Социологический анализ Т. Парсонсом экономической подсистемы общества

Обращение к более подробному социологическому анализу экономической подсистемы общества связано с рядом важных обстоятельств.

Во-первых, экономика была одной из тех тем, которая привлекала Парсонса на протяжении всей его научной деятельности. Начиная с докторской диссертации о Максе Вебере и Вернере Зомбарте, которую Парсонс защитил в 1927 г. в Гейдельбергском университете, ученый неоднократно обращался к проблеме социологического изучения экономики (например, в «Структуре социального действия», в эссе «Мотивация экономической деятельности» и т.д.).

Во-вторых, с его именем связана одна из наиболее основательных попыток в современной социологической науке представить в качестве относительно самостоятельного предмета сферу исследования экономической социологии.

Немаловажным является и то, что на примере более детального анализа экономической подсистемы можно понять общий характер и логику построения его социологической концепции в целом. Наиболее полное раскрытие возможностей социологии при исследовании экономики Т. Парсонс дал в работе, написанной в соавторстве с Нейлом Смелзером «Экономика и общество: изучение интеграции экономической и социальной теории», которая увидела свет в 1956 г. Примечательно, что «Экономика и общество» появилась через пять лет после опубликования двух важнейших работ Парсонса — «Социальная система» и «К общей теории действия».

Каковы были причины, подтолкнувшие Парсонса к «изучению интеграции» экономической и социологической теории? Причины, на которые указывает Парсонс, явились итогом предыдущего развития двух наук: и экономисты, и социологи шли по пути институционализации и специализации своих наук, и в результате, за немногими исключениями, плохо ориентировались в тех проблемах, которые лежали за пределами дисциплинарных границ. Экономисты уделяли основное внимание развитию и использованию технического аппарата своей науки, решению практических вопросов экономической политики, для них развитие междисциплинарных связей было вторичным вопросом. Социологи были более всего озабочены утверждением своей науки, рассматривая методы экономической теории как непригодные для социологии. Такое положение, по утверждению Парсонса, объединяет и социологию, и экономическую теорию: «Каковы бы ни были факторы, определившие разделение социологии и экономики, мы полагаем, что для будущего обеих дисциплин необходимо восстановить интерес к междисциплинарным исследованиям...»[1]

Стремление основной части экономистов замкнуться в пределах своей дисциплины, по мнению Т. Парсонса, проистекает из прочно укоренившегося представления, что экономика является самодостаточной и в достаточной степени независимой от неэкономических факторов, которыми можно пренебречь при анализе ее функционирования. Исключая из своих исследований неэкономические переменные, экономисты придали своей науке вид абстрактной теоретической схемы, которая применима только при тщательно определенных условиях. А это, как утверждают авторы «Экономики и общества», позволяет предположить, что эмпирические феномены представляют собой сочетание экономических и неэкономических (социальных, политических, психологических) факторов. Подтверждение этому можно увидеть в размежевании экономической теории и экономической истории, ведь история изучает изменения в институциональной структуре экономики.

Экономическая теория принимает институциональную структуру как данность (это, конечно, верно, но не для всех школ, а только для основного направления экономической теории). В связи с этим возникает вопрос применимости выводов экономической теории для различных типов обществ с различной структурой. Иначе говоря, экономическая теория не способна объяснить множество явлений реальной экономики. Парсонсу и Смелзеру видятся два выхода из этой ситуации: либо традиционная экономическая теория от Адама Смита до Альфреда Маршалла должна быть отвергнута, либо, как предложил В. Парето, дополнена «одной или более различными абстрактными схемами, которые бы изучали другие переменные...»[2]. Второй подход предпочтительнее, поэтому авторы «Экономики и общества» ставят своей целью реализовать идеи В. Парето и поместить экономическую теорию в рамки более абстрактной общей теории социальных систем.

Адекватной основой для решения поставленной задачи Парсонс и его соавтор считают общую теорию действия в том виде, как она была сформулирована в коллективной работе «К общей теории действия» (издана Т. Парсонсом в соавторстве с Э. Шиллзом, Г. Оллпортом и другими в 1953 г.). Согласно положениям этой теории, каждая из подсистем должна в процессе своего существования, решать четыре фундаментальных проблемы: адаптации (adaptation — А), целедостиже- ния (goal-attainment — G), интеграции (integration — I) и поддержания образца и устранения скрытых напряжений (lattency — L). По первым буквам слов схема получила свое условное обозначение — AGIL.

Если экономика — функциональная подсистема общества, то тогда можно говорить и о том, что экономическая теория — частный случай общей теории действия. Что и демонстрирует Парсонс, указывая на ряд параллелей между категориями экономической науки и общей теории действия. Социальная система, по Парсонсу, — система, генерируемая любым процессом интеракции между двумя или более акторами, а общество — теоретически ограниченный случай социальной системы. Исходя из этого действие, анализируемое в терминах его прямого значения для функционирования системы как «вклада» в ее поддержание или выполнения задачи, называется им исполнением. С другой стороны, действие, анализируемое в терминах его влияния на состояние актора, на которого оно ориентировано (и таким образом только косвенно, через возможное будущее действие актора, на состояние системы) называется санкцией. Рассматривая с этой точки зрения экономические процессы, связанные со спросом и предложением, Парсонс видит в них специальный случай различия между санкцией и исполнением. Так, предложение — это производство полезности в экономическом смысле и каждое действие производителя экономист интерпретирует с точки зрения его пользы для функционирования экономики или одной из ее частей. Спрос же — это предрасположенность платить в процессе рыночного обмена за наличие товаров и услуг. Значение конкретного состояния спроса важно для производителя, поскольку именно в зависимости от спроса определяется в конечном итоге решение о том, производить или не производить данный товар. Таким образом, предложение — это исполнение, а спрос — санкция, но в специфически экономическом смысле. Этот пример иллюстрирует то, как проводится мысль о том, что экономические понятия являются лишь частным случаем понятий общей теории действия. Нельзя не отметить, что Парсонс и Смелзер демонстрируют действие этого положения на гораздо большем количестве примеров из экономической жизни. В этой связи не трудно предположить, что многие из проблем, пока не решенных экономистами, могут получить свое решение, если будут проанализированы с позиций общей теории действия на основе использования схемы AGIL. Парсонс и Смелзер намечают план такого исследования: во-первых, необходимо исследование экономики как социальной подсистемы; во-вторых, анализ институциональной структуры самой экономической подсистемы; в-третьих, анализ процессов, протекающих в этой структуре.

  • [1] Parsons Т., Smelser N. J. Economy and Society: A Study in the Integration of Economicand Social Theory. — N. Y„ 1965. — P. XVIII.
  • [2] Parsons Т., Smelser N. J. Economy and Society: A Study in the Integration of Economicand Social Theory. — N. Y., 1965. P. 5.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >