Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow ВООБРАЖЕНИЕ И МЫШЛЕНИЕ
Посмотреть оригинал

Понятие о воображении

Человек отличается от животных, в частности, тем, что обладает воображением. Это, конечно, не единственная, но существенная его психологическая особенность, позволяющая человеку существовать и действовать не только в реальном, но также в виртуальном, воображаемом, придуманном им самим мире, создавать в своем воображении нечто новое, воплощать его в реальность и через него преобразовывать сам существующий мир. Наиболее очевидным, давно известным и загадочным феноменом воображения, несомненно, являются сновидения. Их время от времени обнаруживают у себя все люди. Не менее очевидными явлениями, также относящимися к области воображения, выступают галлюцинации, грезы и мечты. Творческие фантазии людей, которые также выступают как продукты воображения, проявляются в разнообразных продуктах их творчества. Когда-то философы, стремясь в кратком и емком изречении отметить характерные для человека особенности, называли его «человек прямоходящий», «человек мыслящий», «человек деятельный», «человек творящий». Не менее справедливо и точно было бы назвать его «человеком мечтающим» или «человеком с воображением». Во всяком случае, оно не менее характеризует человека и не в меньшей степени подчеркивает его особенности, чем указанные выше эпитеты.

Возможно, конечно, что и у некоторых животных, по крайней мере высших, есть воображение. Такой вывод следует из факта наличия у них сновидений. Однако вряд ли у животных, даже высших, есть такие разновидности воображения, как фантазии, мечты и грезы. Наличие воображения у человека мы можем констатировать с очевидностью, поскольку абсолютное большинство людей обнаруживает его в своем сознании, а относительно наличия воображения у животных можем судить лишь косвенно, так как никакими объективными свидетельствами о нем мы не располагаем. Человека мы можем спросить о том, есть ли у него галлюцинации, мечты, сновидения или грезы воображения, и попросить его подробно описать их содержание словами или изобразить рисунками. Для определения наличия и выяснения содержания воображения животных такой прием не годится, а иного пути констатации его наличия и изучения практически не существует.

Возможно, однако, судить о наличии воображения по продуктам, создаваемым живыми существами, предполагая, что имеющееся в их воображении воплощается или материализуется в соответствующих продуктах. Наблюдая за активностью животных и людей, мы обнаруживаем материальные результаты их деятельности. Животные, как и люди, строят и оборудуют свои жилища, создают ловушки для других живых существ, изготавливают орудия (по крайней мере, высшие животные). Если бы можно было определенно судить о наличии воображения как психического феномена только по материальным продуктам деятельности, то следовало бы признать существование воображения и у животных. Однако имеется и иное, предложенное много столетий назад, объяснение подобной, кажущейся разумной деятельности животных, апеллирующее к инстинктам — врожденным автоматически действующим программам поведения. Оно исключает наличие воображения, поскольку инстинкты регулируются не на психологическом, а на физиологическом уровне, а воображение — это чисто психологический феномен.

Приступая к обсуждению воображения человека, необходимо дать ему точное научное определение — такое, которое, во-первых, охватило бы собой богатейшую совокупность его проявлений у человека, во-вторых, подчеркивало сформулированную выше мысль об исключительной принадлежности его высших форм человеку.

Воображение можно охарактеризовать как психический процесс порождения и преобразования образов, которые не вполне соответствуют тому, что в данный момент окружает человека, или тому, что хранится в его памяти[1].

Другими словами, продукты воображения не являются прямым отражением предметов и явлений, воспринимаемых человеком в настоящий момент или воспринятых им раньше. По данным двум признакам воображение как психический процесс отличается от восприятия и памяти, и эти отличия далее будут подробно обсуждаться.

По метафорическому сравнению, сделанному в свое время С. Л. Рубинштейном[2], воображение — это «отлет от прошлого опыта». К этому можно добавить, что воображение — это также «отлет от настоящего опыта», т.е. от того, что человек в данный момент непосредственно воспринимает или делает. Это, судя по другим его высказываниям о воображении, хорошо понимал и сам С. Л. Рубинштейн. Он писал о том, что воображение в собственном смысле слова имеет место тогда, когда человек отвлекается от непосредственного восприятия реальной действительности или от процесса извлечения из памяти того, что в ней хранится, обращается к своему внутреннему опыту и начинает работать с ним.

Воображение относительно независимо от процессов восприятия, памяти и других познавательных процессов. Однако такая независимость не является абсолютной. Воображение как познавательный процесс не только отличается от иных познавательных процессов, но тесным образом связано с ними. В таком утверждении ничего странного или парадоксального нет. Если рассматривать воображение и остальные познавательные процессы человека как целостную когнитивную систему (так к се пониманию подходит современная когнитивная психология), то эта система, с одной стороны, состоит из отдельных, относительно автономных элементов, каковыми являются частные познавательные процессы, с другой стороны, включает в себя мощные функциональные связи между ними — такие, без знания и учета которых невозможно понять ни один из познавательных процессов. Можно, конечно, рассматривать воображение как отдельный процесс, но полностью отделить его от других познавательных процессов не представляется возможным[3].

Когда психологи стремятся обнаружить и описать отличия воображения от других психических процессов, они делают это почти исключительно в аналитических целях. Чтобы доказать, что воображение — это самостоятельный психический процесс, указываются, как и в случае внимания, его отличительные особенности. При этом, однако, не предполагается полностью автономное существование воображения или наличие абсолютных различий между ним и другими познавательными процессами, например восприятием, памятью и мышлением. Тем не менее, эти отличия существуют, и, уточняя далее определение воображения, их необходимо назвать в первую очередь, поскольку в противном случае не будет иметь смысла разговор о воображении как самостоятельном познавательном процессе. Начнем это обсуждение с определения отличий воображения от восприятия.

В своем воображении человек может представлять не только то, что относится к объективно существующей действительности, но и то, что в реальном мире не существует (представлять виртуальный или воображаемый мир). Кроме того, продуктом воображения частично может стать то, что актуально хранится в памяти человека. Однако и в этом случае содержание, извлекаемое из памяти, не является точной копией того, что в ней находится. Включая в данный процесс свое воображение, человек мысленно достраивает или творчески преобразует уже известное ему. В результате в его воображении рождается нечто новое — такое, чего изначально в памяти человека не было и быть не могло. Иными словами, образы, характерные для воображения, относительно независимы от своих прототипов — тех предметов, которые им частично соответствуют и находятся или вне человека (объективно существуют), или существуют и хранятся в его памяти.

Один из вопросов, важный для понимания природы воображения, заключается в выяснении общего и различного, существующего в воображении и мышлении человека. Вид мышления, внешне похожий на воображение, носит название «наглядно-образное мышление» (он вместе с другими видами мышления будет обсуждаться в следующей главе) и представляет собой процесс решения человеком задач в уме путем действий с образами предметов. Речь, следовательно, идет о решении задач в плане воображения или воображаемом плане. То, что происходит в сознании человека, когда он пользуется соответствующим видом мышления, действительно есть не что иное, как воображение или действия с образами предметов, представленными в нем. Предлагая классификации видов воображения, психологи нередко называют среди них активное и творческое воображение, причем последнее мало чем отличается от образного мышления.

Из всех этих рассуждений следует, что между воображением, по крайней мере на высших уровнях его развития, и мышлением человека имеется много общего. Действительно четкой грани между воображением и мышлением в данном случае провести нельзя, и, соответственно, следует признать, что творческое воображение и наглядно-действенное мышление человека несущественно отличаются друг от друга. Тем не менее, определенные отличия воображения от мышления все же существуют, и они заключаются в следующем.

  • 1. Воображение в отличие от мышления, как правило, не направлено на решение каких-либо определенных, осознаваемых человеком задач, на достижение заранее установленных целей, за исключением творческого воображения, о чем уже говорилось выше.
  • 2. Приемы, с помощью которых создаются образы воображения, отличаются от приемов, используемых в процессе мышления для решения конкретных задач.
  • 3. Продуктом воображения всегда является некоторый образ, а итогом мышления, в том числе образного, в большинстве случаев выступает не образ как таковой, а некоторая содержащаяся в нем идея[4].

В научной литературе наряду с понятиями «воображение» и «представление» иногда пользуются понятием «фантазия». Некоторые авторы разделяют процессы воображения (представления) и фантазии, другие отождествляют их. Сторонники разделения воображения и фантазии указывают на следующие отличия между ними:

  • а) фантазия — это процесс, оторванный от действительности, не опирающийся на нее и нс реализуемый в ней. Воображение, особенно активное и творческое, не только опирается на реально существующее в действительности, но и реализуется в нем, например, в материальных или идеальных продуктах творческой деятельности людей;
  • б) фантазия — это процесс, не контролируемый разумом и волей человека, в то время как воображение, за исключением пассивного и неосознаваемого, находится под контролем сознания и воли;
  • в) понятие «воображение» шире по объему и содержанию, чем понятие «фантазия». Процессы, связанные с фантазией, и се результаты можно охарактеризовать как процессы и продукты воображения, в то время как не все процессы и продукты воображения можно считать фантазиями.

Известный исследователь воображения А. Я. Дудецкий, правда, полагает, что воображение и фантазия — это практически одно и то же. Такой вывод вытекает из следующего предложенного автором определения воображения: «Воображение (фантазия) есть психический процесс, заключающийся в создании новых образов, идей и эмоционально-чувственных состояний на основе прошлого опыта личности»[5].

На наш взгляд, отождествление воображения и фантазии нецелесообразно не только в силу приведенных выше аргументов, но также но причине, что нормы языка, как правило, не допускают сосуществование в нем нескольких разных слов, имеющих абсолютно одинаковые значения. История развития языков убедительно свидетельствует о том, что всякое новое слово появляется и получает признание (и право на существование) в языке лишь тогда, когда или его содержание, или его объем, или и то и другое вместе взятое хотя бы чем-то отличаются от содержания и объема других известных слов.

Действительно, если мы заглянем в современный словарь русского языка и обратимся к статьям, где предлагаются определения терминов «воображение» и «фантазия», то обнаружим следующие различия между ними. Фантазия — это прихоть, причуда, нечто неправдоподобное, несбыточное. С определением воображения такие характеристики не связываются, поскольку оно может быть и правдоподобным, и практически реализуемым[6].

Приведенные в разных научных трудах и учебниках определения воображения, тем не менее, сближают его с другими психическими процессами, а также с практической деятельностью человека. В связи с этим имеет смысл продолжить далее обсуждение вопроса о том, чем воображение отличается от психических процессов, с которыми оно в реальной жизни связано[7]. Начнем обсуждение данного вопроса с выяснения связей, существующих между воображением и восприятием.

Основные отличия воображения от восприятия заключаются в следующем.

  • 1. Образ восприятия возникает в результате непосредственного воздействия стимулов, порождаемых воспринимаемым предметом, на органы чувств человека. В отличие от этого образ, рождаемый воображением, непосредственно не связан с сенсорными стимулами, которые в данный момент воздействуют на органы чувств человека.
  • 2. Образ восприятия отражает реальную действительность, конкретную обстановку, в которой человек в данный момент находится. Воображение подобным способом ни с реальной действительностью, ни с обстановкой нс связано и, строго говоря, вообще не является ее отражением. Образ, рождаемый воображением человека, скорее, представляет собой своеобразное «отражение» того, что в данный момент происходит в сознании (психике) человека. Это утверждение, однако, не означает, что образы воображения с реальной действительностью никак не связаны. Такая связь существует, но она иная по природе, нежели связь образа восприятия с реально существующим, не описывается в терминах отражения воображением объективной действительности[8].
  • 3. Образ воображения включает в себя элементы, которые в большинстве случаев не соответствуют объектам, непосредственно воспринимаемым человеком. Отдельные элементы, входящие в состав образа воображения, можно, конечно, обнаружить во многих реально существующих предметах или явлениях. Это и порождает иллюзию того, что образ воображения представляет собой не что иное, как набор известных, но по-другому, необычным способом скомпонованных элементов, являющихся отражением в голове человека реально существующей действительности. Именно так вульгарноматериалистически мыслящие философы и психологи пытались представить себе воображение, сводя любой новый или неизвестный его образ к хорошо известным и простым элементам, обнаруживаемым во многих существующих предметах и явлениях. При этом, однако, они забывали о том, что образ как целое к составляющим его элементам — ощущениям — отнюдь не сводится (см. рассуждения на эту тему в главе «восприятие», где обсуждались отличия образа восприятия от набора ощущений). Образ восприятия — тем более воображения — всегда содержит в себе много такого, чего в самих элементах, из которых он складывается, нет. На это давно уже и не без оснований обращали внимание немецкие гештальтпеихологи.

Можно, конечно, признать, что отдельные элементы, из которых состоит образ воображения, берутся из реальной действительности и широко в ней представлены. Однако, во-первых, они не механически и по-иному, чем в реальной действительности, соединяются друг с другом в образе воображения; во-вторых, в результате такого их соединения (правильнее сказать — творческого синтеза) рождаются совершенно новые, неожиданные эмергентные свойства, которых не было и быть не могло в отдельных элементах, из которых состоит образ воображения. В качестве примера можно рассмотреть фигуры, представленные на рис. 5.1.

На рисунке 5.1 показано шесть из множества возможных фигур (форм), которые можно образовать из шести равносторонних треугольников (эти формы показаны сплошными линиями, в то время как внутренние границы, образованные треугольниками, из которых они составлены, изображены пунктирными линиями). Очевидно, что все эти фигуры (формы) разные, и идея ни одной из них не содержится в простых элементах — треугольниках, из которых эти фигуры (формы) состоят. Если в качестве продукта воображения в данном случае рассматривать именно форму, то очевидно, что ни в каком смысле слова она не может содержаться в составляющих ее исходных элементах. Следовательно, воображение не сводимо и не выводимо из элементов, на которые в конечном счете можно разложить порождаемый им образ.

Примеры того, как из сочетания одинаковых простых элементов рождаются разные образы (фигуры)

Рис. 5.1. Примеры того, как из сочетания одинаковых простых элементов рождаются разные образы (фигуры)

Образы воображения рождаются не разнообразными, произвольными или целенаправленными сочетаниями элементов, а особыми внутренними, психическими процессами, происходящими в голове человека и никак не связанными с соответствующими элементами. Что касается элементов, то они представляют собой только «строительный материал» для будущих образов воображения, и не более того. Точно так же, как здание, рассматриваемое как архитектурное сооружение, продукт творческой деятельности архитектора, нельзя вывести из составляющих его строительных блоков или кирпичей, образ воображения невозможно вывести или свести к выделяемым в нем элементам.

Тем не менее, следует признать, что в процессах воображения, по- видимому, изначально в каком-то виде заложены свойства, которые затем могут проявиться или воплотиться в образе, создаваемом воображением человека. Однако прообраз будущего образа, когда мы имеем дело с воображением, находится внутри, т.е. в психике самого человека, а не где-либо снаружи, как это происходит с восприятием. Со своей стороны, то, что представляется или отражается в образе восприятия, находится не в самом человека, а вне него — в том предмете или явлении, образом которого он является. В этом также заключается существенное различие между воображением и восприятием[9].

Современные физики, разделяющие атомистическое мировоззрение, возникшее еще в древности, признают, что все существующее на земле и, вероятно, за ее пределами, состоит из ограниченного набора разных по физическим свойствам элементарных частиц. Однако огромное разнообразие существующих предметов и явлений, их впечатляющие отличия друг от друга никак нс объясняются тем кажущимся очевидным и простым фактом, что все они состоят из такого рода частиц. Точно так же вряд ли можно понять и объяснить различия в образах, рождаемых воображением человека, указывая только на то, что все они состоят из набора простых и одинаковых элементов.

  • 4. Образы восприятия всегда относятся к настоящему, т.е. к тому, что в данный момент окружает человека и воздействует на его органы чувств. Образы воображения подобными однозначными отношениями с пространством и временем не связаны. Они могут относиться к прошлому, настоящему или будущему; с помощью воображения человека образы могут быть помещены в любой точке пространства, далеко за пределами того, что человек реально может воспринимать. Другими словами, пространство и время существования образов восприятия являются конечными и ограниченными, в то время как пространство и время существования образов воображения представляются бесконечными и неограниченными.
  • 5. Образ восприятия возникает и изменяется в результате вариаций сти- мульного потока и активности сенсорных систем. Образ воображения возникает и меняется за счет других процессов, происходящих не в окружающей среде или органах чувств, а в центральной нервной системе. Именно ее активность инициирует, стимулирует и регулирует процесс воображения, в то время как аналогичный процесс, связанный с восприятием, в основном управляется самим воспринимаемым объектом и получаемыми от него ощущениями.
  • 6. Образ, рождаемый и изменяемый воображением человека, не позволяет ему хорошо ориентироваться в том, что его непосредственно окружает, успешно адаптироваться к реальной действительности, в то время как образ, рождаемый восприятием, позволяет решать эту задачу.
  • 7. Если в момент восприятия сознание человека сохраняет непосредственный контакт с реальной действительностью (это происходит даже в случае зрительных, слуховых и других иллюзий), то во время «работы» воображения такой контакт практически отсутствует или является значительно ослабленным.
  • 8. Если в процессе восприятия внимание человека в основном обращено на окружающий его мир, то в процессе воображения внимание человека направлено на содержание самого процесса воображения или актуального сознания.

Рассмотрим более подробно основные отличия образа воображения от образа, извлекаемого из памяти человека.

  • 1. Образ, извлекаемый из памяти человека, может содержать в себе только то, что хранится в памяти. Даже когда воспроизведение информации по памяти является неточным или искаженным, чуждые элементы, не свойственные припоминаемому материалу, все равно изначально берутся из хранилища человеческой памяти. В образе, рождаемом воображением, всегда имеется нечто такое, чего в памяти человека нет и быть не может. Это то, что он придумывает по ходу воображения.
  • 2. Образ, извлекаемый из памяти, является более или менее точной копией того, что человек когда-то запомнил и сохранил в своей памяти, в то время как образ, рождаемый воображением, в большинстве случаев не выступает не только точной копией, но даже приблизительным образцом того, что хранится в памяти человека. Однако если это образ сложного, с трудом запоминаемого и припоминаемого объекта — такого, следы которого полностью и точно не могли сохраниться в памяти человека, то образ, извлекаемый из памяти, также никогда не будет полностью и в точности соответствовать тому, что в ней хранится. Тем не менее и в этом случае можно усмотреть важные отличия образа, рождаемого воображением, от образа, извлекаемого из памяти. Эти отличия заключаются в следующем:
    • а) в образе, рождаемым воображением человека, новые элементы играют ключевую роль и характеризуют сущность данного процесса: чем больше таких элементов, тем лучше функционирует воображение человека;
    • б) в памяти человека новые элементы играют несущественную и в основном негативную роль: чем больше таких элементов в образе, извлекаемом из памяти, тем хуже работает память человека.

Правда, в данном случае мы все же вынуждены признать, что существуют психические явления, находящиеся как бы между воображением и памятью, которые ни к памяти, ни к воображению однозначно отнести нельзя. Например, когда человеку необходимо вспомнить нечто такое, что он очень плохо запомнил или не помнит вообще, то, пытаясь это сделать, человек фактически не вспоминает, а конструирует, придумывает заново «припоминаемое». Иногда, напротив, человеку кажется, что он нечто только что придумал сам, создал с помощью своего воображения, а на поверку оказывается, что он просто вспомнил то, что раньше знал, но не осознавал.

Вместе с тем, можно предположить наличие условной границы, которая разделяет воображение и память и позволяет в какой-то степени различать то, что относится к воображению и памяти. Так, например, чем больше образ, извлекаемый из памяти, отличается от того, что в ней (и в реальной действительности) содержится, тем больше он характеризует именно воображение; чем ближе образ, извлекаемый из памяти, к тому, что в ней хранится или существует в действительности, тем больше данный процесс относится именно к памяти, а не к воображению.

Из сказанного следует, что воображение и память существуют не как совершенно отдельные и полностью автономные познавательные процессы, а, скорее, как связанные друг с другом процессы, представляющие собой разные стороны системно организованного целого. То же касается соотношения воображения с другими познавательными процессами, например с мышлением. В контексте данных рассуждений нас, однако, больше интересует нс то, что их объединяет, а то, что их различает.

Отличия воображения от мышления можно определить следующим образом.

1. Мышление — это процесс решения задач, который представляет собой более глубокое познание действительности, чем то, которое обеспечивается работой воображения. Мышление в познании действительности движется от поверхностного представления о ней к познанию ее сути (один из психологов по этому поводу выразился так: «Мышление — это движение идей, проникающих в суть вещей»). Мышление представляет мир в форме общих идей, отображаемых на уровне понятий. Мышление связано с решением человеком разнообразных задач.

Воображение ни одну из указанных выше функций не выполняет. Оно, например, напрямую не связано с процессом решения задач, за исключением случаев, когда соответствующие задачи человек решает с помощью наглядно- образного мышления[10].

В данном случае воображение становится средством практической реализации или инструментом такого мышления. Пользуясь наглядно-образным мышлением, человек действует в соответствии с образами, и его действия происходят в плане не только мышления, но и воображения. Следовательно, воображение может быть включено в процесс мышления, может сопутствовать или сопровождать его. Обратное, однако, будет не верно: мышление в воображение, в свою очередь, не включается и представляет собой отдельный от него процесс.

Воображение имеет дело с образами, а нс с идеями[11]. В воображении не ставится задача «проникновения в суть вещей» с помощью рождаемых им образов. Скорее, наоборот, продукты (образы) воображения, как правило, еще более далеки от «сути вещей», чем, например, продукты (образы) восприятия, памяти или мышления.

  • 2. В норме мышление, особенно в его развитой форме, подчиняется определенной логике, а в воображении логика, характерная для мышления, отсутствует. Конечно, и в процессе воображения можно усмотреть свою логику, если понимать под ней некоторую последовательность или закономерность порождения и изменения образов. Но это будет уже иная логика, чем та, которая используется, например, в словесно-логическом мышлении.
  • 3. Продуктом мышления, даже если рассматривается наглядно-образное мышление, тесно связанное с воображением, является мысль или некоторая идея. Продуктом воображения является не мысль как таковая, а образ. Его возникновение является конечной целью воображения. Однако если образ возникает в процессе решения некоторой задачи и далее материализуется в чем-то реальном, физически ощутимом, то мы имеем дело уже не с воображением, а с наглядно-действенным или практическим мышлением.

Некоторые ученые, в частности Ж. Пиаже и Л. С. Выготский, изучавшие мышление в процессе его филогенетического и онтогенетического развития, высказывали предположение о том, что на ранних стадиях развития мышления, еще до того, как у людей возникло и стало развиваться словесно-логическое мышление (вербальный интеллект), воображение и память заменяли людям мышление. Первобытный человек или маленький ребенок, столкнувшись с новой задачей, прежде всего, вспоминают ее решение, которое им уже известно по прошлому опыту. Если же готового решения нет, они поступают следующим образом: представляют в воображении различные возможные выходы из сложившейся ситуации и сразу же приступают к их реализации. Если соответствующие действия приводят к успеху — к решению возникшей задачи, то они закрепляются в памяти и используются в будущем для решения подобных им задач.

В воображении человек может представлять не только образы физических предметов, но и многое другое, например, действия, переживания (эмоции). В этой связи имеет смысл рассмотреть отличие реальных действий и переживаний человека от тех, которые представлены и существуют только в его воображении.

Реальные и воображаемые действия, в свою очередь, отличаются друг от друга следующими характеристиками.

  • 1. Реальное действие выполняется с помощью соответствующих мышечных сокращений и расслаблений и сопровождается видимым перемещением в пространстве движимых с помощью соответствующих мышц частей тела. Воображаемое движение присутствует лишь в сознании человека и, как правило, нс сопровождается заметными сокращениями скелетных мышц[12].
  • 2. Реальное действие человека почти всегда что-либо изменяет в окружающем мире: тот предмет, на который оно направлено, или обстановку (например, взаимное расположение физических предметов в пространстве). Воображаемое действие ничего в физическом мире, окружающем человека, или обстановке не меняет.
  • 3. Реальные действия участвуют в осуществлении какого-либо внешнего, практического процесса, в то время как воображаемые действия относятся только к внутреннему, психологическому процессу.

Вместе с тем, между воображаемыми и реальными физическими действиями существует определенная зависимость. Человек, обладающий сознанием и разумом, прежде чем выполнить какое-либо сложное движение, проигрывает его в уме, предпосылает ему соответствующее воображаемое действие. Выполнение действий в воображаемом плане готовит человека к более точному и правильному исполнению реальных физических действий. Подобным образом поступают, например, спортсмены в тех видах спорта, которые основаны на сложных упражнениях, например гимнасты, фигуристы, акробаты, прыгуны в воду, штангисты и другие. Так же поступают люди, готовясь к какой-нибудь ответственной встрече: свои предстоящие действия во время ожидаемой встречи они, как правило, заранее проигрывают в уме.

В свою очередь, некоторое движение, для того чтобы стать воображаемым, предварительно должно быть исполнено как реальное движение, поскольку в противоположном случае человеку будет нечего воображать или представлять в образной форме. Чтобы некоторое движение представить в воображении, человек должен знать, как его нужно реально исполнять. Отсюда следует, что между воображаемыми и реальными физическими действиями существует сложная двухсторонняя зависимость.

Имеются также отличия переживаний (эмоций) человека, связанных с его жизнедеятельностью, и переживаний, представленных лишь в воображении. Эти отличия можно охарактеризовать следующим образом.

  • 1. Эмоции, участвующие в регуляции реального поведения (деятельности) человека, соотносятся с его актуальными потребностями — теми, которые он удовлетворяет в данный момент или собирается удовлетворить, в то время как эмоции, составляющие содержание воображения, соотносятся только с так называемыми виртуальными потребностями — такими, которые актуализируются лишь в воображении человека, но реально не существуют вообще или отсутствуют в данный момент.
  • 2. Эмоции, регулирующие текущую жизнедеятельность человека, возникают под влиянием сложившейся ситуации, воспринимаемой человеком в настоящий момент, а эмоции, порождаемые процессами, происходящими в воображении, относятся не к реальной, а к мысленно представляемой, т.е. виртуальной деятельности человека. Следовательно, воображаемые эмоции так же похожи (или, соответственно, не похожи) на настоящие эмоции, как виртуальная (мыслимая) реальность похожа или нс похожа на действительно осуществляемую деятельность.
  • 3. Эмоции, соотносимые с выполняемой человеком деятельностью, непосредственно регулируют ее, в то время как эмоции, возникающие лишь в воображении, практическую деятельность человека не регулируют. На первый взгляд кажется, что они также участвуют в регуляции деятельности человека, но в действительности воображаемые эмоции управляют не деятельностью как таковой, а внутренними, психическими процессами или состояниями человека.

В данном случае, как и в рассмотренных выше примерах, невозможно провести четкую грань между реальным и виртуальным, между эмоциональными переживаниями, относящимися к объективно осуществляемой деятельности, и к деятельности, лишь представляемой в воображении человека. В переживания, связанные с актуально выполняемой деятельностью, нередко включаются элементы воображения, и, наоборот, в воображаемую деятельность иногда входят элементы реального поведения. Поэтому любые эмоциональные переживания: актуальные, связанные с реально выполняемой деятельностью, и виртуальные, соотносимые с деятельностью, осуществляемой в воображении, могут вместе участвовать в управлении сложной, имеющей внутренние и внешние составляющие, деятельностью человека.

Существуют, наконец, определенные различия между реально выполняемой деятельностью и воображаемой. Они, в частности, могут проявляться в следующем.

  • 1
  • 1. Реально осуществляемая деятельность предполагает определенные, практические действия человека, в то время как воображаемая деятельность с такими действиями напрямую не связана и может осуществляться без них.
  • 2. В реальной деятельности человек имеет дело с тем, что в данный момент воспринимается органами чувств, в то время как воображаемая деятельность человека соотносится с тем, что происходит в его сознании (воображении, психике).

Из сказанного следует, что, хотя между воображением и другими психическими процессами, а также между тем, что человек делает реально или представляет в своем воображении, существуют определенные различия, однако эти различия отчетливо проявляются только тогда, когда воображение и соотносимые с ним психические процессы рассматриваются в их крайних, противоположных друг другу формах. Если же мы имеем дело с промежуточными состояниями и продуктами психических процессов и деятельности человека, то различие между воображаемым и реальным не представляется столь же очевидным, как в случае рассмотрения или сопоставления указанных выше крайностей. Кроме того, воображение естественным образом включается во многие психические процессы и виды практической деятельности человека. Поэтому оно является неотъемлемой частью всей психики, составляющим элементом всего поведения человека и, подобно вниманию, с трудом отделимо от них.

Подводя краткий итог сказанному, можно утверждать, что воображение - это особый психический процесс, отличающийся от других познавательных процессов, занимающий (в определенном смысле слова) промежуточное положение между ними, в первую очередь — между восприятием, памятью и мышлением. В воображении можно обнаружить элементы всех названных выше психических процессов, и, кроме того, воображение и разные познавательные процессы формально связывает тог факт, что все они имеют дело с образами. Однако между воображением и другими процессами и явлениями, изучаемыми в психологии, имеются все же существенные различия, что не позволяет сводить воображение к различным познавательным процессам, «растворять» его в них.

Помимо понятия «воображение» в психологии используются и некоторые другие понятия, близкие к нему по содержанию. Это, прежде всего, представление'. В связи с этим имеет смысл уточнить различия, существующие между понятиями «представление» и «воображение».

С. Л. Рубинштейн, который вместе со многими его современниками преимущественно пользовался понятием «представление», а не «воображение», следующим образом определял его. Представление — это процесс воспроизведения чувственных образов восприятия. Если результатом представления является буквальное восстановление в сознании образа, который хранится в памяти человека, то представление следует относить к процессам памяти. Если же представленный в сознании человека образ отличается от того, который хранится в памяти, содержит новые элементы, которые включаются в него в процессе его создания, то представление в данном случае правильнее относить к воображению, а не к памяти. Когда же представление возникает и формируется безотносительно к ранее восприня- [13]

тому материалу, оно является уже продуктом гак называемого «чистого» воображения.

С. Л. Рубинштейн, кроме того, отмечал, что раньше в психологии памяти вместо понятия «представление» предпочитали использовать термин «воспроизведение». Отсюда следует, что представление как процесс больше относится к памяти, чем к воображению. Когда же речь идет о воображении как таковом, термином «представление» предпочитают не пользоваться, поскольку в данном случае нс вполне ясно, к чему относится соответствующий процесс: к памяти или к воображению.

Представление, по С. Л. Рубинштейну, имеет свои особенности. «Представление, — пишет автор, — это воспроизведенный образ предмета, основывающийся на нашем прошлом опыте... Представления являются ступенькой или даже целым рядом ступенек, ведущих от единичного образа восприятия к понятию и обобщенному представлению, которым оперирует мышление»[14]. В образе-представлении на первый план выступают и в нем сохраняются некоторые наиболее существенные черты, которые связаны с его значением, а обобщенным значением обладает только слово как понятие, используемое в мышлении. Следовательно, представление в форме процесса может иметь отношение и к мышлению человека.

Представление вместе с тем может стать образом не отдельно взятого (единичного) предмета, а целого класса или категории предметов. Представление — это не механическая репродукция (воспроизведение) образа восприятия или памяти. Оно является изменчивым, динамичным, обобщенным образованием, вновь создаваемым при определенных условиях и отражающим сложную внутреннюю жизнь личности. Под представлением чаще всего понимается способность человека изображать в своем сознании в виде образа какой-либо непосредственно не воспринимаемый им объект. Данный объект может быть извлечен из памяти или сконструирован самим человеком, т.е. существовать только в его воображении.

Отсюда следует, что понятие «представление», как и термин «воображение», характеризует способность человека иметь или порождать образы в отсутствие стимулов, исходящих от связанных с ними объектов. В этом заключается то общее, что объединяет данные явления. Представление как процесс выходит за пределы образного содержания психики и распространяется также на мысли, чувства и действия человека. Из такого понимания представления следует, что оно может выступать как частный случай воображения, а также как процесс или результат активности, связанной с различными сенсорными явлениями [15].

Специфика воображения как познавательного процесса состоит в том, что оно представляет собой чисто идеальный процесс, не имеющий прямых, очевидных и однозначно понимаемых (объясняемых) связей с действительностью. Соотношение воображения с действительностью представляется, во- первых, не столь простым, как, например, соотношение ощущений с физическими, химическими и иными, вызывающими их стимулами. Во-вторых, воображение может существовать в формах, очевидным образом не связанных с реальным миром, например, галлюцинации, сновидения и грезы. В-третьих, воображение как процесс практически независимо от того, что в данный момент происходит в окружающем человека мире[16].

В советские времена материалистически мыслящие ученые, по собственному желанию или по необходимости вынужденные следовать так называемому «ленинскому учению об отражении», пытались всю психику человека подвести иод категорию «отражение», в том числе и такие ее образования, которые в понимание отражения как воспроизводства или копирования реальной материальной действительности никак нс укладывались. Так, например, будучи не в состоянии отрицать активный характер психики человека, они приписывали самому отражению функцию активности, не свойственную ему по природе. Имея в виду созидательный, преобразовательный характер творческого мышления человека, они и его пытались подвести под категорию отражения, говоря о мышлении как отражении. Правда, так и осталось неясным, что же мышление в реальной (материальной) действительности «отражает». Очевидно, что в исходном понимании отражения как процесса, копирующего или воспроизводящего действительность через ощущения и восприятие человека, ничего подобного не было, а его расширительная трактовка и распространение на все познавательные процессы фактически лишала данное понятие определенности и методологического значения.

Большинство отечественных психологов в соответствии со сложившимися еще в прежние, советские времена философско-методологическими традициями рассматривало (а некоторые, как мы убедимся далее, продолжают делать это до сих нор) воображение как субъективную форму отражения объективной действительности. Это вряд ли можно признать правильным. Во-первых, сама категория отражения в данном случае становится слишком широкой и неопределенной и, следовательно, утрачивает свое методологическое значение. Во-вторых, возникают существенные трудности, связанные с пониманием воображения именно как отражения.

Отражение, во-первых, предполагает объективное существование (наличие в мире, независимо существующем от человека) отражаемого содержания и содержания отражения, г.е. образа и его прообраза. Чтобы рассматривать воображение как отражение, необходимо четко указать на то, что для него выступает как объективно существующий прообраз. До сих пор это пока что никому не удалось сделать, в том числе активным и убежденным сторонникам понимания воображения, мышления и других познавательных процессов как отражения.

К тому же из того, что говорилось выше о воображении, следует, что та форма «отражения», которая характерна именно для воображения[17], должна по логике вещей существенно отличаться от отражения, характеризующего ощущения, восприятие или память. Эти отличия, если переносить понятие отражение на все психические процессы, следовало бы определить столь же четко, как выше были установлены различия между воображением и другими психическими процессами. Иными словами, отражение на уровне ощущений и восприятия должно, наверное, как-то отличаться от отражения на уровне памяти и мышления, а отражение, соотносимое с речью, соответственно, от двух указанных видов отражений. Между тем, никто из сторонников трактовки психических процессов как отражений на эти отличия определенно не указал.

Если, кроме того, такие познавательные процессы, как ощущения, восприятие и память, очевидным образом связаны с реальной действительностью, воздействующей на человека через его органы чувств, то между воображением и действительностью столь же очевидная связь не просматривается. Характерная для воображения особенность заключается в том, что в нем, как в идеальном процессе, одно идеальное может порождать другое идеальное, т.е. из одного образа, представленного в сознании человека, может возникнуть новый образ, также локализуемый в сознании человека, причем ни в начале, ни в конце этого сугубо внутреннего процесса воображение с реальной действительностью напрямую не соотносится.

Если но сложившейся в советской психологии методологической традиции все же воспользоваться понятием «отражение» применительно к воображению, то правильнее было бы утверждать, что образ, рождаемый воображением человека, является отражением не реальной (материальной), а идеальной (виртуальной), действительности представленной в психике или сознании человека. Такое понимание отражения — и в этом легко убедиться — совершенно нс соответствует его традиционной материалистической интерпретации.

Вместе с тем, следует признать, что воображение — это процесс, который вовсе не оторван от реальной действительности. Однако он не является простым ее «отражением» и от самой этой действительности сравнительно мало зависит. Более того, человек только тогда и может полностью погрузиться в свое воображение, когда он практически полностью отключается от восприятия реальной действительности. Об этом убедительно свидетельствуют случаи медитации, мечтаний и грез.

Воображение и материальные процессы имеют возможность взаимодействовать друг с другом, хотя данное взаимодействие не имеет причинно- следственного характера. Многочисленные факты указывают на то, что воображение определенным образом связано с физиологической активностью организма, с происходящими в нем физическими и химическими процессами. В этом мы сможем в скором времени убедиться на основе материалов, представленных в следующих параграфах данной главы. В последнем отношении — в том, что воображение, как и другие психические процессы, имеет определенные анатомо-физиологические корреляты — оно мало чем отличается от других познавательных процессов, за исключением, пожалуй, только того, что анатомо-физиологические основы воображения до сих пор практически не известны[18].

В заключение отметим, что относительно воображения, его научного понимания, точного определения, выделения видов и их классификации, установления связей с другими психическими явлениями, с поведением человека и по многим другим вопросам единства среди ученых-психологов нет. И это несмотря на то, что интерес к воображению со стороны психологов существует уже не одну тысячу лет, несмотря на то, что изучению воображения свои труды посвятили многие известные ученые. До сих пор в этой области интереснейших научных психологических знаний остается немало сложнейших для решения вопросов. Среди них, например, можно назвать следующие.

  • 1. Где в нервных структурах мозга человека «локализовано» его воображение?
  • 2. С какими физиологическими процессами, происходящими в мозге или организме в целом, связано воображение?
  • 3. Откуда человек берет материал для своего воображения?
  • 4. Почему одни люди обладают, а другие не обладают богатым воображением?
  • 5. Чем можно объяснить индивидуальные различия людей по воображению?
  • 6. Каким образом воображение связано с памятью, мышлением и другими психическими процессами человека?
  • 7. В какой мерс воображение определяет реальное поведение человека?
  • 8. Можно ли развивать воображение человека, в частности детей, которые богатым воображением с детства не обладают?
  • 9. Какими методами можно изучать и каким образом можно практически оценивать воображение человека?
  • 10. Чем определяется содержание галлюцинаций или сновидений человека?

Эти и другие подобные вопросы будут частично обсуждаться в следующих параграфах данной главы, но без особой надежды на то, чтобы получить на них точные и исчерпывающие ответы, а больше — с целью прояснить суть самих по себе проблем и вопросов, связанных с психологическим изучением воображения.

Подведем краткий итог предпринятой в этом параграфе попытке дать определение воображению, выяснить его отличие от других психических явлений. [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25]

8. В процессе научного изучения воображения, несмотря на давний интерес к нему и множество опубликованных на эту тему работ, до сих пор остается большое количество сложных проблем и нерешенных вопросов.

  • [1] Раньше этот процесс называли представлением или представливанием. Никакой принципиальной разницы между этими двумя названиями нет. Мы, например, часто пытаемся что-либо вообразить или представить себе, понимая под этим одно и то же. В настоящее времятрудно сказать, почему современные психологи предпочитают пользоваться термином «воображение», а не «представление», хотя последнее название процесса встречается в некоторыхсравнительно недавно опубликованных научных работах.
  • [2] См. С. Л. Рубинштейн. Основы общей психологии. В 2 т. Т. I. М., 1989.
  • [3] Вспомним в этой связи приведенную в главе «Внимание» этого тома дискуссию о самостоятельности внимания как познавательного процесса.
  • [4] Правда, как мы увидим дальше, некоторые ученые, например А. Я. Дудецкий, склонныпрактически отождествлять творческое воображение и мышление. Данная точка зрения правомерна и приемлема, но лишь применительно к сравнению тех видов мышления и воображения,о которых говорилось выше и которые близки друг к другу по содержанию и результату.
  • [5] Дудецкий А. Я. Теоретические вопросы воображения и творчества. Смоленск, 1974. С. 35.
  • [6] См. С. И. Ожегов и Н. Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка. М., 1998.
  • [7] Следует, однако, отметить, что, проводя различия между воображением и другими психическими (познавательными) процессами, мы всякий раз убеждаемся в том, что четкой граниили разницы между ними все же не существует, что воображаемое может переходить в реальное и наоборот, а само воображение является частью процессов восприятия, внимания, памяти,мышления и речи. Более или менее очевидные различия между воображением и другими психическими процессами обнаруживаются, только когда мы сравниваем воображение с инымипсихическими процессами на крайних полюсах их существования, т.е. в противоположныхформах.
  • [8] Вопрос о возможности использования категории отражения применительно к пониманиювоображения будет обсуждаться дальше.
  • [9] Здесь, правда, мы сталкиваемся с трудностью, которая касается понимания восприятиякак конструктивного, творческого процесса. Эта трудность может быть преодолена за счет признания существования области психического, которая не разделяет, а объединяет восприятиеи воображение. Эту область, связанную с конструированием образов воспринимаемой действительности, нельзя, по-видимому, однозначно относить ни к восприятию, ни к воображению. Известно, что построение образа восприятия (см. соответствующую главу данного томаучебника) — это не простой или механический процесс копирования того, что непосредственновоздействует на органы чувств человека. Образ восприятия, как и образ, рождаемый воображением человека, никогда в точности не соответствует тому, что воздействует на органы чувств.Отсюда следует, что образ восприятия в чем-то близок образу, рождаемому воображением человека: в обоих случаях в образах имеется нечто такое, чего в реальной действительности нет.Вместе с тем, образ воображения все-таки намного больше оторван от реальной действительности, чем образ восприятия. Образ восприятия в гораздо большей степени является отражениемсуществующей действительности, чем образ воображения.
  • [10] Этот и другие виды мышления, упоминаемые здесь, будут подробно описаны в главе«Мышление».
  • [11] Правда, эту точку зрения опять же разделяют не все ученые. Так, например, В. Л. Скоробогатов и Л. И. Коновалова допускают существование интеллектуального воображения, которое мало чем отличается от мышления.
  • [12] В действительности такие сокращения происходят, но они осуществляются подсознательно и, кроме того, практически не заметны извне. Примером воображаемых движений, сопровождающихся едва заметными сокращениями соответствующих групп мышц, являютсяидеомоторные акты. Связанные с ними движения могут воспринимать только специально обученные, тренированные люди.
  • [13] Иногда говорят «представливание», что больше соответствует характеристике данногоявления как процесса, реализуемого во времени. Одиако в словарях русского языка термина«представливание» нет, во всяком случае, такое слово встречается довольно редко. Поэтомус лингвистической точки зрения правильнее говорить «представление».
  • [14] 2 Там же. С. 306.
  • [15] Здесь не будет обсуждаться связь воображения с речью, хотя очевидно, что воображение тесным образом соотносится с ней. К примеру, прежде чем что-то произнести, человекпредставляет в воображении соответствующую фразу или же ее смысл (на уровне внутренней речи), а затем произносит фактически. Когда один человек готовится к общению с другимчеловеком, то ом в воображении заранее проигрывает ситуацию общения с ним, в том числеслова или фразы, которые он произнесет в процессе общения с данным человеком сам или жев ответ на обращенные с нему слова. Когда человек пишет или печатает сочиняемый им текст,он сначала представляет написанные или напечатанные далее им фразы в воображении и лишьзатем воплощает их в физически написанный или напечатанный текст.
  • [16] Представим себе заключенного, находящегося долгое время в тюрьме в одиночной камере, или человека, надолго оказавшегося в пустынном месте или на необитаемом острове. Этилюди могут представлять в воображении что угодно, и, более того, воображая нечто, они вообще не могут точно знать о том, что в данный момент происходит в реальном, существующемза пределами места их нахождения мире.
  • [17] См. альтернативный взгляд на психику Пьера Тейяра де Шардена, представленный в егокниге «Феномен человека» (М.: Наука, 1987).
  • [18] Ни один из ученых, в том числе анатомов центральной нервной системы или физиологов,не возьмется сейчас утверждать, что с воображением человека связаны определенные структуры или процессы, происходящие в мозге. Даже если подобного рода утверждения встречаются в литературе, они, как правило, не имеют сколько-нибудь убедительной аргументациии большинством ученых всерьез не принимаются.
  • [19] Воображение, по-видимому, представляет собой психический феномен,свойственный только человеку.
  • [20] Воображение отличается и вместе с тем тесным образом связано с другими познавательными процессами.
  • [21] Воображение определенным образом соотносится со всей психикойи деятельностью человека в целом.
  • [22] Воображение и фантазию как психологические явления нельзя отождествлять.
  • [23] Имеются различия между воображением и представлением.
  • [24] Деятельность, регулируемая воображением, отличается от деятельности, управляемой со стороны других психических процессов.
  • [25] Суть воображения нельзя полностью понять, рассматривая его толькокак отражение объективно существующей независимо от человека материальной действительности.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы