Становление Византийской империи

Фактически до конца IV в. Византия продолжала являться Восточной частью единой Римской империи. По сравнению со стремительно деградировавшим под натиском варваров Западом дела на Востоке шли не столь уж катастрофично. Хотя здесь империя унаследовала вековой конфликт с персами, а с VI в. точно таким же кошмаром, каким были германцы для западной части империи, для становящегося государства стали славяне. Внутренние неурядицы также давали о себе знать, отчасти из-за правления довольно посредственных императоров, но в большей степени из-за ересей, сотрясавших государство. Запад был лишен последнего бедствия во многом благодаря своей необразованности. Уже тогда официально признавалось, что graccum est, non legitur («греческое не читается»). А раз нет специалистов (даже в Церкви), владеющих греческим языком, нет источника информации, нет пищи для ума. Тогда как на Востоке, по свидетельству современников, даже последний торговец на рынке, перед тем как отвесить товар покупателю, пускался в длинные рассуждения о природе ипостасей Троицы! Невежество Запада предохранило его от ересей, а на Востоке дело иногда принимало совсем катастрофический характер. Тем не менее правление Феодосия II Великого (379-395) но праву считается не только эпохой уничтожения самой опасной ереси той эпохи — арианства, но и временем административного размежевания Востока с Западом.

Первые века истории Византии были окрашены кровью. Не прекращающиеся войны с персами, дополненные грандиозными военными экспедициями уже на Западе: разгром вандалов в Северной Африке и готов в Италии, захват Армении и Испании все время держат силы империи в напряжении. Эпоха Юстиниана Великого (527-565) считается пиком военного могущества Византии. Именно тогда, как говорил один историк, ромеи могли с полным основанием снова, как вс тарь, называть Средиземное море

«шаге nostrum», т.е. «нашим морем». Одновременно с этим выстраивается грандиозное здание администрации, полностью систематизируется право. Тогда же закладываются основы экономического могущества Византийской империи. Последний факт стоит отметить особо.

Восемьсот лет — от Диоклетиана до Алексея Комнина (1081-1118) — византийская золотая монета — «статер» или «номисма» (на латинском Западе именовавшаяся «со- лид») являлась мировой валютой! Этот рекорд не будет побит, пожалуй, никогда! Устойчивость номисмы обеспечивалась ее качеством и системой международных договоров, посредством которых империя обязывала всех своих соседей чеканить только серебряную монету. Даже персы, даже арабы чеканили только серебро! Чтобы представить себе реальную ценность номисмы, можно сказать, что она приравнивалась в свое время к пятирублевой золотой монете царского чекана.

Наследники Юстиниана открывают новый период в истории Византии. Начатый, как всегда, войнами с персами, которые при знаменитом императоре-воине Ираклии (610-641) заканчиваются грандиозным поражением последних, этот период продолжился уже в нескончаемых войнах с арабами. Но империя смогла преодолеть и эту опасность. Показательно, что кратчайшим путем в Европу, через Дарданеллы, арабы воспользоваться не смогли, а выбрали кружной путь — через Северную Африку, через Гибралтар, и только 732 г., сражение при Пуатье, а это юг современной Франции (sic!), остановил их натиск!

Этот период знаменателен разработкой и кодификацией уже собственно византийского или греко-римского, как еще часто его называют, права. Работа эта приходится на время правления двух величайших «династий» василевсов в истории Византии: Исаврийской и Македонской. Именно при императорах из этих фамилий культурный тип Византии достигает своего наивысшего расцвета, особенно в правление знаменитого Василия II Болгароктона (Болгаробойцы): 976-1025 гг. В этот период с VIII по XI в. создаются такие памятники кодификации, как «Эклога» (с ее приложениями), «Прохирон» (в его редакциях) и «Василики». Значение этих законодательных актов велико не только потому, что в них мысль византийских юристов получила адекватное отражение согласно эпохе, но потому, что они оказали колоссальное влияние на развитие правовых систем народов, составивших, по образному выражению известного британского византиниста Д. Оболенского, «византийское содружество наций» — The Bysanticum Commonwealth.

Территория империи в этот период окончательно приобретает свою типическую форму — собственно, становится землей, заселенной ромеями — греками-византийцами. Это Малая Азия и Балканский полуостров. Потеряв в столкновениях с арабами Переднюю Азию, Египет, африканские владения, в столкновениях с лангобардами, славянами и норманнами значительную часть европейских территорий, империя смогла сосредоточить усилия на развитии собственного исторического ядра, придав ему неповторимый и выдающийся вид. До сих пор турки развивают свой туристический бизнес на эксплуатации памятников той эпохи.

Последний император из Македонской «династии», брат Болгаробойцы Константин VIII (1026-1028) был полной противоположностью своему родственнику. Сами византийцы с негодованием говорили о нем: «Крест и плевательница из одного дерева». В свое недолгое правление он умудрился привести дела империи в полный беспорядок. За ним последовала до воцарения «династии» Комнинов (1057 г.) вереница случайных людей на троне. Упадок сил империи совпал с началом турецкого натиска. Неудачная битва при Манцикерте (1071 г.) имеет своим результатом постоянное и катастрофическое уменьшение территории страны. Правление новой «династии» Ангелов (с 1185 г.) становится нижней точкой деградации империи. Апофеоз этой деградации — падение Константинополя в 1204 г.

Вожди Четвертого крестового похода очень плохо знали географию. Как иначе можно объяснить то, что, отправляясь освобождать Иерусалим, эти люди захватили Константинополь? Конечно, это метафора! Известна та ненависть, которую питал варварский Запад к византийскому Востоку. Ненависть эта питалась банальной завистью, которая сквозит буквально, например, со всех страниц известного сочинения «Antapodoseos» германского епископа Лиут- пранда, выполнявшего при Никифоре Фоке (963-969) роль посла Оттона I, объявившего себя римским императором, но императором «Священной римской империи германской нации». К политическим притязаниям после 1056 г. добавились притязания религиозного характера. Католический Запад стал смотреть на православный Восток как на вертеп еретиков, обращение которых возможно только через подчинение или уничтожение. Упадок империи сказался и в том, что она теперь не выдерживала конкуренции со все увеличивавшими свою торговую мощь северо-итальянскими городами: Венецией и Генуей. Итальянцам империя мешала как торговый конкурент.

Именно по наущению венецианцев Константинополь был взят и подвергнут грандиозному разграблению рыца- рями-крестоносцами:

«И добыча была столь велика, что никто не мог бы сказать вам, сколько там было золота и серебра, и утвари, и драгоценных камней, и шелковых материй, и одеяний из атласа, и одеяний на беличьем меху и подбитых мехом горностая, и всяческих драгоценных вещей, которые когда- либо имели на земле. И Жоффруа де Виллардуэн, маршал Шампани, со всей правдивостью свидетельствует по истине и но совести, что со времени сотворения мира никогда не было в одном городе захвачено столько добычи» [ Виллардуэн, 1993, с. 250].

Вот таких пилигримов занесло в град Великого Константина. Известно, например, что крестоносцы, считая, что греки проглатывали драгоценности, вспарывали женщинам и детям животы и рылись в их внутренностях в поисках ускользавшей добычи. Разгром был тотальным. Турки, через 240 лет взяв окончательно Константинополь, были ужасно удивлены тем видом, который представлял собой город. За городскими стенами фактически лежали целые кварталы руин — ромеи за все это время так и не смогли оправиться от погрома и восстановить разрушенное. Официально турки в 1453 г. смогли захватить в Константинополе добычи только на 300 тыс. дукатов!

Под ударом крестоносцев Империя распалась на ряд политических образований: Латинскую империю, Кипрское королевство, Ахейское княжество, Афинское герцогство, герцогство Архипелага, Никейскую и Трапезундскую империи и Эпирский деспотат. Только в последних трех политических образованиях у власти остались этнические греки. Во всех остальных у власти стали пришельцы, которые ввели сразу же в своих новых «государствах» ту систему управления, с которой только и были знакомы, — феодализм. Главным источником права здесь были «Иерусалимские ассизы», первая редакция которых относилась к концу XII в., а общественные отношения строились по иерархической лестнице взаимоотношений сеньора со своими вассалами.

Но дух империи был еще крепок, и в 1261 г. латиняне изгнаны из Константинополя. Империя на время восстанавливает свое единство, но территория ее все время сжимается как шагреневая кожа. Турки только усиливают свое давление, империя фактически агонизирует. Эта агония на время была продлена разгромом оттоманов войсками Тимура (Тамерлана) в 1402 г. В надежде на помощь католического Запада византийцы пошли на унию с папой в 1439 г. Но этот шаг только расколол общество. Значительная часть византийских греков, можно сказать, жаждала прихода турок, чтобы их руками расправиться с схизматиками. 1453 год открыл дорогу туркам в Европу, тот год и главное в нем событие потрясло весь христианский мир. В результате турки смогли продолжить свое продвижение в Европе, остановить которое западные европейцы смогли только в 1648 г. под стенами осажденной Вены!

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >