельс уделяли большее внимание открытию механизма развития общества, перехода от одного качественного состояния к другому - более прогрессивному. Холизм обеих методологических позиций заключается в признании общества реально существующим объектом, требующим теоретического и эмпирического изучения. В XX веке холизм был развит в общесоциологической теории замкнуты* социальных систем выдающегося американского методолога Т. Парсонса и версиях т.н. технологического детерминизма, во многом игнорирующих проблемы личности в развивающемся под влиянием научно-технического прогресса обществе; в различных направлениях марксистской социологии.

В своей истории социология по-разному выстраивала логику анализа общества, соответственно изменяя представления о предмете науки. В поисках ответа на вопросы: что есть общество? и каковы внутренние механизмы его изменения? родились и по сей день сосуществуют многие определения предмета социологии, каждое из которых отражает бесконечно сложную и многоаспектную природу ее объекта - общества. Приведем некоторые из них, на наш взгляд, важных для его понимания. Известный отечественный методолог Н.И. Лапин: «Предмет социологии - социальная деятельность человека, социальные отношения и процессы, общности и общества как целостные системы, их функции и структуры»[7]. Это определение импонирует нам попыткой преодоления искусственного разрыва холистского и номиналистского подхода к анализу общественной жизни. Авторитетный английский социолог, ставший одним из инициаторов отказа от ограниченности классической позитивистской социологии и построения новой методологии, соответствующей реалиям XXI века,

Э. Гидденс предложил свое оригинальное определение: «Социология - это изучение общественной жизни человека, изучение групп и обществ». «Социология - системное изучение человеческих обществ, в котором особое внимание уделяется индустриальным системам»[8]. Данное определение в некоторой степени фиксирует важнейшие методологические итоги предшествующих этапов развития социологии. К ним Гидденс относит эмпирическую и теоретическую доказанность жизни человека как общественной, решающей роли в этом процессе различных социальных групп и общества как социо-культурной целостности и цивилизационной значимости индустриального процесса. В определении представлена логика проблемного поля социологии и ее учебного изучения.

В приведенных трактовках определения предмета социологии нашла отражение важнейшая сторона эволюции нашей науки: развитие общесоциологических теорий в середине XIX века сделало необходимым развертывание эмпирических исследований, способных придать выводам и аргументации характер достоверности, точности и практической надежности. Параллельно продолжению работы над новыми общесоциологическими теориями уже на рубеже XIX-XX веков велись интенсивные эмпирические исследования. Если в 20-е годы они велись несколько хаотично, то в конце 40-х годов сложилась их структура, выделились специальные социологические направления, объединенные вокруг т.н. «теорий среднего уровня». Этот термин был предложен американским исследователем Р. Мертоном, и впоследствии он вошел в научный оборот всех национальных школ в социологии. Термин однозначно указывал на необходимость связи между обшесоциологической теорией и специальными социологическими исследованиями и теориями. Одновременно это означало принятие на уровне эмпирических, прикладных исследований определения социологии как науки р социальном поведении.

Исчерпание эвристического, познавательного потенциала позитивистско-прагматической «науки о социальном поведении» стало осознаваться социологами на рубеже 60-х - 70-х годов XX века. Этому осознанию способствовали как внешние (внесоциологические), так и внутренние, собственно социолог ические предпосылки. Наиболее значимой внешней предпосылкой мы склонны считать изменившиеся вследствие размаха научно-технического переустройства всего строя общественной жизни темпы социального развития. В первой половине XX века эти темпы были, безусловно, впечатляющими относительно предшествующего хода истории. Они позволили социологам отследить механизмы социального функционирования, которые приобрели большую «прозрачность». Что же касается исследовательской доминанты, то ее в социологии определяли как изучение законов функционирования и развития социальной системы. После Второй мировой войны проблемное поле социологии еше в большей мере сузилось до открытия законов сохранения социального равновесия. Эту потребность общества и зафиксировал Т. Парсонс в цитируемом выше определении. В середине 60-х консервативные настроения в обществе были подорваны наступлением НТР и ее социальных последствий. Ситуация требовала изучения актуального социального процесса в реальном сплаве охранительных и развивающих тенденций при явном доминировании последних.

Второй внешней предпосылкой развития социологии в последней четверти XX века, на наш взгляд, следует считать заказ на изменение структуры науки. С момента своего становления в структуре социологии можно было выделить вертикаль - уровни социологического исследования. В трехуровневой структуре выделялись обшесоциологическис теории, «теории среднего уровня» и конкретные социологические исследования. Взаимодействие уровней предполагало, во-первых, известную оторванность и автономию каждого из них и, во-вторых, некоторое отставание общих теорий от изменений действительности, фиксируемых эмпирически. Изменение темпов социальных изменений превратило указанное отставание в значимый недостаток социологии, снижающий ее теоретический и прагматический потенциал. В новой современности востребована структура элементов социологии, построенная по горизонтальному принципу. Данный принцип обеспечивает актуальность взаимодействия общих теорий, теорий среднего уровня и конкретных исследований при условии постоянства прямой и обратной связи между ними.

Внутренние предпосылки развития социологии на рубеже XX-XXI вв. обусловлены, во-первых, значительным исчерпанием эвристических возможностей классической социологии. Постараемся привести показательную иллюстрацию к данному утверждению. Характер социального развития общества второй половины XIX века, т.н. «индустриального общества» позволял отцам-основателям социологии выделять стадию «нормального» состояния и состояния «аномии» в социальной системе (Э. Дюр- кейм). В социологии индустриального общества, таким образом, важнейшей являлась задача диагностики состояния общества и разработки рекомендаций по поддержанию нормы, т.е. равновесия в обществе. В исторически обусловленной проблемной ситуации середины XX века, последовавшей за окончанием Второй мировой войны, важнейшей проблемой и ученого, и обывателя стала проблема сохранения мира, социального равновесия. Теория равновесия и была выстроена на основе структурно- функционального анализа общества в единстве теории и метода. В ее создании были переосмыслены теории первого этапа развития социологии - Г. Спенсера и Э. Дюркгейма и предложены Т. Парсонсом и Р. Мертоном подходы, обобщающие оригинальный опыт социологического изучения общественных отношений в американской социологии первой половины XX века. Они становятся классиками социологии благодаря тому, что в своих работах ответили на вопросы, актуальные для своего времени и тем самым способствовали развитию как теоретической, так и эмпирической социологии. На рубеже XX-XXI веков столь же объективно сложилась новая социальная ситуация, потребовавшая качественной методологической перестройки стиля социологического мышления. Новое качество социального процесса в современности потребовало неклассической, нетрадиционной социологии. Ее определяющей задачей становится изучение социального процесса в его актуальности и спонтанности. Условием реализации данной задачи является персструктурирование науки, о котором мы говорили выше. И, наконец, социологии, исследующей новую проблемную ситуацию, формирующей при этом современную, неклассическую структуру, требуется адекватное определение предмета науки.

В 70-е годы авторитетными европейскими и американскими социологами было предложено несколько определений «новой» неортодоксальной, неклассической социологии. Приведем наиболее интересные из них. Популярный в мире и России авторитетный английский методолог Энтони Гидденс указывает на возможность конституирования социологии как науки, основанной на новых по сравнению с классической «ортодоксальной» социологией принципах. «Социальная теория должна включать понимание человеческого поведения как действия; такое понимание должно быть совместимо со сфокусированностью на структурных компонентах социальных институтов или обществ; понятия власти и господства связаны с понятиями действия и структуры»1.

Основатель этнометодологии, оригинального направления в социологии, Гарольд Горфинкель предлагает следующую программу ревизии предмета науки: «Программа социологической дисциплины требует, чтобы социолог, научно описывая мир, включал в него в качестве проблематичных феноменов не только действия других личностей, но и их знание о мире»2. [9] [10]

Сравним предложенные мэтрами современной социологии определения. В них по существу зафиксировано одно и то же требование к социологическому исследованию: требование рассмотрения в качестве равноправных переменных социального процесса действий социального субъекта - личности или личностей - и объективных условий, в которых сформировалась направленность действий и их реализация. Данное требование отражает реальное изменение характера современного социального процесса. В нем актуально и спонтанно конструируется взаимодействие объективных условий, социальных структур и действий социальных акторов (носителей действия по определению Т. Парсонса), каждая ситуация которого порождает последующую ситуацию взаимодействия. В этом контексте современной социологической мысли уместным будет определение социологии как науки, изучающей социальные взаимодействия. В данном определении социология начала XXI века предстает в преемственности своей истории. Определение предмета как изучение социальных взаимодействий объективного и субъективного требует объединения потенциалов холизма и номинализма, науки о социальном поведении и социальном конструировании реальности. Прошлое живет и обогащается настоящим, умножая современные познавательные возможности социологии.

Познавательные возможности социологии фиксируются в ее функциях. Первой из них является теоретико-познавательная. Ее содержание состоит в накоплении знаний об обществе, позволяющем, во-первых, составить представление о нем как о некоей целостности, конкретной исторической определенности, во-вторых, представить общество в качестве системы социальных взаимодействий между людьми, социальными общностями и социальными институтами; в третьих, фиксировать связи между состоянием общества в конкретный исторический период его развития и действиями, поведением его членов, обыкновенных людей, и их повседневной жизнью. Таким образом, мы можем заключить, что благодаря теоретикопознавательной функции формируется и развивается социологическое воображение ученых и обывателей, обратившихся к изучению социологии.

Описательная функция составляет обязательный компонент реализации социологией теоретико-познавательной функции. Наука, используя общенаучные и специфические методы познания социальной реальности, описывает актуальное состояние общества, его отдельных подсистем, социальной структуры и социальных общностей ее составляющих. Адекватность и надежность описания обеспечивает прагматический потенциал социологии, ее способность разрабатывать рекомендации по коррекции и оптимизации социальных процессов. Особую значимость данной функции придавал Э. Дюркгейм, который признавал эвристичность позитивного метода как раз в его описательных возможностях. Надежность реализации описательной функции дает основание признавать за социологией две другие важные функции: практически-преобразовательную и прогностическую. Первая реализуется в разработке социологами рекомендаций по оптимизации социальной системы, ее подсистем или их элементов на основании описания и анализа тенденций развития их актуального состояния. Вторая позволяет исследователям предвидеть будущее во временных масштабах, сопоставимых с тенденциями, фиксируемыми и в изучении настоящего. Обе функции присущи социологии в силу ее способности получать надежное, верифицируемое знание об актуальном состоянии общества. Все функции социологии реализуются в критическом режиме, т.е. в анализе имеющихся у общества возможностей, ресурсов развития и оценке действительности с позиций их реального использования. На этом основании мы можем особо выделить критическую функцию науки.

Перечисленные функции социологии как науки могут быть ею реализованы при условии наличия сложившегося и постоянно обогащающегося категориального и понятийного аппарата.

  • [1] Giddens A. New Rules of Sociological Method: A positive Criticue of Interpretative Sociologies. L., 1976.P 131-132
  • [2] 2 Bryant G.A. Positivism in Social Theory and Research McMillan Publishers LTD, 1985. P. 1.
  • [3] Милль Дж.Ст. Позитивизм Опоста Конта СПб. 1906 С 7
  • [4] См. подробнее Автономова Н С Рассудок, разум, рациональность М , 1988.
  • [5] Conte A The Positive Policy. NY. 1903 P 117
  • [6] Parsons T For a Science of Social Man N Y . 1954 P. 8
  • [7] См. Лапин Н.И. Предмет и методолог ия социологии // СОЦИС. 2002. № 8. С. 7.
  • [8] Гидденс Э. Социология. М ,1999. С 24, 39.
  • [9] 1 Giddcns A Power, the Dialectic of Control and Class Structuration // Social Class and the Division of Labor Cambridge. 1982. P. 29.
  • [10] Garfinkel H Studies in Ethnometodology N.Y., 1967 P 262
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >