Исследовательское поведение как проблема межполушарной асимметрии

В психологических исследованиях поведения и мышления традиционно много внимания уделяется проблеме межполушарной асимметрии. Тезис о том, что при разработке задач обучения и развития личности, и в особенности прикладных вопросов — содержания образования, форм и методов обучения, — этот материал должен учитываться, безусловно, принят большинством специалистов. Но практическое решение этой задачи требует серьезных усилий, которые, в силу многих обстоятельств, пока не предприняты. При построении моделей исследовательского поведения и исследовательской деятельности учет межполушарной асимметрии коры головного мозга также очень важен.

Можно считать твердо установленным, что с функциями левого и правого полушарий у человека связаны два типа мышления: абстрактно-логическое и пространственно-образное. Эти наименования типов мышления имеют ряд широко распространенных синонимов, которые отражают несколько иные грани рассматриваемых явлений и делают их картину более полной. К ним относятся:

  • • вербальное и невербальное (известно, что абстрактно-логическое мышление в отличие от мышления образного базируется преимущественно на способности к продуцированию речи);
  • • аналитическое и синтетическое (анализ предметов и явлений осуществляется с помощью логического мышления, в то время как образное мышление обеспечивает цельность восприятия);
  • • дискретное и симультанное (с помощью логического мышления осуществляется ряд последовательных операций, образное мышление обладает способностью к одномоментному восприятию и оценке объекта в целом).

Основное различие между двумя типами мышления определяется характером организации контекстуальной связи между словами и образами (Ротенберг В. С.). Левополушарное мышление так организует любой используемый материал, что создает относительно однозначный контекст, более или менее одинаково воспринимаемый различными людьми. Несложно понять, что без этого было бы невозможно социальное взаимодействие.

Основной отличительной особенностью пространственно-образного, или правополушарного мышления является одномоментное установление многочисленных связей между предметами и явлениями. Отдельные свойства объектов здесь выступают сразу (одномоментно) в нескольких смысловых плоскостях. В итоге образ обычно противоречив и многогранен. Эта многогранность ведет к многозначности и очень затрудняет выражение таких отношений в логически упорядоченной форме и препятствует их осознанию.

Оба типа мышления отличаются не качеством материала, которым они оперируют, а тем, что они противоположны друг другу по принципу организации связей между элементами этого материала. Абстрактно-логическое мышление должно вычленить из всех реально существующих взаимодействий какой-то один его вариант — наиболее существенный. Таким образом, создается внутренне непротиворечивая модель мира. Ее можно относительно просто выразить в словах или других условных знаках. За рамками такой модели остается то, что в нее не вписывается, что не может быть организовано и представ- зо лено в дискретном виде. Напротив, задачей пространственно-образного мышления является отражение всех существующих взаимосвязей, всего богатства окружающего мира в его многообразии. Но это, как правило, плохо поддается структурированию и без существенных потерь не может быть передано с помощью обычного языка. В этих случаях обычно требуется язык искусства.

Еще со времен И. П. Павлова принято считать, что левополушарное мышление более всего свойственно ученому, а правополушарное более характерно для художника. «Левополушарный человек» — в идеале типичный теоретик, опирающийся преимущественно на логику и знания. Он активен, целеустремлен, как правило, имеет богатый словарный запас. «Правополушарный», напротив, испытывает тягу к делам практического свойства, он медлительнее, не так разговорчив, но вместо этого способен тоньше чувствовать, переживать, более склонен к созерцательности.

Исследовательская деятельность в обыденных представлениях ассоциируется с профессиональной деятельностью ученого или научного работника. А поскольку ученому, как следует из вышесказанного, присваивается особый левополушарный тип мышления, то логично предполагать, что исследовательская деятельность должна осуществляться преимущественно левым полушарием. Однако специальные исследования и многократно описанная в научной литературе специфика функционирования коры полушарий головного мозга свидетельствуют как раз об обратном. Исследовательской деятельностью руководит преимущественно правое полушарие, отвечающее за целостное синтетическое мышление. На левое полушарие при этом возлагается другая, не менее важная в исследовательской деятельности задача — обработки информации, которая добыта в ходе исследовательского поиска. Само исследовательское поведение, таким образом, осуществляется преимущественно усилиями правого полушария, но получаемая в итоге информация активизирует работу и левого полушария.

Поисковая активность и в значительной мере исследовательское поведение находятся преимущественно в ведении правого полушария. В этом нет ничего удивительного и противоречащего научному знанию или даже обыденным представлениям. Исследовательское поведение предполагает наблюдение, экспериментирование и другие сугубо эмпирические действия, за которые, как известно, отвечает правое полушарие. Анализ и обработка полученных сведений — левополушарная деятельность, но это уже не часть поисковой активности, а один из элементов исследовательской деятельности и один из компонентов исследовательских способностей. Это необходимый этап в любом исследовании, без него невозможен следующий шаг в направлении разрешения проблемной ситуации.

С одной стороны, мы можем утверждать, что обработка полученного в результате поисковой активности опыта вторична по отношению к самому процессу поиска (исследования). С другой — не можем не понимать, что вызвавшая поисковую активность нестандартная ситуация в ходе исследования развивается и индивид должен реагировать на ее изменения и строить прогноз дальнейшего развития как самой ситуации, так и своих действий. Это возможно и продуктивно лишь в условиях, когда предыдущий опыт, полученный на первых этапах исследования, воспринят, усвоен и стал руководством к действию.

Поэтому подчеркнем еще раз, что при диагностике уровня развития исследовательского поведения или степени проявления поисковой активности вполне допустимо оценивать только сам факт наличия и степени выраженности поисковой активности, то есть только специфически правополушарную деятельность. Если же мы ставим более широкую задачу — оценки исследовательских способностей, то нам необходимо оценивать и вторую — левополушарную часть процесса взаимодействия с проблемной ситуацией. Способен ли проявляющий поисковую активность индивид анализировать, синтезировать, классифицировать поступающую в ходе исследовательского поиска информацию, делать теоретические обобщения, умозаключения и др. От этого зависит его дальнейшее поведение, возможность изменения самой проблемной ситуации или своего отношения к ней.

С рассматриваемой нами точки зрения особый интерес представляет то, что, по свидетельству специалистов в области межполушарной асимметрии, ребенок рождается с первоначально одинаково функционирующими полушариями головного мозга. Причем они у него оба «правые». До двух лет любое из них может стать «речевым». Вероятно, этим в значительной мере объясняется столь высокая степень проявления исследовательской активности у ребенка и одновременно значимость исследовательского поведения в развитии личности на ранних возрастных этапах.

На основе анализа физиологических и психофизиологических данных, полученных в экспериментах на животных, а также людях (младенцах и взрослых), исследователи С. Шонен и Э. Метиве обосновали гипотезу об опережающем развитии правого полушария в раннем онтогенезе у человека. Они отмечают, что асимметрия в развитии полушарий с опережением правого полушария определяет не только успешное узнавание младенцем лица взрослого, но и многие особенности когнитивных функций на начальных этапах развития. На первых этапах онтогенеза происходит непрерывное образное накопление информации о мире, и лишь в дальнейшем человек обучается способности детализировать эту информацию, трансформируя ее в дискретные образы и схемы.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >