Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Риторика arrow РИТОРИКА
Посмотреть оригинал

Корректные приемы спора

Как и в других случаях аргументации, доводы, используемые в споре, могут быть корректными или некорректными. Корректные доводы могут содержать элементы хитрости, но в них нет прямого обмана и тем более вероломства или принуждения силой. Некорректные доводы ничем не ограничены и простираются от умышленно неясного изложения и намеренного запутывания до угрозы наказанием или применения грубой физической силы.

Система корректных приемов спора изменчива. Граница между корректными и некорректными приемами спора не является четкой, к тому же она может смещаться в ходе конкретного спора по принципу «против оппонента можно использовать его же оружие».

Эта трудность проведения различия между допустимыми и недопустимыми приемами характерна и для других разновидностей аргументации, в частности, как мы уже видели, для переговоров.

Изучат!) нужно, разумеется, и корректные приемы спора, чтобы знать, как, пользуясь допустимыми средствами, отстоять свою точку зрения, и некорректные, чтобы уметь разоблачить неразборчивого в средствах противника.

Спор — это борьба, и общие методы успешной борьбы к нему вполне приложимы. Представим наиболее распространенные приемы спора. Во многом они перекликаются с приведенными выше приемами переговоров.

  • 1. Инициатива. В споре важно, кто задает тему, как конкретно она определяется. Нужно уметь повести полемику по своему сценарию.
  • 2. Наступление, а не оборона. Даже оборону лучше вести с помощью наступления. Вместо того чтобы отвечать на возражения противника, надо заставить его защищаться и отвечать на выдвигаемые против него аргументы. Предвидя доводы оппонента, можно заранее выдвинуть их самому и опровергнуть.
  • 3. Отвлечение внимания противника от той мысли, которую хотят провести без критики. Данный прием допустим в устном споре. При этом мысль или не высказывается вовсе, а только подразумевается, или высказывается, но как бы мимоходом, намеренно вскользь, в стертой форме. Перед этим для отвлечения внимания выдвигают идею, способную своим содержанием или формой выражения привлечь внимание противника, задеть его, поразить и т.п. Можно также перед той мыслью, которую намереваются провести без критики, выдвинуть какой-то второстепенный, но заведомо слабый аргумент. Спорщик, постоянно нацеленный на поиск слабых мест в доводах противоположной стороны, сразу же набросится па явно слабое место и пропустит ближайшие к нему доводы, особенно если они приводятся как бы между прочим и не бросаются в глаза своей ошибочностью.
  • 4. Переложение «бремени доказывания» на противника. Например, можно сослаться на то, что ваш тезис вытекает из уже признанного общего положения. Тезис противника окажется исключением из этого положения, и ему будет нужно доказать правомерность такого исключения.

«Часто трудно решить, что значит вести переговоры “честно”, — пишут Р. Фишер и У. Юри. — Границу дозволенного можно провести в разных местах. Задайте себе вопросы: “Поступил бы я так с другом или членом семьи?”, “Если бы полный отчет о моих словах и поступках появился в газете, было бы мне неловко?”, “Какому литературному персонажу больше подошло бы такое поведение — герою или злодею?” Эти вопросы не сводятся к тому, чтобы поднять внешнее мнение на высоту, проливающую свет на ваши внутренние ценности. Вы должны собственными силами решить, будете ли вы использовать неподобающую и нечестную, по вашему разумению, тактику, если она применяется вашим противником»1.

5. Концентрация действий, направленных на центральное звено системы аргументов противника или на наиболее слабое ее звено, — не только корректный, но и желательный прием.

«Вполне позволителен и тот прием (его даже трудно назвать “уловкой”), — пишет С. И. Поварнин, — когда мы видим, что противник смутился при каком-нибудь доводе или стал особенно горячиться, или стараться “ускользнуть” от ответа, — обращаем особенное внимание на этот довод и начинаем “напирать” на него. Какой бы ни был спор, всегда следует зорко следить, за слабыми пунктами в аргументации противника и, найдя такой пункт, “разработать” его до конца, не “выпуская противника из рук”, пока не выяснилась и не подчеркнулась вся слабость этого пункта. “Выпустить” противника в таких случаях можно лишь тогда, когда у противника очевидно шок или т.п., или же из великодушия, из известного “рыцарства в споре”, если он попал в особо нелепый “просак”. Между тем умение использовать слабые места противника встречается довольно редко. Кого интересует искусство спора, тот часто с жалостью наблюдает, как спорщик, по полному своему неумению ориентироваться в споре или по другим причинам, теряет свое преимущество перед противником»[1] [2].

Кстати, книга С. И. Поварнина «Спор. О теории и практике спора», изданная впервые еще в 1918 г., содержит лучшее из имеющихся в литературе описание корректных и некорректных приемов спора.

  • 6. Опровержение противника его собственным оружием. Из принятых им посылок надо всегда пытаться вывести следствия, подкрепляющие защищаемый вами тезис. В этом случае особый интерес представляют неожиданные для противника следствия, о которых он даже не подозревал.
  • 7. Внезапность. Этот эффект достигается при использовании разных приемов. Например, рекомендуется «придержать» самые неожиданные и важные сведения к концу спора.

Корректность приема, используемого в споре, существенно зависит от того, какими приемами или уловками пользуется противоположная сторона. Скажем, к эффекту внезапности уместно прибегать в споре с тем, кто сам приберегает самые важные и неожиданные сведения к концу спора; «напирать» на слабое звено аргументации оппонента особенно оправданно в том случае, когда противник сам постоянно выискивает слабые стороны ваших доводов, и т.п.

Если противник прибегает к некорректным приемам, ваши приемы могут становиться более хитрыми, оставаясь в рамках корректности. Пример такого «ужесточения» тактики спора приводит Поварнин:

«В споре вам надо доказать какую-нибудь важную мысль. Но противник почувствовал, что если вы ее докажете, то докажете и тезис и тогда дело его проиграно. Чтобы не дать вам доказать эту мысль, он прибегает к нечестной уловке: какой бы вы довод в пользу нее ни привели, он объявляет его недоказательным. Вы скажете: “Все люди смертны”, — он отвечает: это еще не доказано. Вы скажете: “Ты-то сам существуешь или нет?” Он отвечает: “Может быть, и существую, а может быть, это и иллюзия”. Что с таким человеком делать? При таком “злостном отрицании” доводов остается или бросить спор, или, если это неудобно, прибегнуть к уловке. Наиболее характерны две “защитные уловки”: а) Надо “провести” доводы в пользу доказываемой мысли так, чтобы противник не заметил, что они предназначаются для этой цели. Тогда он не станет “злостно упорствовать” и может их принять. Когда мы проведем все их вразброс, потом остается только соединить их вместе — и мысль доказана. Противник попался в ловушку. Для того чтобы с успехом выполнить эту уловку, часто нужно очень большое искусство, умение “владеть спором”, умение вести его по известному плану, что в наше время встречается редко. Проще другая уловка: б) Заметив, что противник злостно отрицает каждый наш довод в пользу доказываемой мысли, а какой-нибудь довод нам необходимо провести, мы ставим ловушку. О нашем доводе у мал ч и васм, а вместо него берем противоречащую ему мысль и делаем вид, что сс-то и хотим употребить как довод. Если противник “заладил” отрицать все наши доводы, то он может, нс вдумавшись хорошенько, наброситься и на нее и отвергнуть се. Тут-то ловушка над ним и захлопнется. Отвергнув мысль, противоречащую нашему доводу, он тем самым принял наш довод, который мы хотели провести. Например, мне надо провести довод “Некоторые люди порочны от природы”, а противник мой явно взялся за злостное отрицание и ни за что не пропускает никакого довода. Тогда я делаю вид, что хочу выдвинуть как довод противоречащую мысль: “Ведь вы же не станете отрицать, — скажу я, — что от природы всякий человек добр и непорочен, а порочность приобретается от воспитания, от среды и т.д.” Если противник не разгадает ловушки, он и здесь применит свою тактику и заявит, что это очевидно ложная мысль. “Несомненно, есть люди порочные от природы” — иногда приведет даже доказательства. Нам же это-то как раз и нужно. Довод приведен, ловушка захлопнулась»1.

К корректным приемам относят и некоторые психологические уловки.

1. Оттягивать возражение. Эту уловку хорошо описывает С. И. По- варнин:

«Иногда бывает так, что противник привел нам довод, на который мы не можем сразу найти возражение. Просто “не приходит в голову”, да и только. В таких случаях стараются по возможности незаметнее для противника “оттянуть возражение”, например, ставят вопросы в связи с приведенным доводом, как бы для выяснения его или для осведомления вообще, — хотя ни в том, ни в другом не нуждаются; начинают ответ издали, с чего-нибудь имеющего отношение к данному вопросу, но прямо с ним не связанного и т.д. В это самое время мысль работает и часто является желаемое возражение, к которому сейчас и переходят. Надо уметь это сделать ловко и незаметно. Если противник заметит, в чем дело, он всячески будет мешать уловке.

Уловка эта в чистом виде вполне позволительна и часто необходима. Психический механизм человека — механизм очень капризный. Иногда вдруг мысль в споре отказывается на момент от работы при самом обычном или даже нелепом возражении. Человек теряется. Особенно часто случается это с людьми нервными или застенчивыми, под влиянием самых неожиданных причин, например, даже иногда под влиянием внезапно мелькнувшей мысли: “А вдруг я не найду ответа” (самовнушение). Высшей степени это явление достигает в так называемом шоке. У спорящего вдруг утрачивается весь багаж мыслей по данному вопросу. “Голова опустела”. Все знания, все доводы, все возражения как будто вылетели из головы. Человек совершенно беспомощен. Такой “шок” встречается чаще всего тогда, когда человек очень волнуется или устал. В подобных случаях единственное “спасение” — разбираемая нами уловка. Надо стараться не выдать своего состояния, не смотреть растерянно, не понижать и не ослаблять голоса, говорить твердо и умело оттянуть возражение до тех пор, пока не оправишься. Иначе и противник, и слушатели (но большей части судящие о ходе спора “по внешности”) будут думать, что мы “разбиты”, как бы нелеп ни был довод, при котором случилась с нами эта неприятная история»1.

  • 2. Не занимать с самого начала жесткую позицию, не спешить твердо и недвусмысленно изложить ее. Иначе в переменчивых обстоятельствах спора трудно будет ее модифицировать и тем более от чего-то отказаться. Этот прием может оказаться особенно полезным, когда предмет спора не вполне определен.
  • 3. Взять слово в самом конце спора, зная все аргументы выступавших и лишая их возможности развернутого ответа. Принято считать, что нет ничего недозволенного в таком приеме, однако вряд ли этот прием демократичен: он доступен далеко не для каждого участвующего в споре.

  • [1] Фишер Р., Юри У. Путь к согласию (соглашение без ущерба для договаривающихсясторон) // Язык и моделирование социального взаимодействия. М.: Прогресс, 1987. С. 206.
  • [2] Поварнин С. И. Спор. О теории и практике спора // Вопросы философии. 1990. № 3.С. 93-94.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы