Определение и виды мышления

Людям постоянно приходится сталкиваться с необходимостью решения множества разнообразных задач. Речь идет не о тех сравнительно простых задачах, которые реализуются с помощью уже рассмотренных нами познавательных процессов: ощущений, восприятия, внимания, памяти и воображения, а о таких задачах, для решения которых этих познавательных процессов недостаточно, для которых используется получаемая и перерабатываемая в них информация, а также практически осуществляемая человеком деятельность. Процесс решения подобных задач принято называть мышлением, но в развернутое определение мышления, с которым мы в скором времени ознакомимся, входит многое другое кроме собственно постановки и решения задач.

Мышление, как и другие психические функции человека, известно людям с древнейших времен, и как минимум более 2,5 тыс. лет ученые пытаются понять его природу, точно оценить его возможности.

Не только ученые, но и многие другие люди хорошо понимают, что такое мышление, не путают его с иными познавательными процессами. Тем не менее, однозначного и точного научного определения мышления не существует до сих пор. Причины такого состояния дел мы рассмотрим далее, а сейчас ознакомимся с представлениями о мышлении, характерными для ряда известных ученых, которые специально занимались изучением мышления и ближе всего подошли к пониманию его психологической сущности.

Классик отечественной психологии С. Л. Рубинштейн следующим образом определил мышление. Это познавательный процесс, который, выходя за пределы чувственно данного, расширяет границы нашего познания. Такое расширение достигается за счет раскрытия с помощью мышления того, что человеку непосредственно в его восприятии не дано. Важную задачу мышления, по С. Л. Рубинштейну, представляет раскрытие связей и отношений, существующих между предметами и явлениями и находящихся за пределами чувственно воспринимаемой реальности.

Па первый взгляд, кажется, что это и есть точное и исчерпывающее определение мышления. Действительно, такое определение подходит для мышления, осуществляемого в уме с понятиями по законам логики. Однако в современной психологии известно, что у человека имеются и многие другие виды мышления, связанные, например, с решением задач посредством действий с образами предметов, а не понятиями, и действий не по законам логики, а по законам, характерным для восприятия или воображения. Кроме того, человеку в своей жизни приходится решать немало задач с помощью практических действий с материальными предметами, а не только с понятиями в уме. Для характеристики процесса решения таких задач предложенное С. Л. Рубинштейном определение мышления также нс вполне подходит.

Заметим, что понимание мышления, близкое к представлениям о нем С. Л. Рубинштейна, характерно для многих ученых в прошлом и настоящем. Существенной ошибки в таком определении мышления нет. Во-первых, для человека действительно характерным является именно словесно-логическое мышление. Во-вторых, практически во всех науках, причастных к изучению мышления человека (его исследованиями занимаются не только психологи), оно представлено именно в такой форме — в виде словесно-логического мышления. В-третьих, данная разновидность мышления является самой высокоразвитой и представляет для ученых особый, повышенный интерес, поскольку с помощью этого вида мышления человек способен ставить и решать самые сложные задачи.

Мышление — самый сложный из всех известных познавательных процессов, причем степень его сложности настолько значительна, что не представляется возможным дать полное, тем более исчерпывающее определение мышлению, если пытаться полностью его описать в единственном предложении. С подобной ситуацией, когда необходимо дать точное и полное определение какому-либо сложному явлению, не укладывающееся в единственное предложение, сталкиваются многие науки. Выход из нее видится в том, чтобы воспользоваться несколькими предложениями, включенными в одно и то же определение, т.е. обратиться не к краткой дефиниции, а к развернутому описанию соответствующего явления в нескольких предложениях с разных сторон. Такого рода определения принято называть описательными. Воспользуемся и мы подобного рода определением. Применительно к мышлению оно будет выглядеть следующим образом.

1. Мышление — это процесс решения задач, где под задачей понимается цель, которую необходимо достичь (результат, которого нужно добиться) путем последовательного преобразования заданных (исходных) условий. Эта цель или результат, как правило, непосредственно не следуют из соответствующих условий, и необходимо догадаться, каким образом их следует преобразовать, действуя но определенным правилам, например, но правилам логики, чтобы прийти к намеченному результату или достичь поставленной цели.

С. Л. Рубинштейн, предлагая приведенное выше определение мышлению, также признавал, что мышление — это процесс решения человеком задач, а не только познания действительности, и писал, что всякий мыслительный процесс является по своему внутреннему строению действием или актом деятельности, направленным на решение той или иной задачи. Эта задача включает в себя цель мыслительной деятельности, соотнесенную с условиями, в которых эта цель задана.

2. Мышление можно определить и как познание человеком действительности в тех ее свойствах, которые непосредственно с помощью органов чувств нс воспринимаются. Например, если человек, пытающийся установить, каков химический состав разных, но одинаковых на вид, прозрачных и бесцветных жидкостей, проводит химический опыт, то он использует мышление для познания зрительно не воспринимаемых свойств соответствующих жидкостей. Если, имея дело с разными материалами, твердость которых естественным путем (например, путем ощупывания их руками) установить невозможно, человек решает эту задачу с помощью соответствующих инструментов или приборов, то он также пользуется мышлением. Если он обращается к микроскопу для изучения зрительно не воспринимаемого им микромира, то он совершает акт опосредствованного познания или мышления (если, конечно, он сам придумал, каким образом можно увидеть то, что зрительно не воспринимается).

То, что описанные выше действия включены в процесс мышления, можно утверждать, ориентируясь на следующие рассуждения. Во-первых, во всех описанных выше случаях необходимо придумать (догадаться), как решить возникшую задачу. Во-вторых, нужно провести соответствующее испытание и по его результатам сделать необходимое умозаключение, а это всегда мыслительный акт.

3. Мышление — это обобщенное познание человеком действительности, т.е. получение знаний о ней в виде общих понятий и идей, в отличие от конкретного познания мира, осуществляемого через образы, формируемые в результате восприятия.

Воспринимая некоторый предмет с помощью органов чувств, человек получает его образ, в котором объединяются как существенные, так и несущественные для характеристики соответствующего предмета свойства. Кроме того, перцептивный (зрительный) образ воспринимаемого предмета максимально конкретен в том смысле слова, что в сто состав входят не какие-либо избирательно определенные и обобщенно представленные, а все возможные свойства, воспринимаемые органами чувств. Кроме того, и сам образ предмета в сознании человека, как правило, имеет вполне конкретное название и не соединен с некоторой общей мыслью или идеей.

По-иному обстоит дело в мышлении. В нем представлен не детализированный, частный или конкретный образ какого-либо единичного предмета, а обобщенное представление о целом классе таких предметов, которое никакому отдельно взятому предмету полностью не соответствует. В обобщенном представлении о классе предметов отражены лишь существенные свойства, присущие всем предметам соответствующего класса. Поэтому не случайно, что понятие, представляющее обобщенные знания о классе предметов, определяется в логике как мысль о наиболее существенных и общих признаках соответствующего класса предметов.

  • 4. Мышление — это опосредствованное познание мира, т.е. получение знаний о нем при помощи разнообразных, изобретенных людьми средств орудий: инструментов, приборов, машин (внешние средства — орудия мышления), логики мышления, принимаемых решений, идей и т.п. (внутренние средства — орудия мышления). Когда человек рассуждает про себя или логически мыслит, он пользуется внутренними средствами для организации своего мышления. Когда человек практически решает какую-либо задачу, он может использовать разнообразные внешние средства оснащения (совершенствования, ускорения) своей мыслительной деятельности. Некоторые из них перечислены выше, но к ним также можно добавить и компьютер.
  • 5. Мышление в его кратком, афористичном, давно известном определении — это движение идей, раскрывающее суть вещей. Данное определение указывает на то, что в высших формах своего существования мышление имеет дело с уже готовыми знаниями, из которых путем их преобразования по правилам логики человек получает новые знания.

Именно словесно-логическое мышление всегда и в первую очередь называли мышлением человека (так было, по крайней мере, до XIX в.). Оно действительно включало в себя идеи, пользуясь которыми и преобразуя их в уме по определенным правилам («движение идей»), человек делал выводы, приводящие его к решению обсуждаемой проблемы (раскрывающие ему «суть вещей»).

6. Итогом мышления как процесса является мысль, идея, если это теоретическое мышление, или преобразование конкретной ситуации, создание чего-либо материального через воплощение в созданном или преобразованном предмете (ситуации) какой-либо идеи, если это практическое мышление. Другими словами, результат любого мышления — это в любом случае что-то новое по сравнению с тем, что существовало или было до начала мышления.

Из приведенного выше развернутого описательного определения мышления следует, что оно действительно представляет собой не только сложный и многосторонний процесс, но также и то, что существует много разных видов мышления, которые, в свою очередь, можно выделять и описывать по различным основаниям. Среди таких оснований можно выделить следующие:

  • а) отношение решаемых в ходе мышления задач к теории или практике;
  • б) новизна продуктов мышления;
  • в) особенности действий, включенных в процесс мышления;
  • г) наличие или отсутствие определенной логики в мышлении;
  • д) тип решаемых с помощью мышления задач;
  • с) уровень развития мышления.

Рассмотрим частные виды мышления, выделяемые по указанным выше основаниям.

По отношению задач, решаемых в ходе мыслительной деятельности, к теории или практике, мышление можно разделить на теоретическое и практическое.

Теоретическое — это мышление, с помощью которого одни знания выводятся из других знаний путем умственных действий с понятиями, в содержании которых эти знания отражены. Результатом теоретического мышления становится некоторая новая идея или мысль, выведенная или извлеченная из других мыслей или идей, включая, например, точное определение научных понятий, формулирование и доказательство гипотез путем умственных рассуждений, разработку и обоснование теорий, описывающих и объясняющих определенные группы явлений.

Практическим называют мышление, в котором решаются, соответственно, практические задачи. Оно предполагает реальные, практические действия человека с материальными предметами, осуществляемые в какой-либо конкретной жизненной ситуации. В таком мышлении человек ставит перед собой и решает множество практических задач, отличающихся от тех, которые ставятся и решаются с помощью теоретического мышления. Поскольку подобного рода задач встречается в жизни довольно много, то и перечислить, классифицировать их не представляется возможным. Такая классификация была бы — и это можно заранее предвидеть — чрезвычайно сложной и громоздкой.

По новизне его продуктов виды мышления можно разделить на творческое (продуктивное) и нетворческое (репродуктивное). Творческое — это такое мышление, в результате которого человек находит новые, необычные решения тех или иных задач, или же решает такие задачи, которые до него никто и никогда не решал. В творческом мышлении человек всегда создает или придумывает что-то новое (по крайней мере, для себя) — такое, до чего он сам и другие люди раньше не додумывались. Творческий характер мышления может определяться как но его продукту, гак и но результатам. Другими словами, творческим может оказаться результат мышления или его процесс. В первом случае, включаясь в мышление, осуществляемое обычным способом, человек получает неожиданный результат, например, что-либо открывает или изобретает. Во втором случае, он находит решение известной задачи новым, необычным способом.

Заметим в связи с данным определением, что творческое мышление может иметь абсолютную и относительную формы своего выражения. Если, к примеру, человек придумал или создал нечто такое, что до него никто, нигде и никогда не придумывал или не создавал, то о сто мышлении можно говорить как об абсолютно творческом. Однако если человек придумал и создал нечто такое, что является новым только для него (чему его никто и никогда не учил), то созданное или придуманное им является относительно новым, а мышление, соответственно, относительно творческим. Для данного человека оно, несомненно, носит творческий характер, но для всех людей таковым не является.

Пояснения требуют и использованные выше в качестве синонимов определения «творческое» и «продуктивное», «нетворческое» и «репродуктивное». В психологии конца XIX — начала XX вв. творческое мышление чаще называли продуктивным, а нетворческое — репродуктивным[1]. Соответствующими названиями пользовался, к примеру, первый экспериментатор в области творческого мышления, немецкий психолог, представитель гештальтпеи- хологии М. Вертгеймер. Однако термин «продуктивное» вряд ли больше подходит для характеристики мышления, открывающего нечто новое, чем термин «творческое», так как продуктивным, т.с. порождающим определенный продукт, является любое мышление. То же самое касается соотношения понятий «репродуктивное» и «нетворческое».

По характеру действий, включенных в процесс мышления, выделяются следующие его виды: мышление, совершаемое с помощью внутренних, психологических действий с образами или понятиями, и мышление, совершаемое посредством внешних, практических действий и операций с материальными предметами. Первое условно можно называть скрытым, а второе — открытым, имея в виду возможность их внешнего проявления и наблюдения со стороны за процессом мышления.

Заметим, однако, что мышление в уме или скрытое мышление — это не то же самое, что теоретическое мышление, так как с помощью скрытого мышления решаются не только теоретические, но и практические задачи. То же самое можно сказать и об открытом мышлении, реализуемом с помощью внешних действий. Оно также не всегда выступает только как практическое мышление. Например, формулируя понятия или доказывая научную теорию, ученый может обратиться к проверяющим их внешним практическим действиям, организовать и провести эксперимент, но соответствующие действия будут включены в процесс теоретического, а не практического мышления.

Следует также иметь в виду то, что мышление, состоящее только из внутренних или исключительно из внешних действий, в реальной действительности почти никогда не встречается. В любое мышление, представленное как внутренний процесс, обязательно включены какие-то практические действия, а в мышление, выступающее как внешний процесс, — внутренние, умственные действия. Такой вывод следует из определения деятельности, предложенного А. Н. Леонтьевым (см. первый том учебника). Ученый особо подчеркивал, что любая деятельность, а мышление — это, несомненно, деятельность, в обязательном порядке включает в себя внешние и внутренние, практические и психологические составляющие.

По использованию логики в процессе мышления его делят на логическое и интуитивное. Логическое — это мышление, основанное на правилах логики, последовательное и проверяемое с точки зрения его истинности (правильности). Правда, сама логика мышления может быть различной: правильной, ошибочной, обычной и необычной. Чаще всего под логическим мышлением понимается такое мышление, которое строится в соответствие с логикой, принятой у современных интеллектуально и культурно развитых народов. Мышление, нарушающее эту логику, называется нелогичным. Существует, однако, необычная, «странная» с точки зрения европейцев, логика. Она отличается от традиционной логики, но, тем не менее, позволяет людям (народам), которые ее придерживаются, приходить к определенным выводам, решать возникающие перед ними задачи и умело приспосабливаться к окружающему миру. В привычном европейском логическом мышлении человек опирается на операции и формы мышления, которые кратко будут рассмотрены далее. Такое мышление может быть проверено с точки зрения его правильности путем соотнесения представленных в нем рассуждений, умозаключений и выводов с известными правилами логики.

Интуитивным называют мышление, в котором человек в поисках истины руководствуется в своих рассуждениях или выводах не логикой мышления, а чувством, которое подсказывает ему, находится ли он на правильном пути в решении некоторой задачи или ошибается. Такое мышление иногда называют основанным на «здравом смысле». Человек, пользующийся таким мышлением, может довольно быстро найти правильное решение какой-либо задачи. Однако он при этом будет не в состоянии обосновать правильность найденного им решения или показать, каким образом он пришел к данному решению, раскрыть и описать процесс своего мышления.

Практика показывает, что в реальной жизни интуитивное мышление, особенно при решении человеком практических задач, широко распространено, и к нему люди обращаются чаще, чем к строго логическому мышлению. Более того, подобное мышление, как правило, не подводит людей, позволяя им быстро находить нужные решения жизненно важных проблем и задач. Поэтому нельзя утверждать, что логическое мышление — это всегда более правильное и полезное для людей мышление, чем интуитивное. Есть немало примеров того, когда люди, в том числе ученые, с помощью интуитивного мышления находили правильные решения довольно сложных задач. Опыт показывает, что интуитивное мышление почти всегда так или иначе сочетается с логическим мышлением и, как правило, предшествует логике. Столкнувшись с какой-либо новой для него задачей, человек сначала должен догадаться, как ее решить (догадка — это признак интуитивного мышления), и только затем строго логическим путем проверять правильность найденного им решения задачи или доказывать его истинность, пользуясь соответствующими рассуждениями (доказательство — это прерогатива логического мышления). Таким образом, на поверку оказывается, что любое мышление, особенно творческое, представляет собой сочетание интуитивного и логического мышления.

С. Л. Рубинштейн в книге «Основы общей психологии» описывает творческий опыт известного немецкого физиолога Г. Гельмгольца, представленный с его собственных слов в одной из публикаций. В этом описании акцентируется внимание на роли интуиции в поиске новых решений сложных, творческих задач. Г. Гельмгольц, по С. Л. Рубинштейну, следующим образом описывает свой опыт: «Так как я довольно часто попадал в неприятное положение, когда я должен был дожидаться благоприятных проблесков, осенений мысли, то я накопил известный опыт в отношении того, когда и где они ко мне приходили, опыт, который, может быть, окажется полезным и для других. Они вкрадываются в круг мыслей часто совершенно незаметно, и вначале нс осознаешь их подлинного значения. Иногда случай помогает узнать, когда и при каких обстоятельствах они появились, потому что они обычно появляются неизвестно откуда. Иногда они неожиданно появляются без всякого напряжения — как вдохновение. Насколько я могу судить, они никогда не появлялись, когда мозг утомлен, и не у письменного стола. Я должен был сначала рассмотреть мою проблему со всех сторон — так, чтобы все возможные усложнения и вариации я мог пробежать в уме, притом свободно, без записей. Довести до такого положения без большой работы большей частью невозможно. После того как вызванное этой работой утомление исчезало, должен был наступить час абсолютной физической свежести и спокойного, приятного самочувствия, прежде чем появились эти счастливые проблески. Часто ... они появляются по утрам при пробуждении. Особенно охотно, однако, они являлись при постепенном подъеме на лесистые горы при солнечной погоде»[2].

С. Л. Рубинштейн отмечает, что из самонаблюдений Г. Гельмгольца следует, что момент внезапного решения задачи, когда ищущего вдруг осеняет счастливая мысль, следует обычно за большой, длительной и сложной работой ума, и без такой работы момент озарения (инсайта), или внезапной догадки, практически невозможен. При этом необходимо так овладеть рсшаемой проблемой, чтобы не нуждаться ни в каких записях (в дополнительной работе памяти), ни в каких материалах, не освоенных мыслью. Ее работа над решаемой задачей должна настолько продвинуться вперед, чтобы можно было легко и свободно пробежать в уме всевозможные ее вариации. К тому времени, когда это достигнуто, часто наступает столь значительное утомление, что приходится прерывать работу перед обнаружением, может быть, уже почти найденного решения, которое, однако, еще не осознанно. В таком случае ближайший момент полной физической и духовной свежести сразу же приводит к осознанию нужного решения.

Заметим, что в этом, «живом» описании процесса интуитивного поиска решения проблемы нет очевидной логики, и весь этот поиск тесным образом связан с интуицией. Следовательно, в повседневной жизни интуитивное мышление у людей нередко преобладает над логическим мышлением.

Термином «интуиция» довольно часто пользуются в описаниях творческого процесса, т.е. процесса поиска человеком решений разнообразных задач. В связи с этим имеется смысл кратко остановиться на его современном научном понимании. Несмотря на частое употребление, в том числе в работах, посвященных психологии мышления, это понятие не имеет точного научного определения. Это, по-видимому, объясняется тем, что мышление, основанное на интуиции, большей частью является неосознаваемым, и, пользуясь им, человек осознает лишь начало (условия) и конец (результат) такого мышления, но нс сам его процесс, где имеет место интуиция или случается догадка.

Нередко интуиция понимается как некоторое внутреннее чувство, которое направляет человека в поиске правильного решения возникшей перед ним задачи. Это чувство управляет поиском ее решения до тех пор, пока нужное решение не будет найдено и пока оно не будет подтверждено как правильное. С помощью данного чувства человек может выбирать направление поиска, убеждаться в том, что соответствующий поиск ведется в нужном направлении, оценивать пройденный путь и то, что еще осталось сделать, чтобы добиться поставленной цели, а также увериться в том, что нужное решение уже найдено и является верным.

Б. М. Теплов, один из крупнейших российских ученых, посвятивших свои труды изучению способностей человека, связанных с его мышлением, кратко определял интуицию как «способность быстро разбираться в сложной ситуации и почти мгновенно находить правильное решение»[3]. Собственными характеристиками интуиции (интуитивного мышления), по мнению Б. М. Те- плова, являются высокая скорость мышления, быстро делаемый расчет, образное сопровождение мышления, бессознательность и непроизвольность проявления мысли.

Одним из самых первых ученых — психологов, обративших внимание и приступивших к изучению роли интуиции в процессах мышления, был немецкий ученый, основатель гештальтпеихологии М. Вертгеймер. Он связывал интуицию с продуктивным, творческим мышлением и, вместе с тем, считал, что интуиция может проявляться не только в данном виде мышления, но и в других видах интеллектуальной деятельности человека, например, в обучении.

Неотъемлемой частью интуитивного мышления является инсайт — внезапная догадка, или озарение. Она возникает на определенной стадии интуитивного мышления и является своеобразным скачком в мышлении, быстрым, почти мгновенным продвижением вперед на пути решения задачи. Если логическое мышление можно уподобить процессу постепенного и медленного продвижения мысли к поставленной цели, где нет резких перепадов — скачков, то динамика интуитивного мышления выглядит иначе. Здесь наблюдается скачкообразное движение мысли, на пути которого имеются моменты, где, казалось бы, никакого продвижения вперед не наблюдается, и такие моменты, где неожиданно, на основе инсайта возникает догадка, которая затем быстро и существенно продвигает человека вперед. При интуитивном мышлении это скачкообразное движение мысли вперед может оказаться столь значительным, что перекрывает задержки в мышление и дает, в конечном счете, существенный выигрыш во времени.

Рассмотренные выше представления о специфике логического и интуитивного мышления схематически представлены на двух следующих графиках, отображающих, соответственно, предположительную динамику логического и интуитивного мышления (рис. 6.1).

Особенности логического и интуитивного мышления

Рис. 6.1. Особенности логического и интуитивного мышления

Как следует из представленных на рис. 6.1 двух графиков, логическое мышление — это последовательное мышление. Оно сопровождается ощущением того, что продвижение вперед на пути к достижению поставленной цели происходит, что процесс мышления не останавливается и не заходит в тупик. Однако на поиск решения задачи при таком мышлении тратится много времени и, кроме того, в результате такого мышления обнаруживается, как правило, единственное логически выверенное решение задачи.

Интуитивное мышление, напротив, на первый взгляд, кажется ненадежным и неровным. Оно сопровождается моментами, когда продвижения мысли вперед, казалось бы, нс наблюдается, и у человека возникает ощущение того, что он зашел в тупик. При таком мышлении обнаруживаются явные замедления в процессе мышлении. По взамен неровности протекания как процесса интуитивное мышление в конечном счете может дать существенный выигрыш во времени, и в решениях задач с помощью интуитивного мышления обнаруживается, как правило, несколько различных вариантов. Это, соответственно, увеличивает шансы отыскать среди них правильное, оптимальное решение.

В действительности, однако, ни исключительно логического, ни чисто интуитивного мышления в природе не существует. В реальном живом процессе мышления — если, конечно, само мышление рассматривается на высших уровнях его проявления у человека — участвуют и логика, и интуиция, и последовательные рассуждения, и догадки. Решение вопроса с том, к какому виду следует отнести наблюдаемое мышление, сводится к выяснению того, что в нем доминирует: логика или интуиция. Если логика, то мышление называется логическим, если интуиция — то интуитивным.

Кроме типичных видов мышления, определенных и описанных выше, встречающихся у многих людей, есть индивидуально своеобразные виды мышления, соотносимые с наличием у человека уникальных психологических свойств. Подобные виды мышления обычно характеризуются как типы мыслительной деятельности людей.

Одну из классификаций типов мыслительной деятельности людей по признакам экстраверсии и интроверсии, доминирования рационального и иррационального, логического и эмоционального в процессах мышления предложил К. Юнг. Он, в частности, выделил следующие типы людей по особенностям их мышления (описывая типы по К. Юнгу, мы дополним соответствующие описания некоторыми современными данными о работе мозга человека)[4].

  • 1. Интуитивный тип. Он характеризуется преобладанием эмоций над логикой, доминированием правого полушария мозга над левым. Критерием истинности в поиске решения некоторой задачи для людей данного типа выступает интуитивное чувство правильности найденного ими решения и практика, которая подтверждает или опровергает его.
  • 2. Логический тип. Данному типу присущи рациональность мышления (опора на логические доводы) и преобладание левого полушария мозга над правым, т.е. приоритет логики над чувствами. Критерием истинности мышления и найденных в нем решений для людей данного типа является логическая последовательность и безупречность умственных рассуждений.

Разницу между логическим и интуитивным типами мышления людей уже после их описания К. Юнгом обсуждали многие психологи. Они указывали на то,

что логическое (аналитическое) мышление обычно развернуто во времени, имеет четко выраженные этапы, осознаваемую логику и, кроме того, представлено в сознании человека как процесс. Интуитивное (синтетическое) мышление не имеет четкой развертки во времени и очевидной логики. Оно может осуществляться практически мгновенно или длиться неопределенное время; в нем трудно выделить этапы, а само это мышление как процесс человек, как правило, не осознает. В отечественной психологии такое мышление изучалось, например, В. Н. Пушкиным, Я. А. Пономаревым, Л. Л. Гуровой и другими учеными.

Процесс познания действительности у людей логического типа существенно отличается от процесса познания, характерного для людей с интуитивным типом мышления. Логический тип людей обычно интересуется знанием как таковым, ищет и устанавливает логические связи между явлениями, в то время как интуитивный тип ориентирован на прагматику, на полезное использование знаний вне зависимости от степени их истинности или логической непротиворечивости. Истинно для интуитивиста то, что полезно и подтверждается практикой.

По типу решаемых задач мышление можно разделить на виды, руководствуясь теми формами деятельности, в которых соответствующие задачи возникают. По данному критерию, соответственно, можно выделить столько различных видов мышления, сколько существует различных форм деятельности, поскольку задачи, характерные для каждого из них, имеют свою специфику. В качестве примеров видов мышления, которые входят в данную группу, можно назвать математическое, физическое, техническое, химическое, психологическое, экономическое, политическое и многие другие виды мышления, связанные с разными науками и видами деятельности современного человека. Сюда же относятся и разновидности мышления, соотносимые с различными видами искусств, а также с разнообразными формами практической деятельности современного человека.

Сколько на земле существует различных профессий, столько, ио-видимому, имеется и видов мышления, выделяемых но данному критерию. Тот факт, что это действительно разные виды мышления, доказывается тем, что человек, принадлежащий к одной профессии, как правило, не в состоянии решать задачи, связанные с другими профессиями. В каждом сложном виде профессиональной деятельности человеку необходимо хорошо ориентироваться, чтобы обладать соответствующим мышлением. К примеру, филолог или лингвист, неплохо решающие в своей области достаточно сложные задачи, могут нс справиться со сравнительно простыми математическими или техническими задачами, и наоборот: высококвалифицированные математики нередко делают непростительные для людей уровня их интеллектуального развития ошибки в устной или письменной речи. Блестящий историк может оказаться неспособным решить простейшую техническую задачу, а высококвалифицированный инженер — задачу, связанную с историей как наукой.

По уровню развития и последовательности их появления в филогенезе и онтогенезе человека можно выделить следующие виды мышления: наглядно-действенное, наглядно-образное и словесно-логическое.

Наглядно-действенное мышление (или сенсомоторный интеллект по Ж. Пиаже) — это простейший вид мышления, который полностью сводится к реальным внешним практическим действиям с материальными предметами, открыто (физически) выполняемым в ситуации, воспринимаемой наглядно. Речь идет о таких действиях, с помощью которых решаются простейшие задачи, связанные, например, с перемещением предметов в пространстве, их взаимодействием и воздействием друг на друга.

Например, если с целью решения какой-либо практической задачи необходимо с помощью одного предмета оказать влияние на другой предмет, переместить его или определенным образом расположить в пространстве, то во всех этих случаях мы имеем дело с наглядно-действенным мышлением. Соответствующий вид мышления не предполагает никаких внутренних психологических действий, и в нем задачи решаются только с помощью практических действий с реальными материальными предметами. Наглядно-действенное мышление обнаруживается у многих высших животных, например человекообразных обезьян. Оно же преобладает у маленьких детей до двух-, трехлетнего возраста включительно.

Следующий вид мышления, входящий в выделенную группу — нагляднообразное мышление. Оно представляет собой процесс решения сравнительно простых задач, которые обычно решаются с помощью наглядно-действенного мышления, но в данном случае — преимущественно в уме, с помощью действий с образами соответствующих предметов. Пользуясь этим видом мышления, человек так же, как в случае наглядно-действенного мышления, решает конкретные задачи, воспринимая и оценивания ситуацию посредством органов чувств.

Наглядно-образное мышление представляет собой второй уровень филогенетического и онтогенетического развития мышления у человека и, по- видимому, является характерным только для людей. Вопрос о его наличии у животных до сих пор остается открытым, так как трудно установить, могут ли животные действовать в уме с образами воспринимаемых ими предметов, решая возникающие перед ними задачи. Что касается человека, то у него данный вид мышления отчетливо обнаруживается и проявляется уже в возрасте от трех до пяти лет.

Заметим, что и у взрослых людей нередко встречаются виды мышления, напоминающие наглядно-действенное и наглядно-образное мышление. Однако, в отличие от детских форм соответствующих видов мышления, у взрослых людей они включают решение гораздо более сложных задач с помощью более сложных практических действий с материальными предметами или действий с образами соответствующих предметов. Взрослый человек может действовать с реальными материальными предметами тогда, когда он, будучи занятым сложными видами профессиональной деятельности, что-либо делает руками (например, мастер по изготовлению каких-либо сложных деталей, инструментов, машин, мебели и т.п.). Точно так же действия с образами могут представлять собой достаточно сложный вид деятельности и быть направленными на решение непростых задач (например, действия писателя при написании романа или художника при написании картины). Отсюда следует, что наглядно-действенное и наглядно-образное мышление могут достигать высокой степени сложности, если они характеризуют взрослого человека и его профессиональную деятельность.

Кроме того, если у детей эти два вида мышления можно наблюдать в отдельности друг от друга (так, по крайней мере, происходит при их последовательном появлении и развитии па ранних этапах онтогенеза), то у взрослых людей оба вида мышления, как правило, участвуют в едином процессе решения задач. Например, мастер по изготовлению чего-либо, действуя руками с данным предметом, одновременно с этим в образном плане может преобразовывать его, мысленно представлять, каким данный предмет должен стать или может оказаться, если с ним произвести определенные практические действия.

Когда мы говорим о том, что наглядно-действенное и наглядно-образное мышление представляют собой генетические ступени развития мышления или его сравнительно простые виды, то имеются в виду именно простейшие формы такого мышления, которые встречаются у животных и маленьких детей.

По отношению к наглядно-действенному и наглядно-образному мышлению в их простейших формах словесно-логическое мышление, безусловно, представляет собой высший уровень развития мышления, хотя и такое мышление может находиться на разных уровнях развития, уступая иногда, например, высокоразвитому наглядно-действенному или наглядно-образному (практическому) мышлению человека. Это в свое время убедительно доказал Б. М. Тсплов на примере анализа ума полководца.

Под словесно-логическим понимают такое мышление, которое полностью осуществляется в уме путем действий с понятиями по законам логики. Используя заложенные в содержании понятий идеи (мысли), человек, руководствуясь правилами логики, выводит из них другие идеи, мысли, и таким образом решает возникшую перед ним задачу.

Словесно-логическое мышление не предполагает обращения к опыту ни на одном из этапов его осуществления. Пользуясь таким мышлением, человек изначально ставит задачу в уме. Далее он ее решает путем умственных рассуждений, и в конце оценивает правильность сделанных выводов не опытным путем, а по безупречности использованной им логики рассуждений.

С помощью такого мышления, если оно достигло высокого уровня развития, решаются в основном сложные теоретические задачи, например, точное определение научных понятий, доказательство правильности каких-либо идей или научных теорий путем исключительно умственных рассуждений. Однако словесно-логическое мышление может находиться и на более низких уровнях развития. Так, например, если человек может рассуждать в уме, пользуясь значениями слов (словами как понятиями), т.е. основание говорить о наличии у него словесно-логического мышления в элементарной форме. Если ученый, владеющий огромным запасом знаний, ставит и решает какую-либо сложную научную проблему в уме, то можно говорить о том, что словесно-логическое мышление представлено у него в наивысшей форме.

У детей первые признаки наличия словесно-логического мышления в его простейших формах наблюдаются не раньше 5—6 лет, и только к подростковому возрасту, т.е. к 12—13 годам, можно утверждать, что соответствующий вид мышления у человека сформировался. Высокоразвитое словесно-логическое мышление предполагает умелое владение понятиями (по Л. С. Выготскому), формальными операциями мышления (по Ж. Пиаже) и операциями логики мышления[5]. Все эти особенности мышления человек приобретает к началу подросткового возраста. Однако из сказанного выше становится очевидно, что процесс развития такого мышления к данному возрасту не завершается и может продолжаться дальше, практически в течение всей жизни человека. Если, например, человек систематически учится, получает сначала среднее, а затем высшее образование, постоянно занимается достаточно сложной умственной деятельностью, связанной с избранной им профессией, то у него непрерывно будет развиваться и совершенствоваться словесно-логическое мышление.

Таким образом, хотя в онтогенезе три описанных выше вида мышления — наглядно-действенное, наглядно-образное и словесно-логическое — в их простейших формах последовательно появляются одно за другим еще в детстве, каждый из них может продолжать развиваться и совершенствоваться дальше. В связи с этим можно допустить, что при определенных условиях наглядно- действенное мышление человека в состоянии превзойти по уровню своего развития его же наглядно-образное или словесно-логическое мышление. Это часто имеет место у людей, которые становятся мастерами практической деятельности, связанной с изготовлением руками каких-либо сложных предметов человеческой материальной культуры.

Возможен и случай, когда наглядно-образное мышление человека станет более развитым, чем сто словесно-логическое и, тем более, наглядно- действенное мышление. Такое, например, характерно для людей, имеющих непосредственно отношение к литературе и художественно-изобразительному искусству. Наконец, легко представить себе ситуацию, когда словеснологическое мышление достигает таких высот в своем развитии, что, безусловно, превосходит и наглядно-действенное, и наглядно-образное мышление конкретного человека. Это характерно преимущественно для людей умственного труда, например для ученых.

Кроме того, следует иметь в виду, что самостоятельность описанных выше трех видов мышления — наглядно-действенного, наглядно-образного и словесно-логического — также является относительной. В своем развитии и, будучи высокоразвитыми, они взаимно проникают друг в друга. В каждом из этих видов мышления встречаются элементы других его видов. В наиболее сложных разновидностях современной профессиональной деятельности человека могут принимать участие все три вида мышления вместе взятые. Например, высококвалифицированный ученый-физик немыслим иначе, как человек, который одновременно обладает и высокоразвитым нагляднодейственным, и хорошо развитым наглядно-образным и весьма совершенным словесно-логическим мышлением. Наглядно-действенное мышление ему необходимо для того, чтобы изготавливать и работать с различными приборами; наглядно-образным мышлением он пользуется в тех случаях, когда желательно представлять последствия тех или иных опытов; без словеснологического мышления он не может обойтись в случае построения научных теорий, объясняющих изучаемые им явления.

Кроме обычных, логически последовательных видов мышления, понимаемых с точки зрения привычной для нас логики мышления и, как правило, приводящих к правильным выводам, есть и такие виды мышления, которые подчиняются необычной логике. Следование такой логике может приводить человека к неправильным выводам, заблуждениям и даже серьезным ошибкам. Подобные виды мышления принято называть аномальными в отличие от тех, которые являются нормальными и следуют общепринятой человеческой логике. Если нормальные виды мышления объективно связывают человека с реальной действительностью, базируются на ней и позволяют хорошо ориентироваться в ней, то аномальные виды мышления отрывают человека от реальной действительности, являются субъективными и могут затруднить ориентировку (адаптацию) в ней.

Один из аномальных видов мышления получил название аутистического мышления. Первооткрыватель этого вида мышления австрийский врач-психиатр Э. Блейлер обнаружил такое мышление у людей, больных шизофренией. По этому поводу он писал следующее: «Шизофренический мир сновидений наяву имеет свою форму мышления..., свои особые законы мышления... Мы наблюдаем действие этих механизмов... и в обычном сновидении, ...и в грезах наяву, как у истеричных, так и у здоровых людей, в мифологии, в народных суевериях и в других случаях, где мышление отклоняется от реального мира»[6].

Аутистическое мышление, в отличие от реалистического мышления, направлено на решение таких задач, с которыми человек в своей жизни практически не сталкивается (задач, которые не имеют для него никакого значения), или не учитывает реальную действительность в решении практически значимых для него задач. Это, в частности, может проявляться в неадекватности принимаемых человеком решений и их практической реализации. Поэтому такое мышление также иногда называют оторванным от реальной действительности, заменяющим ее бесплодными фантазиями, вымыслами и неосуществимыми мечтами.

Аутистическое мышление противопоставляется реалистическому мышлению, которое связано с теми реальными задачами, с которыми сталкивается человек в своей жизни, и направлено на решение именно таких задач. Реалистическое мышление, кроме того, учитывает возможности практической реализации принимаемых с его помощью решений. Мысли человека при аутистическом мышлении подчиняются не логике или разуму, а эмоциям и сиюминутным потребностям, следуют за ними, отражая их силу и динамику, искажая под их влиянием воспринимаемый человеком мир. Аутистическое мышление, как правило, тенденциозно. Поставленная цель в нем достигается благодаря тому, что для ассоциаций, соответствующих потребностям человека, открывается свободная дорога, не ограниченная рамками строгой логики. Те из ассоциаций, которые противоречат актуальным потребностям человека, тормозятся, а другие, соответствующие этим потребностям, получают простор даже в том случае, если порождают явные логические несоответствия.

Аутистическое мышление во многих отношениях противоположно реалистическому мышлению, основные разновидности которого были представлены и определены выше. Реалистическое мышление правильно отражает действительность, делает управляемое им поведение человека разумным, в то время как аутистическое мышление представляет в основном то, что соответствует потребностям или аффектам человека, искажает восприятие человеком действительности, превращает его поведение в неразумное и дез- адаптивное. Целью логических операций, участвующих в реалистическом мышлении, является создание правильной картины мира, нахождение истины. Последняя из задач — поиск и нахождение истины — перед аутистическим мышлением никогда не ставится. Его основная направленность — это удовлетворение актуальных интересов и потребностей, снятие связанного с ними напряжения.

Аутизм как сложное психическое явление, которое сопровождается аутистическим мышлением, после Э. Блейлера было признано психическим заболеванием, которое связано с уходом человека от реальности в мир фантазий и грез, с психологической его изоляцией от внешнего мира. Ход мышления в аутизме и его содержание подчиняются нереализованным желаниям человека. Аутизм, по Э. Блейлеру, имеет не только отрицательные последствия для адаптации человека к окружающей действительности, но и некоторую положительную неврологическую ценность. Он действительно временно снимает излишнюю напряженность, успокаивает человека, а иногда и усиливает его стремление к позитивной цели. «Нужно представлять себе цель более желанной, чем она есть на самом деле, чтобы повысить свое устремление к ней; не нужно детально представлять себе все трудности их преодоления; в противном случае человек нс сможет приступить к действию..., и его энергия ослабеет»1.

Чаще всего мышление определяется в научной и учебной психологической литературе как процесс решения задач, и экспериментальным путем оно лучше всего исследовано именно в этом плане. В ходе решения задач и при научном изучении данного процесса наилучшим образом обнаруживаются психологические особенности мышления, его этапы, логика, условия успешности, возникающие трудности и т.п. Кроме того, процесс мышления в ходе таких исследований можно экспериментально контролировать, изучать, выделяя тс или иные существенные его моменты, этапы и т.д. На примере решения задач можно, кроме того, исследовать условия, способствующие или препятствующие продуктивному (эффективному) мышлению, выделять особенности разных видов мышления, включая творческое и нетворческое, определять мыслительные действия, включенные в данный процесс, устанавливать этапы и динамику мышления и т.д.

О. К. Тихомиров, к примеру, исследуя мышление как процесс решения задач, пришел к выводу о том, что данный процесс четко разделяется на две фазы: предварительный поиск решения задачи («предрешение» в терминологии автора) и само решение задачи (нахождение и практическая реализация соответствующего решения). Предрешение задачи возникает на невербальном уровне и выражает собой осознание смысла возникшей задачи, а также определение путей поиска ее решения. Предрешение устанавливает направленность и смысл последующих действий человека, ищущего решение соответствующей задачи. Его, пользуясь теми материалами, которые обсуждались выше, можно связать с интуицией или догадкой человека.

Предрешение как процесс, в свою очередь, разделяется на две фазы: возникновение идеи искомого решения (смысла решения, по О. К. Тихомирову) и оценка данной идеи. Возникновение идеи или осознание смысла нужного решения влияет на дальнейшую поисковую деятельность, которая оказывается направленной на конкретизацию смысла в том или ином решении задачи. Особое значение в так понимаемом процессе мышления автор придает анализу исследовательской деятельности, предшествующей возникновению предрешения, поскольку оно направляет умственную деятельность человека по нужному пути и исключает дальнейшие непродуктивные действия. Таким образом, делает вывод О. К. Тихомиров, весь процесс решения задачи на невербальном уровне выглядит, по крайней мере, как трехфазный: формирование потребности поиска нужного решения (мотивация интеллектуальной деятельности или необходимости нахождения решения возникшей задачи), нахождение предрешения задачи и превращение предрешения в окончательное, вполне конкретное решение соответствующей задачи.

О. К. Тихомиров также ввел представление о произвольном и непроизвольном мыслительных процессах. К непроизвольным мыслительным процессам он отнес, например, те процессы, которые осуществляются в измененных состояниях сознания: во сне, во время гипноза, в общем случае на подсознательном уровне. Произвольные мыслительные процессы отличаются тем, что их человек осознает, способен контролировать и направлять в нужное русло. Проведя экспериментальные исследования так понимаемого мышления на многих испытуемых, О. К. Тихомиров пришел к выводу о том, что значительная часть их интеллектуальной активности, по меньшей мерс на ее начальных этапах, происходит на подсознательном (непроизвольном) уровне. Автор описывает соответствующий бессознательный процесс, следующим образом представляя в обобщенном виде его особенности.

  • 1. В мыслительной активности большинства людей общий объем невербальной активности (бессознательной работы мышления) значительно превышает то, что обычно отражается в словесном самоотчете и в рассуждениях испытуемых вслух.
  • 2. Невербальная (неосознаваемая) умственная активность носит избирательный характер, причем ее объем и состав меняются в зависимости от ряда факторов.
  • 3. На уровне не представленной в сознании человека умственной активности (О. К. Тихомиров называет ее неосознаваемой ориентировочноисследовательской деятельностью) формируются невербальные смыслы и то содержание мышления, которое человек словами не выражает. Оно, как правило, намного шире так называемых вербализуемых элементов мышления.
  • 4. Неосознаваемые элементы и процессы мышления имеют различную структуру, появляясь и развиваясь в ходе поиска решения задачи, взаимодействуя друг с другом.
  • 5. В не вербализуемой мыслительной активности имеет место предвосхищение возможных изменений ситуации и результатов собственных действий человека по преобразованию ситуации. Эти не вербализованные предвосхищения различаются по параметрам субъективной вероятности, объему, структуре и последовательности.
  • 6. Не вербализуемые предвосхищения связаны с не вербализованным отражением ситуации и составляют важный механизм регуляции степени развернутости поиска решения задачи.
  • 7. Структура и механизмы неосознаваемого психического отражения меняются при переходе к более высокому уровню владения данным видом деятельности.
  • 8. Доказано, что в не вербализуемой (неосознаваемой) умственной активности может происходить подготовка вербализованного (осознаваемого) отражения ситуации. За переосмысливанием, считает О. К. Тихомиров, стоят не вербализованные переориентировки в ходе решения задачи. Вербализованное решение может быть обобщенным отражением нс вербализованных (неосознаваемых) предварительных решений.

Таким образом, в этих развернутых обобщениях мы находим еще одно, современное и экспериментально обоснованное подтверждение существования того, что раньше ученые называли бессознательными умозаключениями (Г. Лейбниц, Г. Гельмгольц) или безобразным мышлением (О. Кюльпе и другие представители Вюрцбурской школы мышления в Германии).

С процессом решения задач связывают также представление о проблемной ситуации. Подобная ситуация, предполагающая использование мышления для се разрешения, характеризуется тем, что ранее применявшиеся способы решения задачи оказываются неадекватными, и появляется необходимость поиска нового решения (или новых решений) задачи. В отечественной психологии теория проблемных ситуаций была разработана А. М. Матюшкиным. В соответствии с предложенным им определением проблемная ситуация включает в себя следующие моменты:

  • а) наличие у человека познавательной потребности или потребности решить возникшую задачу. Речь идет о потребности, которая в данной ситуации побуждает человека к активной интеллектуальной деятельности;
  • б) наличие у человека представления о том конкретном знании (способе решения возникшей задачи), которое может быть найдено в результате разрешения возникшей проблемной ситуации (это цель интеллектуальной деятельности в сложившейся проблемной ситуации);
  • в) оценка человеком своих интеллектуальных возможностей в связи с возникшей задачей, включая его способности.

Проблемная ситуация, таким образом, представляет собой возникновение проблемы, для решения которой обязательно требуется участие мышления, и характер проблемной ситуации может задавать не только цель (искомый результат), но и способ решения проблемы именно в данной ситуации.

Вместе с тем, одни и те же люди, оказавшись в одинаковых или сходных проблемных ситуациях, могут вести себя в них по-разному, и это, в свою очередь, зависит от ряда обстоятельств:

  • а) от индивидуальных особенностей соответствующих людей;
  • б) от того, как эти люди воспринимают и оценивают сложившуюся проблемную ситуацию;
  • в) от оценки ими последствий разрешения данной ситуации.

В последние годы для того, чтобы обстоятельнее охарактеризовать индивидуально своеобразные способы мышления людей, к которым они обращаются, оказавшись в одинаковых проблемных ситуациях, в когнитивной психологии и других областях современной психологической науки, где исследуется мышление (например, в дифференциальной психологии), нередко используется понятие когнитивный стиль. Данное понятие может употребляться в двух разных значениях: широком и узком. Широкое значение когнитивного стиля относится к индивидуальным особенностям всех познавательных процессов, имеющихся у человека, начиная с ощущений и восприятия, и кончая мышлением и речью. Этим словосочетанием, при его употреблении в узком значении, обозначают только устойчивые, индивидуально своеобразные особенности мышления человека, отличающие его мышление от мышления других людей.

Данное понятие, даже если его используют только в узком значении, относится ко многим, описанным выше видам и процессам мышления, и представляется достаточно сложным по своей структуре. Главное внимание в научных исследованиях когнитивных стилей, связанных с психологией мышления, уделяется следующим моментам:

  • а) выделению и описанию различных когнитивных стилей;
  • б) изучению связей, существующих между когнитивными стилями и успешностью решения людьми разных задач;
  • в) соотношению когнитивного стиля с другими психологическими особенностями человека;
  • г) изучению процесса формирования и развития индивидуального когнитивного стиля человека.

Существует несколько классификаций когнитивных стилей, проводимых по разным основаниям. В одной из таких классификаций когнитивные стили описываются с помощью противоположных пар понятий типа «полезависи- мость — поленезависимость», «гибкость — ригидность», «импульсивность — рефлексивность», «вербализация — визуализация». Эти нары понятий своими названиями задают возможные измерения или крайние, противоположные полюса оценочных шкал, посредством которых можно оценивать индивидуальные когнитивные стили разных людей[7]. Рассмотрим их.

Полезависимый когнитивный стиль. Он определяется как такой когнитивный стиль, при котором мышление человека, его процесс и результат существенно зависят от того, что окружает человека, что воздействует на него со стороны окружающей среды.

Поленезависимый когнитивный стиль характеризуется гем, что интеллектуальные процессы человека практически не зависят от оказываемых на него внешних воздействий, окружающей обстановки и среды.

Гибкий когнитивный стиль мышления характеризуется, во-первых, высокой скоростью мыслительных процессов; во-вторых, быстрым переходом от одних идей к другим, одного способа или направления мысли к другому.

Ригидный когнитивный стиль, напротив, отличается замедленным процессом мышления и сравнительно долгим переходом от одного способа решения задачи к другому.

Импульсивный когнитивный стиль характеризуется неоправданно быстрым принятием не обдуманных до конца решений, которые, в свою очередь, принимаются иод влиянием сиюминутных эмоциональных переживаний.

Рефлексивный когнитивный стиль отличается тем, что человек с таким стилем мышления сначала тщательно все обдумывает, взвешивает, и только затем принимает нужное решение на рациональной, разумной, а не эмоциональной основе.

Когнитивный стиль типа «вербализация» отличается тем, что решения человеком принимаются на основе словесных размышлений, подчиненных законам логики, а само решение представляется в виде некоторой словесно оформленной идеи.

Противоположный ему когнитивный стиль, обозначаемый как «визуализация», характеризуется склонностью пользоваться образным мышлением и представлять решения задач преимущественно в образной форме.

Подведем краткий итог тому, что обсуждалось в данном параграфе главы.

  • 1. Интерес ученых к проблематике психологии мышления является давним. Этот проблемой активно занимались еще древнегреческие философы, например Платон и Сократ.
  • 2. Но собственному жизненному опыту известно всем, что такое мышление, однако при поиске точного научного определения мышления возникают трудности, обусловленные сложностью и недостаточной осознанностью этого процесса.
  • 3. Вопреки сложившейся веками традиции, определение мышления нельзя ограничивать только словесно-логическим мышлением.
  • 4. Современное определение мышления по необходимости должно быть всесторонним, развернутым и описательным, состоящим из нескольких взаимно дополняющих друг друга суждений.
  • 5. У человека имеется много разных видов мышления и немало оснований для их классификации.
  • 6. Существенную роль в процессах мышлении играет интуиция (догадка, инсайт).
  • 7. Помимо выделения и описания видов мышления можно определять и классифицировать его типы.
  • 8. Чаще всего мышление в психологии определяется и изучается как процесс решения задач.
  • 9. Мышление как процесс тесным образом связано с представлением о проблемной ситуации.
  • 10. В современной психологии большое внимание уделяется определению и изучению когнитивных стилей.

  • [1] Вспомним рассмотренные ранее аналогичные названия для воображения. На рубеже XIXи XX вв. такие слова, по-видимому, были в моде в научных исследованиях.
  • [2] Цит. по: Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. В 2 т. Том II. М., 1989. С. 58.
  • [3] Теплое Б. М. Ум полководца (опыт психологического исследования мышления полководцапо военно-историческим материалам // Избранные труды. Т. 1. М., 1985. С. 223.
  • [4] В то время, когда эти типы выделил и описал К. Юнг, соответствующие данные были ещене известны.
  • [5] Все это будет подробно обсуждаться дальше.
  • [6] Блейлер .9. Аутистическое мышление // Хрестоматия по общей психологии: Психологиямышления. М., 1981. С. 113.
  • [7] Хотя в соответствующей научной литературе, посвященной стилям мышления, каждыйиз называемых ниже когнитивных стилей представляется и описывается как отдельный, самостоятельный стиль, в действительности ни один из них в чистом виде в жизни не встречается.Они, скорее, представляют собой некоторые научные абстракции, которые иногда с аналитическими целями допускаются в классификациях. Реальные когнитивные стили представляют собой смешанные, комбинированные варианты, оцениваемые по тем измерениям (параметрам),которые вошли в названия соответствующих когнитивных стилей.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >