Очерк XXV ПРОФЕССИОНАЛЬНО ЗНАЧИМЫЕ КАЧЕСТВА МОЛОДОГО СПЕЦИАЛИСТА И ПРОБЛЕМА ТРУДОУСТРОЙСТВА В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

Во многих зарубежных странах какое-то время назад создавались специальные структуры, задача которых состояла в том, чтобы определить возможность использования молодых специалистов на той или иной работе, в том или ином виде деятельности, а затем помочь соответствующей организации (или производству) и этому специалисту найти друг друга. Существуют подобные структуры и сегодня. У претендентов на трудоустройство выявляют их природные данные, диагностируют уровень развития тех или иных способностей, изучают характерологические качества и свойства и т.д. Полученные результаты соотносятся с требованиями определенной профессии, после чего заинтересованным сторонам выдаются рекомендации о пригодности человека к тому или иному виду деятельности.

Казалось бы, все достаточно обосновано и логично, но есть одно существенное обстоятельство, в силу которого практика выявления профилирующих данных у претендентов на трудоустройство не получила такого широкого распространения, какого от нее ждали. Суть в том, что ни один человек не представляет собой постоянную и неизменную величину, как не являются таковыми и присущие ему индивидуальные качества и свойства. Все течет, все изменяется, гласит один из фундаментальных законов диалектики, и человека, тем более молодого, это касается едва ли не в первую очередь. Автор приносит извинения за неизбежные повторы, но каждый меняется, пока он жив, и жив, пока меняется.

Изменения и перемены в людях, в их менталитете стимулирует и сама современная жизнь. В системе рыночных отношений, возникшей в России, утвердился и так называемый рынок труда со всей хорошо известной атрибутикой: нестабильностью, динамикой спроса и предложения, спецификой регулятивов, разного рода сюрпризами, конкурентной борьбой и т.п. На этом рынке возникает подчас потребность в новых профессиях, актуализируются новые виды трудовой деятельности (зачастую не связанные, к сожалению, с гуманитарной сферой). Востребованными становятся специалисты, должностные обязанности которых также могут рассматриваться как относительно новые в современной России.

Какие же выводы в этой ситуации могут сделать для себя выпускники профессиональных учебных заведений, в частности тех, которые относятся к области культуры и искусства? И еще: что может привлечь внимание и вызвать интерес у менеджеров и руководителей различных организаций, решающих вопрос о приеме на работу того или иного молодого специалиста?

Разумеется, разные виды деятельности предполагают различные профессионально значимые качества, но, как правило, предпочтение отдается претендентам, в пользу которых говорит:

  • • высшее образование;
  • • готовность к овладению новыми, ранее незнакомыми видами деятельности; мобильностьf способность варьировать и обогащать имеющийся комплекс умений и навыков; при необходимости совмещать профессии, переключаясь по мере надобности от одной профессии к другой (ситуации такого рода возникают, например, в деятельности педагога-практика, являющегося одновременно руководителем учебно-образовательной структуры типа факультета или кафедры);
  • установка на саморазвитие, выступающая в виде стихийно или осознанно протекающего процесса раскрытия, развертывания природных ресурсов человека (способностей, интеллектуальных качеств и свойств). Процесс саморазвития, самоактуализации сопровождается реальными новообразованиями во внутреннем мире человека, находя отражение в превращении его потенциального «Я» в реально существующее, активно действующее «Я»;
  • креативность мышления, выражающаяся в способности генерировать интересные, нестандартные идеи, вносить перспективные деловые предложения, оперативно и четко решать различные проблемы, возникающие в процессе профессиональной деятельности;
  • коммуникабельность как свойство характера человека,

иначе говоря, его способность к позитивному общению с окружающими, плодотворному взаимодействию и сотрудничеству с ними, что столь важно для поддержания позитивного климата в коллективе. Поскольку человек в современном мире не может существовать «сам по себе», находясь в изоляции от окружающих, будучи независимым от них; поскольку, далее, человек самоактуализируется, создаст себя во многом благодаря общению и взаимопониманию с другими людьми, постольку коммуникативный фактор весьма важен для руководителей различных организаций, включая, разумеется, и тех, кто возглавляет художественно-творческие структуры;

компетентность в области современных компьютерных технологий. Роль и значение указанных технологий в современной жизни вполне очевидна. «Потенциал компьютерных технологий столь велик, а воздействие на развитие современной культуры столь значительно, что вопрос об их внедрении в художественное образование, что называется (давно) витал в воздухе. И даже отличающиеся известной консервативностью и далекие от цифровой техники учителя музыки... готовы пойти навстречу увлекающимся этой техникой ученикам и всерьез отнестись к перспективе освоения новой педагогической специализации»[1].

Понятно, что соответствие сегодняшним критериям профпригодности, в частности эрудированность в области электронных технологий, может служить важным козырем при трудоустройстве.

Что же следует из вышесказанного? Что необходимо для более или менее успешного начала трудовой биографии?

Прежде всего, молодые люди должны быть психологически готовы к новой ситуации, сложившейся в различных сферах профессиональной жизнедеятельности, к новым правилам игры, продиктованным временем и требованиями рынка труда. Сегодня можно встретить, и нередко, молодых людей, которые рассуждают примерно так: «Или я работаю и делаю себе карьеру в рамках той основной специальности, к которой меня приобщали все предыдущие годы, или я неудачник, чья жизнь не сложилась, карьера не удалась».

Умонастроения такого рода, легко объяснимые у молодежи, окончившей художественно-творческий вуз, тем более понятные, что именно в таком духе настраивали своих питомцев их педагоги, к тому же делали это на протяжении ряда лет. И то сказать, им трудно было представить, что их ученики, тем более, если это были способные, перспективные ученики, будут заниматься в дальнейшем нс тем (или не совсем тем), чему их обучали они, педагоги- специалисты. «Что же получается. Что все наши труды пойдут прахом? Мы старались, а в результате...»

Не будет ошибкой утверждать, что едва ли не каждый педагог (будь он музыкантом-исполнителем или теоретиком, это роли не играет) прямо или косвенно, сознавая это или нет, наставляет своих питомцев примерно так, как было сказано выше. И это можно понять; установки такого рода вполне логичны с точки зрения педагога. Однако у жизни своя логика, не считаться с которой нельзя. За инертность, косность мышления приходится расплачиваться и, как говорится, по большому счету.

Помимо психологической готовности, о которой говорилось выше, нужна и готовность другого рода, относящаяся к умению решать сложные и многообразные задачи, объединенные понятием «праксис».

Представим себе ситуацию, которая достаточно распространена в музыкально-педагогическом обиходе. Вчерашнего пианиста, скрипача, виолончелиста и т.д. назначают заведующим кафедрой, деканом или выдвигают еще на какую-то административную должность. Новая сфера деятельности ему практически незнакома. Тем не менее он поставлен перед необходимостью выполнять, и достаточно успешно, обязанности, о которых ранее знал разве что понаслышке: разбираться в учебных планах и программах, писать отчеты и докладные, ориентироваться в организации научно-методической работы (в которой сам не слишком компетентен), выступать с докладами и пр. Учить его никто не будет; могут дать несколько более или менее дельных советов, и только. Все остальное приходится делать самому: определяться в первоочередных целях и задачах, вникать в их суть и смысл, искать возможные пути решения, объективно оценивать результаты своих действий, нс опуская рук в случае неудач.

Естественно, душевные состояния нового руководителя подчас близки к стрессовым. Хотелось бы отказаться от своих обязанностей, но зачастую это невозможно.

Конечно, способность новобранца справляться с различными трудностями во многом зависит от его природных данных, особенностей нервно-психической конституции и др. В не меньшей степени это зависит от опыта самостоятельной деятельности, от умения самому, без подсказки со стороны, решать те или иные практико-ориентированные задачи.

Не секрет, что способность к целенаправленной самостоятельной деятельности, мягко говоря, недостаточно культивируется в работе отечественных учебных заведений, связанных, в частности, со сферой культуры и искусства. Поэтому приходится приумножать необходимый опыт самому, и чем раньше, тем лучше.

Молодой специалист должен четко осознавать — и это главное,что окончание учебного заведения всего лишь один из этапов его становления как личности, как профессионала. Сегодня стало аксиомой, что учеба, вернее, самообучение, должно красной нитью проходить через всю жизнь современного человека.

Укажем на несколько базовых положений автодидактики молодого специалиста:

  • 1) знания и умения, полученные в учебном заведенииэто лишь минимум того, что необходимо человеку для последующей деятельности; это не более чем первичный арсенал знаний и умений, который необходимо будет систематически и регулярно пополнять, чтобы быть на уровне современных требований, не сойти с дистанции раньше времени. «Обучение на протяжении всей жизни человека, обучение как единственно возможный в современных условиях способ жизнедеятельности человека — вот императив нашего времени, необходимая предпосылка и условие эффективной деятельности человека во всех сферах общественного и личного бытия, а также для поступательного движения человеческого общества»[2];
  • 2) у молодого специалиста, занятого в сфере культуры и искусства, вряд ли возникнет устойчивая потребность в абстрактных знаниях, оторванных от реальной действительности. Востребованными в его деятельности оказываются чаще всего конкретные, практически значимые знания, умения и навыки, на овладение которыми ему и следует ориентироваться. Сама система самообучения должна основываться на всестороннем учете индивидуально-личностных особенностей обучающегося, соотноситься с его профессиональными запросами и интересами, практическими нуждами и потребностями. Отсюда: гибкость, вариативность, целесообразность отбора знаний и умений, следование индивидуальным маршрутом в самодвижении — таковы основные принципы, которыми следует руководствоваться в автодидактических процедурах;
  • 3) предметы и явления, фигурирующие в процессах познания, не следует рассматривать изолировано, в отрыве друг от друга. Изучать их нужно комплексно, во взаимосвязи основных компонентов. Сам анализ этих предметов и явлений, фактов и закономерностей должен в конечном счете выводить обучающегося на новые, более высокие интеллектуальные рубежи, обогащать его мышление содержательными обобщениями. При этом, прийти к обобщению «значит открыть некоторую закономерность, необходимую взаимосвязь особенных и единичных явлений с общей основой некоторого целого, открыть закон становления внутреннего единства этого целого» (В. В. Давыдов)[3];
  • 4) успехи в самообучении, их стабильность в значительной мере зависят от мотивации обучающегося. «Сфера мотивации включает в себя все виды побуждений: мотивы, потребности, интересы, стремления, цели, влечения, мотивационные установки, или диспозиции, идеалы»[4]. Мотивы могут быть различными — от ситуативных до стабильных в основе, от прагматических до сугубо альтруистических и возвышенных (об этом уже говорилось на предыдущих страницах). Одним из наиболее действенных для людей, причастных к творческой практике, можно считать мотив самореализации (А. Маслоу), смысл которого в стремлении индивида сполна реализовать природный потенциал, свои возможности и способности;
  • 5) знания и умения, необходимые молодому специалисту, приобретаются в значительной мере в процессе самостоятельной работы. В этом ее преимущество, поскольку известно: лишь то, что самостоятельно добыто в учении, наиболее органично и прочно закрепляется в сознании человека. Ранее об этом уже говорилось, однако повторный акцент в данном случае не будет излишним.

И еще: наивысшие рубежи в познании достигаются лишь в том случае, когда самостоятельность обучающегося сочетается с творчеством; когда не только познается и усваивается тот или иной материал, но и открываются в нем новые грани, когда возникают новые знания, добытые обучающимся; когда заметную роль в его деятельности играют, наряду с аналитическими подходами, также догадки и интуитивные находки, все то, что составляет важнейшие, атрибутивные компоненты творчества.

Такие познавательные процедуры присущи обычно людям креативного склада; одновременно они инициируют и поддерживают рост креативности в человеке.

  • [1] Красильников И. М. Хроники музыкальной электроники. М., 2010. С. 6.
  • [2] Змеев С. И. Андрагогика: основы теории, истории и технологии обучения. М.,2007. С. 116.
  • [3] Давыдов В. В. Проблемы развивающего обучения: опыт теоретического и экспериментального исследования. М., 1986. С. 127.
  • [4] Асеев В. Г. Проблема мотивации и личность. С. 122.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >