Логика и психология мышления

Психология — это не единственная наука, которая интересуется мышлением человека и занимается его изучением. Помимо психологии есть наука, которая даже в большей степени, чем психология, имеет право претендовать на первенство в исследовании мышления, причем эта наука так и определяется, как наука мышления человека и его законах. Это наука называется логикой, и ее представители действительно намного раньше, чем психологи, приступили к научному изучению мышления. Основатель науки логики древнегреческий ученый Аристотель вначале написал свой фундаментальный труд, посвященный логике, где обсудил мышление человека, а затем создал произведение, посвященное душе, и почти не затронул в нем проблему мышления. Таким образом, тема мышления изначально была главной темой логики. Предметом изучения в ней, правда, была и до сих пор остается только одна, высшая форма мышления человека — словесно-логическое мышление. Поэтому в то время, когда сами психологи приступили к экспериментальному изучению мышления (вторая половина XIX в.), считалось, во-первых, что словесно-логическое — это единственный вид человеческого мышления; во-вторых, изучая мышление, сами психологи поначалу, как и логики, обращали внимание только на логический строй мышления человека.

Когда появилась и во второй половине XIX в. получила всеобщее признание теория эволюции Ч. Дарвина, то под се влиянием ученые-психологи приступили к изучению дологических форм мышления у высших животных и маленьких детей. Ученые в это время обнаружили и описали другие виды мышления, мало связанные с логикой. Это наглядно-действенное и нагляднообразное мышление. Однако главным предметом изучения, по крайней мере, на уровне человека, было раньше и до сих пор остается словесно-логическое мышление, присущее только людям.

В современном научном мире уже не только логика и психология, но также философия, когнитивные и компьютерные науки стали претендовать на право называться науками о мышлении человека, и в этой связи возникает необходимость уточнить и развести эти науки по предмету их исследований применительно к мышлению. Нас в данном учебнике, прежде всего, будет интересовать разделение предметов исследования мышления в логике и психологии, тем более что и в логике, и в психологии по-прежнему преимущественное внимание уделяется изучению словесно-логического мышления человека.

Наилучшим образом различия в подходах к исследованию мышления со стороны психологии и логики определил знаменитый швейцарский ученый Ж. Пиаже. Разница в логическом и психологическом подходах к изучению мышления, по его мнению, выражается в следующих моментах.

  • 1. Основной задачей логики мышления как науки является поиск ответа вопрос об истинности или ложности мышления (умственных рассуждений, умозаключений и выводов), а также об условиях получения правильного или ошибочного знания в результате применения (или нарушения) логических операций мышления. Цель психологических исследований в изучении мышления состоит в познании его как одного из психических процессов человека, включая выделение и описание видов мышления, характеристику групповых и индивидуальных особенностей мышления разных людей, связь мышления с другими психологическими свойствами человека, исследование мышления в его динамике, в том числе в процессе развития, и ряд других вопросов.
  • 2. Логика познает мышление как некоторый процесс, абстрагируясь от конкретных живых людей как его носителей, в то время как главной проблемой психологии мышления является его изучение как индивидуально своеобразного процесса, безотносительно к истинности или ложности делаемых на его основе выводов (умозаключений)[1].
  • 3. Для логиков реально существует и является предметом их исследований только высшая форма мышления — словесно-логическое. Другие, менее развитые виды мышления, например, наглядно-действенное или наглядно-образное, их не интересуют. По-другому обстоит дело в психологии. Здесь признается существование многих различных видов мышления, и все они в равной степени выступают в качестве предмета психологического изучения.
  • 4. Логика мышления, как правило, не рассматривает мышление человека в процессе его развития, т.е. как переход от одного вида (уровня развития) мышления к другому его виду (уровню развития). Для психологов, напротив, изучение процесса становления и совершенствования мышления у человека представляет одну из важнейших задач.
  • 5. Логика берет словесно-логическое мышление как изначально данное, как некий постулат, не требующий постановки и решения вопроса о его природе и происхождении. Психология же превращает сам факт существования словесно-логического мышления в проблему, и в отношении него ставит и решает вопросы о происхождении (генезисе) мышления (см., например, труды Ж. Пиаже и Л. С. Выготского).
  • 6. Логиков в основном интересуют только общие, формальные законы мышления, в то время как психологи проявляют повышенный интерес к его и 11 дивидуал ьн ым особен ностям.

Подводя итог обсуждению различий в логическом и психологическом подходах к изучению мышления, можно констатировать, что психологи в отличие от логиков понимают и изучают мышление человека гораздо шире. Они ставят и решают много таких вопросов, которые логиками не ставятся. Следовательно, если иметь в виду современные психологические знания и исследования мышлении, то психология, пожалуй, по праву может считаться главной наукой, разносторонне изучающей мышление человека.

Вместе с тем, Ж. Пиаже, в трудах которого были отмечены указанные выше различия в логическом и психологическом подходах к изучению мышления, признает, что современная психология мышления, особенно та, которая касается высших уровней развития интеллекта человека, должна принимать в расчет и достижения логики мышления. Эти достижения, однако, говоря словами Пиаже, «никоим образом не могут диктовать психологу его собственные решения». Классическая логика, по мнению Пиаже, не способна перевести рассуждение в действие, т.е. представить его в том виде, в каком оно выступает в живом мышлении человека, формирующемся, функционирующем и развивающемся как сложный и динамичный психологический процесс. Логика — это аксиоматика разума, по отношению к которой психология интеллекта — экспериментальная наука, ставящая и решающая вопрос о происхождении и усвоении человеком логических аксиом, о производстве на их основе умозаключений и выводов в их конкретном, психологическом содержании.

Ж. Пиаже также писал о том, что логика и психология мышления вначале, когда психологи только приступили к изучению мышления человека, фактически совпадали, не будучи отделенными друг от друга[2]. Когда же психология стала самостоятельной экспериментальной наукой, психологи, наконец, осознали, что рассуждения о понятиях, суждениях и умозаключениях, содержащиеся в логике, не освобождают психологов от необходимости изучения природы интеллекта как психологического явления, как одного из познавательных процессов, от необходимости исследования его происхождения и развития. Психологическое познание интеллекта человека в отличие от логического представления о нем состоит в том, чтобы описать и научно объяснить путь развития интеллекта, показать, каким образом филогенетическое или онтогенетическое становление интеллекта человека с неизбежностью завершается установлением равновесия между его структурами[3]. Для этого необходимо реконструировать, т.е. с научно-психологической точки зрения воссоздать генезис и описать фазы становления человеческого интеллекта. Пользуясь метафорой, Ж. Пиаже пишет о том, что логик выступает как геометр, дедуктивно конструирующий пространство, а психолога можно уподобить физику, измеряющему пространство самого реального мира. Далее, переходя к использованию предложенной им терминологии для описания интеллекта, Ж. Пиаже говорит о том, что психолог изучает, каким образом устанавливается фактическое равновесие действий и операций, тогда как логик анализирует само это равновесие в его идеальной форме, рассматривая его таким, каким оно должно быть нормативно представлено в сознании интеллектуально развитого человека при условии его полной реализации.

Обсуждая проблему соотношения логики и психологии мышления, Ж. Пиаже, вместе с тем, критически оценивал то, каким образом подходили к изучению мышления представители Вюрцбурской школы мышления в Германии. Разрабатываемая ими психология мышления не позволяла выходить за рамки чистого описания существующих процессов мышления и терпела провал, когда они пытались объяснить интеллект, поскольку используемая в этих исследования интроспекция представляла только продукты мышления, его конечный результат, а не процесс. Поэтому нет ничего удивительного в том, что при таком подходе к пониманию и изучению мышления представители данной школы пришли, в конечном счете, к панлогизму, т.е. ни к чему не сводимой и ничем не объяснимой данности (изначального существования в готовом виде) законов логики мышления.

Логика и психология мышления, по Ж. Пиаже, сели подводить итог тому, о чем говорилось выше, должны соотноситься друг с другом следующим образом. Логика является «зеркалом» мышления, но не наоборот. Логика постфактум схематизирует реальную работу разума и его высшие достижения, а психология эту реальную работу изучает в ее генезисе и естественной динамике. Хотя логические операции органически входят в состав высокоразвитого мышления, оно не всегда выступает как процесс, в котором действуют только логика и разум. В этот процесс вмешиваются и нередко существенно на него влияют также потребности (мотивация) и эмоции людей. Направляясь на ту или иную цель, на решение определенной задачи, всякий реальный мыслительный акт человека исходит из тех или иных мотивов. Начальным моментом мышления обычно является проблемная ситуация, причем она превращается в таковую только тогда, когда у человека появляется потребность что-либо сделать или понять, преобразуя заданную проблемную ситуацию.

Изучая мышление человека, особенно в его высших формах, ставя вопросы и решая проблемы, которые их интересуют, психологи также не могут проигнорировать логику мышления. Вопрос о ее усвоении или утрате, соблюдении или нарушении возникает перед психологами как минимум в двух случаях:

  • а) когда психологи изучают мышление человека в процессе его филогенетического или онтогенетического развития. Это развитие исследуется через освоение детьми и взрослыми людьми логики мышления, а достигнутый уровень развития оценивается также по наличию логики мышления и степени ее освоения;
  • б) когда психологи изучают нарушения в мышлении детей или взрослых людей. Эти нарушения в основном касаются логических операций и форм мышления, и их психологи должны знать и принимать в расчет. Такие задачи встают, например, перед психологами, которые специализируются в области детской, клинической и специальной психологии.

Тот же Ж. Пиаже, который, как следует из представленного выше материала, четко разделял предметы исследования мышления в логике и психологии, в своих психологических исследованиях, тем не менее, активно использовал логику и опирался на нее. Логика мышления в его трудах нашла отражение в описаниях стадий развития мышления детей, определенных на основе проведенных экспериментов и обобщения полученных в них результатов. По владению логикой мышления Ж. Пиаже определял уровни развития мышления у детей. Из его собственных исследований следует, что психологи, изучая мышление человека, не должны замыкаться лишь на его психологических аспектах, им также необходимо хорошо ориентироваться и в логике мышления. Речь, прежде всего, идет о том, чтобы знать логические операции и формы мышления.

В логике выделяются и рассматриваются следующие основные логические операции мышления: сравнение, анализ. синтез, абстрагирование (абстракция), обобщение и конкретизация.

Сравнение — это логическая операция, которая заключается в том, что два или более объекта сравниваются между собой, и в результате такого сравнения выясняется общее и различное между ними. На основе выделенного общего далее формируются понятия, в которых отражается общее и, вместе с тем, существенное в сравниваемых друг с другом объектах. То, что их отличает друг от друга, становится, в свою очередь, основанием для определения индивидуальных особенностей сравниваемых между собой объектов. В логике сравнение рассматривается не только как чисто формальная логическая операция, но и как один из приемов познания человеком себя и окружающего мира. На основе сравнения, выделения общего и различного строятся описания и предлагаются классификации изучаемых предметов и явлений.

Анализом называется логическая операция разделения (разложения, расчленения) какого-либо объекта на составляющие, с последующим изучением связей, существующих между ними в составе целого (сложного объекта). Целью анализа является решение следующих частных мыслительных задач: выделение и описание элементов, из которых состоит сложный объект; исследование связей, существующих между ними; представление структуры изучаемого объекта.

Нередко анализ сопровождается выполнением противоположной ему логической операции — синтеза. Эта операция определяется как соединение элементов в сложное целое, сопровождаемое последующим изучением свойств образованного целого. Примером является синтез химических веществ или соединение деталей в единое техническое устройство — машину с дальнейшим изучением особенностей синтезированного химического соединения или построенной машины.

С чисто формальной точки зрения при соединении элементов в сложно организованное целое в нем не должны появляться какие-либо новые свойства, которые не были присущи отдельным входящим в его состав элементам. Так, по крайней мере, трактовала синтез старая, интроспективная психология сознания. Она представляла сложные объекты, например образ, как состоящие из элементов, в данном случае — ощущений, и исходила из того, что ничего нового в образе помимо того, что изначально представлено уже в ощущениях, не появляется. В связи с этим главным методом научного познания сложных психических явлений считался именно анализ, а не синтез.

Однако во многих случаях вновь образованное психическое или иное целое приобретает такие свойства, которые не были присущи его элементам, из которых оно составлено. Многочисленные примеры этого мы находим в разных науках, включая физику, химию, биологию и психологию. Разум человека, его интеллект и познавательные возможности не сводятся к тем особенностям, которыми обладают отдельные психические процессы. Он представляет собой продукт сложного синтеза процессов всей когнитивной сферы человека, что признается современными когнитивными науками. То же самое можно сказать о личности человека: она, несомненно, представляет собой не простую сумму, а синтез или интеграцию индивидуальных психологических свойств человека.

Для того чтобы подчеркнуть указанную выше закономерность, выражающуюся в том, что целое, возникающее в результате синтеза элементов, приобретает новые, не присущие элементам свойства, в науке пользуются понятием «эмергент- ное свойство». Этим словосочетанием обозначают новое качество или свойство, неожиданно появляющееся в результате синтеза элементов.

Анализ и синтез, вместе взятые, рассматриваются как дополняющие друг друга способы познания человеком действительности. Анализ выступает как познание, направленное в основном на изучение строения сложных объектов и явлений, выделение их составляющих и отдельных свойств, а синтез — как операция, направленная на исследование законов, характеризующих целое, и тех свойств, которые проявляются в результате взаимодействии некоторого сложного объекта с другими объектами. Анализ и синтез, кроме того, выступают как взаимосвязанные стороны того способа познания психических явлений, который современные психологи, а также представители других наук называют системным познанием. «Анализ и синтез, — писал С. Л. Рубинштейн, — это “общие знаменатели” всего познавательного процесса. Они относятся не только к отвлеченному мышлению, но и к чувственному восприятию. В плане чувственного познания анализ выражается в выделении какого-либо чувственного свойства объекта, должным образом до данного момента не выделявшегося. Познавательное значение анализа связано с тем, что он вычленяет, подчеркивает и выделяет существенное»[4].

Абстрагирование (по-другому — абстракция) — это мысленное выделение, отделение, извлечение отдельных свойств изучаемых объектов из сложно организованного целого с последующим рассмотрением этих свойств как якобы существующих отдельно от вещей, которым они присущи. Почти все известные физические свойства различных предметов — их форма, вес (масса), величина, цвет и другие — являются абстракциями в указанном смысле слова. Когда психологи выделяют и изучают различные психические процессы, состояния или свойства человека, то они также производят логическую операцию абстрагирования, поскольку соответствующие психологические свойства ими рассматриваются в отвлечении от их конкретных носителей — людей и от психики человека в целом.

Абстракция как логическая операция производится, как правило, для того, чтобы выделить и изучить какое-либо отдельное свойство, отвлекаясь от других свойств изучаемых объектов. Автор известного логического словаря, Н. И. Кондаков пишет, что «в процессе абстрагирования человек как бы «очищает» предмет изучения от побочных признаков, свойств, связей и отношений»[5]. В мире все взаимосвязано и не может изучаться сразу в целом, во множестве его связей и зависимостей от других объектов и явлений. Любое научное исследование временно вынуждено отвлекаться от некоторых из этих связей и отношений и в той или иной степени выступает как абстракция. Отсюда следует, что абстрагирование также является неотъемлемой частью любого научного познания. Абстракция, вместе с тем, не является чем-то полностью оторванным от реальной действительности. Напротив, если абстракция (абстрагирование) произведена правильно, т.е. представляет в отвлеченном виде реально существующее существенное в изучаемых объектах, то она не удаляет, а, напротив, приближает человека к углубленному познанию соответствующих объектов.

Обобщением называется логическая операция, предполагающая мысленное выделение одинаковых свойств сразу нескольких объектов (их абстрагирование выступает как первый шаг на пути выполнения данной логической операции) с последующей формулировкой общих положений, которые распространяются на каждый из соответствующих объектов (эго — второй, заключительный шаг данной логической операции).

Итогом обобщения становится нахождение общего, объединяющего соответствующие объекты, и выражение этого общего в соответствующей краткой формулировке (определение понятия). Обобщение может касаться как конкретных предметов и явлений, так и самих понятий. Если оно относится к конкретным предметам или явлениям, то включает в себя выделение общих для них свойств; если же оно касается понятий, то сводит одни понятия к общему, объединяющему их, понятию. К примеру, такие понятия, как «познавательные процессы» и «личность», выступают в психологии как обобщение соответствующих им отдельных познавательных процессов и личностных свойств человека, а понятие «психика», в свою очередь, обобщенно представляет такие понятия, как «познавательные процессы» и «личность».

Конкретизация — это логическая операция, которая указывает на отличительные признаки некоторого объекта или представляет данный объект не в его общих с другими объектами, а частных, специфических, присущих только ему свойствах и признаках. Обобщение — это всегда абстракция, и в любом конкретном объекте общее проявляется в определенной, свойственной только ему форме. Конкретизация выступает как важный момент в познании частных, отдельно существующих объектов, предметов и явлений, поэтому она также входит в состав логики, на которой базируется словесно-логическое мышление.

Кроме рассмотренных выше логических операций выделяют и изучают логические формы мышления. Под ними понимаются последовательные, типичные процессы рассуждений или умозаключений, посредством которых человек делает определенные выводы. Как и логические операции мышления, логические формы мышления, используемые человеком, могут приводить его к правильным выводам или к заблуждениям. В контексте данных рассуждений нас интересуют только правильные формы мышления (неправильные или ошибочные его формы изучаются в детской, специальной и клинической психологии).

К основным формам мышления относят определение понятий, индукцию, дедукцию, суждение и умозаключение.

Определение понятия представляет собой суждение, посредством которого содержание одних — определяемых — понятий раскрывается через содержание других — определяющих их понятий. В логике выделяются и описываются правила определения понятий, а также встречающиеся в этих определениях логические ошибки.

Индукция — это форма умозаключения от частного к общему. Суть индукции заключается в том, что из отдельных фактов или утверждений путем их сравнения, анализа, синтеза и обобщения делаются выводы общего характера, касающиеся соответствующих частных утверждений и фактов. Способ получения новых знаний посредством индукции является весьма распространенным в различных науках, причем особенно широко он представлен и используется в точных науках, включая математику и физику.

Дедукция представляет собой форму мышления, противоположную индукции. Она заключается в том, что на основе некоторого общего утверждения человеком делаются выводы, касающиеся частных вещей: объектов, фактов, событий и т.п. В результате дедукции им приписываются свойства, которые являются общими для многих объектов. Сначала, однако, в процессе дедукции доказывается, что данный конкретный объект похож на другие объекты, которым присущи соответствующие свойства, и только затем делается вывод о том, что он обладает подобными свойствами.

Суждение представляет собой утверждение, содержащее в себе определенную идею или мысль. Ему в языке соответствует простое или сложное предложение.

Умозаключение в его узком, специальном понимании — это совокупность нескольких суждений, включенных в процесс размышления или рассуждения. Умозаключение представляет собой целостную, взаимосвязанную систему логических операций и суждений, к которым человек обращается для того, чтобы доказать или обосновать какую-либо идею (мысль).

Один из вопросов, который всегда интересовал психологов, но практически никогда не волновал логиков, заключается в выяснении того, как влияют эмоции на мышление человека. Если к решению данного вопроса подходить чисто формально, т.е. с логической точки зрения, то ответ на него может быть только отрицательным: эмоции, вмешиваясь в мышление, нарушают его естественный ход, уводят мысль человека в сторону, и поэтому не могут служить стимулом к правильному мышлению.

По-другому на данный вопрос отвечают психологи. Они утверждают, что мышление без эмоций существовать не может (человек, безразлично относящийся к решению какой-либо задачи, не возьмется за ее решение или же будет ее решать пассивно, не полностью используя свои интеллектуальные ресурсы, например без особого желания или интереса). Кроме того, экспериментально доказано, что умеренно выраженные и даже сильные положительные эмоции способны стимулировать, а не затруднять процесс мышления[6]. Живое мышление человека — это всегда сплав положительных эмоциональных переживаний и интеллекта, которые взаимно дополняют и позитивно стимулируют друг друга.

Дополнительным веским аргументом против сведения мышления к чистой логике является его непосредственная зависимость от эмоций человека. С древнейших времен мышление, регулируемое эмоциями, ошибочно считали менее развитым, чем мышление, регулируемое разумом (логикой). С такого рода утверждением, представляющим собой заблуждение, были согласны и многие современные психологи. Вот, например, что по этому поводу писал С. Л. Рубинштейн: «Подчиняясь деспотическому господству слепого чувства, мысль начинает норой регулироваться стремлением к соответствию с субъективным чувством, а не объективной реальностью..., следует «принципу удовольствия» вопреки «принципу реальности... Эмоциональное мышление с более или менее страстной предвзятостью подбирает доводы, говорящие в пользу желанного решения»[7].

Эмоции, однако, способны не только искажать, но и правильно направлять ход мышления человека, не удалять, а приближать его к истине. Известно, что сильное чувство придает мысли особую страстность, напряженность, остроту, обеспечивая целеустремленность и настойчивость человека в поисках истины. Без соответствующего, возвышенного чувства продуктивная, творческая мысль столь же мертва и невозможна, как и без логики. Вопрос заключается только в том, чтобы обеспечить оптимальное соотношение разума и эмоций (чувств) едином процессе. Если эмоции дополняют логику, го это способствует мышлению; если они ее подавляют или заменяют, то это препятствует поиску истины.

Особенно сильно эмоции в процессах мышления бывают выраженными в моменты нахождения человеком решения трудной задачи, над которой он давно, но безуспешно размышлял. Здесь эмоции выполняют эвристическую и стимулирующую функции. Эвристическая функция эмоций заключается, например, в выделении (эмоциональной «фиксации») некоторой зоны оптимального поиска, в пределах которой находится искомое решение задачи. Регулятивная функция эмоций в мышлении проявляется в том, что они способны активизировать поиск нужного решения задачи в том случае, если человек чувствует, что оно ведется в правильном направлении.

При появлении чувства того, что принцип решения задачи уже найден или вот-вот будет обнаружен, у человека возникает состояние особого эмоционального подъема. «Состояние эмоциональной активации выступает как указание на то, “где” должно быть найдено то, что еще не найдено, оно выступает как не конкретизированное предвосхищение принципа решения (или окончательного решения). Это эмоциональное предвосхищение принципиального решения задачи... переживается как “чувство близости решения”»[8].

Подводя краткий итог тому, о чем шла речь в данном параграфе главы, разницу в подходах к изучению мышления со стороны логики и психологии можно обобщенно представить следующим образом.

  • 1. Логика обращает внимание и исследует только высший уровень развития мышления человека — словесно-логическое мышление. Ее как науку не интересуют другие виды мышления, имеющиеся у человека и обнаруживаемые у животных. Более того, логики, по-видимому, полагают, что мышление — это исключительно человеческий атрибут, что словесно-логическое — это единственный вид мышления, имеющийся у человека.
  • 2. Психологи признают существование нс только словесно-логического, но и многих других видов мышления. Они изучают также мышление животных, будучи убеждены в том, что низшие формы мышления присущи многим высшим животным[9]. В процессе развития мышления психологи обращают внимание не только на его логику, но и на многие другие моменты, которые характеризуют мышление в процессе его развития.
  • 3. Логики как ученые, исследуя человеческое мышление, рассматривают его само по себе, безотносительно к людям, их психологическим свойствам и индивидуальным особенностям. Логиков интересуют законы мышления, абстрагированного от конкретного предметного содержания, т.е. мышления в «чистом» виде. При этом предполагается, что все люди мыслят одинаково (правильные выводы, пользуясь мышлением, можно и нужно делать но одним и тем же законам), и познание законов мышления одних людей позволят устанавливать общие законы мышления, характерные для всех людей. По-иному подходят к решению данного вопроса психологи. Они, во-первых, не изучают мышление вообще, а исследуют мышление конкретных, отдельно взятых людей. Во-вторых, психологов интересует, в первую очередь, индивидуальное своеобразие мышления разных людей, и если они обнаруживают нечто общее для мышления многих людей, то на основе обобщения полученных данных формулируют нс логические, а психологические законы мышления. Эти законы распространяются не на всех людей, а только на тех, чье мышление было изучено в конкретном эксперименте.
  • 4. Психологи исходят из того, что мышления каждого отдельно взятого человека индивидуально своеобразно, что общих абстрактных законов мышления, характерных для всех без исключения людей, не существует, а есть лишь конкретные законы, представляющие мышление различных групп людей, причем эти законы не отделимы от связей мышления с другими познавательными процессами, состояниями и свойствами личности человека, устанавливаются вместе с ними и формулируются на их основе.
  • 5. Для логика в изучении мышлении главное — это познание логических операций и форм так называемого «правильного» и «неправильного» мышления, т.е. мышления, приводящего к истине или ведущего к заблуждению. Для психолога в изучении мышления человека главное состоит в исследовании индивидуальных и групповых особенностей процесса мышления. Логические операции и формы мышления, а также его формальная правильность или неправильность психологов интересуют в гораздо меньшей степени, чем логиков.
  • 6. Логика и эмоции в мышлении человека — это не абсолютные антагонисты. Они могут как дополнять, взаимно стимулировать друг друга, так и служить препятствием в отношении друг к другу. Если, например, человек, решая задачи, переживает положительные эмоции, и эти переживания не нарушают логику его мышления, то эмоции выступают как положительный стимул мышления. Если же человек в процессе мышления переживает исключительно отрицательные и достаточно сильные эмоции, которые нарушают логику его мышления, то такие эмоции не совместимы с нормальным мышлением и могут препятствовать ему.

  • [1] Исключение из этого правила составляют только случаи психологического изучения нарушений мышления у маленьких детей, у которых мышление еще развивается, и у больныхлюдей, у которых вследствие заболеваний мозга могут наблюдаться различные нарушениямышления.
  • [2] В том, что Ж. Пиаже прав, можно убедиться но содержанию учебников психологии, опубликованных в конце XIX и в начале XX столетий. В главах, посвященных мышлению, в этихучебниках в основном рассматривается логика мышления. Это, к примеру, характерно дляучебников по психологии, написанных в свое время Г. И. Челпановым.
  • [3] Понятие равновесия и другие понятия, связанные с теорией интеллекта Ж. Пиаже, будутрассматриваться далее в параграфе, посвященном психологическим теориям мышления.
  • [4] Рубинштейн С. Л. О природе мышления и его составе // Хрестоматия по общей психологии: Психология мышления. М., 1981. С. 73.
  • [5] Кондаков Н. И. Логический словарь-справочник. М., 1975. С. 10.
  • [6] Это доказывает, в частности, рассматриваемый в третьем томе учебника (в главе «Эмоции») закон Йеркса-Додсона.
  • [7] Рубинштейн С. Л. Основы обшей психологии: в 2 т. Т. I. М., 1989. С. 369—370.
  • [8] Тихомиров О. К. Психология мышления. М, 1984. С. 98.
  • [9] Новейшие зоопсихологические исследования доказали, что мышление имеется не толькоу высших животных, находящихся на стадии интеллекта по классификации А. Н. Леонтьева(см. первый том учебника), но и у многих животных, психику которых А. II. Леонтьев относилк перцептивной стадии развития.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >