Научное знание, мифы и «научные» мистификации

Научное знание динамично — знания меняются, знания устаревают, знания обновляются. Это нормально, это естественный процесс, и потому к новым научным сведениям принято относиться критически. Но это не единственная причина, по которой к информации, поступающей от науки, надо относиться с известной долей скептицизма. Конечно, мы не призываем не доверять науке и ученым, доверять им надо обязательно. Но всегда ли следует принимать на веру утверждения других людей, даже если люди эти имеют высокие научные звания и солидные ученые степени? Всякий мыслящий человек даст на этот вопрос только отрицательный ответ.

Можно и возразить, сказав, что наука имеет свои фильтры для отсева недостоверных сведений. Всем известно о существовании системы экспертизы результатов научных исследований, о том, что главное требование к любому эксперименту — его повторяемость (любой, кто повторит все условия эксперимента, должен получить аналогичный результат). Но увы, этот фильтр улавливает не все. В наш век, нередко называемый «веком информации», мы все чаще сталкиваемся с «информационным мусором» и гигантскими потоками лжи, маскирующейся под сенсационные научные открытия.

Конечно, наше доверие к науке и ее главному носителю — научному тексту — справедливо и вполне оправдано. Люди во все времена верили печатному слову, в особенности когда авторами написанного выступали самые мудрые и самые ученые. Но нам следует постоянно помнить, что среди авторов научных текстов всегда было много мистификаторов. Тех, кто по разным соображениям стремился злоупотребить доверием людей.

Во времена, когда главным носителем научной информации была научная книга, эта проблема волновала специалистов, но не имела такой важности и остроты, как в последнее время. Обострение это вызвано развитием средств массовой коммуникации, и прежде всего телевидения и глобальных компьютерных сетей. В наше время замаскированные под научные теории обманы, или, как их называют чаще, «мистификации», могут с молниеносной скоростью распространяться в мире, стремительно овладевать умами людей, дезориентируя их. Последствия могут быть и невинными, и катастрофическими. Например, утверждение о близком конце света, опирающееся на «строгие научные» доказательства, в сущности, ничем никому не грозит. А вот такое же безответственное обещание фантастически легкого обучения иностранным языкам на основе «новейших достижений психологии» уже может кого-то заставить напрасно тратить силы и средства. К трагическим последствиям может привести, например, пропаганда применения новых лекарств, обещающих волшебное исцеление, но в действительности приводящих к непредсказуемым эффектам. Здесь все зависит от характера самой лжи.

Слово «мистификация» широко используется и хорошо всем известно, но мы еще раз напомним, что оно произошло от двух иноязычных слов: греческого mystes — посвященный в тайну и латинского facere — делать.

Понятию «мистификация» близко по звучанию и по смыслу другое — «миф». Слово «миф» происходит от греческого mythos — предание, сказание. Миф в культуре человеческой цивилизации всегда играл и продолжает играть особую, можно даже сказать, выдающуюся роль. Главным противником мифов, развенчивающим их, всегда выступала наука. При этом сама наука без мифов никогда не жила и по сей день существовать не может.

Обычно миф предшествует строгому научному знанию. Историки давно заметили, что, прежде чем получить достоверные научные сведения о природе, обществе или самом себе, человек сначала придумывал мифы (легенды, сказания, предания и др.) о том, как это все устроено. Позже они либо подтверждались наукой, либо отвергались. На смену им приходили новые научные теории, построенные на строгих доказательствах, умозаключениях, наблюдениях и экспериментах.

Поэтому многие ученые склонны считать, что становление науки выражается формулой «от мифа к логосу», или от мифологических представлений к теоретическому мышлению. Это несколько упрощенный подход, есть и другое понимание, его придерживаются многие философы. Они утверждают, что философия возникает как путь разрешения противоречия между мифом и элементами первоначального эмпирического знания о природе и обществе.

История науки знает немало мистификаций и мистификаторов. Даже добросовестным ученым свойственно додумывать то, чего они не знают, так рождаются «научные» мифы. Многие правдоподобные мифы используются наукой, они играют роль первичного знания, их функция — предварительное решение научной проблемы. Потом, в ходе развития науки, появляется истинное знание, и миф отступает.

Например, в знаменитой книге Аристотеля «Метафизика» была изложена преимущественно мифологическая картина мира. Она опиралась в основном на умозрительные заключения гениального мыслителя. Многие из этих мифов оказались столь убедительны и живучи, а авторитет Аристотеля был столь высок, что понадобились тысячи лет, чтобы развенчать многое из внедренного им в сознание современников и последователей. Известный советский философ Э. Ильенков как-то заметил, что величие ученого можно измерять не только тем, насколько он продвинул науку, но и тем, насколько он ее затормозил. В этом смысле Аристотелю нет равных. Одно слово — гений.

Бывает так, что знание долго живет в человеческом сообществе на правах мифа, а затем, много лет спустя, подтверждается наукой.

Особое место в культуре человеческой цивилизации занимает научная фантастика, но она «ведет себя честно». Она изначально не претендует на истину, как это часто делает миф, и не пытается выдать ложь за научный факт, как это свойственно мистификации. Фантасты не скрывают того, что они выдумывают то, о чем пишут. Фантастика тесно связана с прогнозированием развития цивилизации. Поэтому фантасты очень дорожат точностью своих прогнозов. Если их прогнозы сбываются, то они становятся классиками жанра. Так было, например, с Жюлем Верном.

Наряду с созданием мифов и фантастикой есть другой вид «научного творчества» — научные мистификации. Они очень распространены, но не так явно заметны, как мифы или фантастика, потому что научные мистификации тщательно маскируются под научные теории. А сами мистификаторы, даже будучи пойманы на лжи, «схвачены за руку», продолжают бороться до конца и крайне редко сознаются в том, что сознательно ввели всех в заблуждение.

Конечно, не все авторы мистификаций — злодеи. Бывает, что автор обмана не преследовал каких-то глобальных корыстных целей, а просто хотел кого-то разыграть. Правда, нередко бывает и совсем иначе — человек формально принадлежит к гильдии ученых и, пользуясь авторитетом официальной науки и доверием людей к научным исследованиям, намеренно вводит всех в заблуждение. Пишет книги о своих несуществующих исследованиях, якобы давших сенсационные результаты, рисует перед людьми перспективы, которых в действительности достичь невозможно (или пока еще невозможно). Мотивы мистификаторов различны: кому-то не дает спать слава более удачливых и талантливых коллег, кому-то нужно заработать деньги, кто-то врет бескорыстно...

В журнале «Наука и жизнь» № 4, 1985 в рубрике «Кунсткамера» было помещено короткое сообщение о том, что однажды известный американский популяризатор науки Мартин Гарднер опубликовал в журнале «Scientific American» пародию на «сенсационную» псевдонаучную статью. Темой он избрал «таинственные силы пирамиды». В статье утверждалось, что колпак пирамидальной формы замедляет старение носящего его человека, повышает ценность положенных под него пищевых продуктов и возвращает остроту старым бритвенным лезвиям. Рекламировался и ряд других необычных и крайне таинственных, от начала и до конца вымышленных, свойств пирамиды.

После выхода статьи М. Гарднеру позвонил владелец издательства, специализировавшегося на выпуске дешевых книжек с описанием околонаучных сенсаций. Он предложил договор об издании целой книги о чудесах пирамиды. Но писатель разъяснил, что вся статья была лишь выдумкой, шуткой.

Издатель не был этим обескуражен, тем лучше, сказал он. Вы издадите у меня сначала одну книгу — о таинственных силах пирамиды, а затем вторую — с разоблачающей критикой этой лженаучной теории!

А нам остается только гадать — статью в журнале или первую из названных книг прочитали люди, усиленно пропагандирующие необычные, таинственные свойства пирамид и пытающиеся теперь организовать их строительство в Подмосковье.

В настоящее время издается много литературы, содержащей новые нетрадиционные взгляды на исторические события. Математик и астроном А. Т. Фоменко утверждает, что хронология исторических событий была совсем иной. Вся история, и в первую очередь история России, фальсифицирована. Трудно сказать, так ли это, но одно известно точно: одна из двух точек зрения (либо традиционная, либо та, что предложена А. Т. Фоменко) обязательно — ложь. Так, например, традиционная хронология утверждает, что между нами и древнеегипетской цивилизацией лежат тысячелетия. А. Т. Фоменко утверждает, что культура Древнего Египта датируется ранним Средневековьем.

Любопытно и другое связанное в этим утверждение, принадлежащее американскому археологу Джозефу Давидовичу. Он доказывает, что пирамиды и древнеегипетские скульптуры построены не из камня, который якобы бесконечно долго обрабатывали рабы, а отлиты из специального бетона. В то же самое время современная история утверждает, что о бетоне как строительном материале впервые всерьез заговорили в начале XIX века (Егор Челиев — Россия, Д. Аспдин — Англия).

Одной из крупнейших мистификаций в истории человечества является астрология. Любой человек, имеющий элементарные знания в области астрономии и физики, скажет, что астрология — не более чем древнее суеверие, а все астрологические прогнозы — полная чушь. По надежности и достоверности они мало чем отличаются от гадания на кофейной гуще или картах. Но почему же люди уже более тысячи лет верят астрологическим прогнозам?

Если отвечать на этот вопрос кратко, то ответ будет звучать так — астрологическим прогнозам верят потому, что они построены на тонком знании человеческой психологии. Современная практическая психология достигла многого в раскрытии механизмов подобной правдоподобной лжи.

Астрологи шли иным путем: столетиями, «методом проб и ошибок» они нащупывали правильный путь если не к уму, то хотя бы к сердцу простого человека. И нашли. Многое из того, что только в последние десятилетия стало достоянием практической психологии, уже давно и успешно применяется астрологами.

Фундамент, на котором строятся практически все астрологические построения, не имеет ничего общего с движением небесных тел, а эффект «убедительности» астрологического прогноза кроется в особенностях человеческой психики. Основная догма астрологии может быть сформулирована так — судьбу можно предсказать по положению Солнца, Луны и планет в момент рождения человека. На основе этих знаний, пользуясь схемой, называемой «гороскопом», астролог предсказывает и толкует ход жизни, «помогая» отдельным людям и даже целым государствам.

У ученых вполне естественно возникают вопросы к астрологам, вот лишь некоторые из них:

  • • Возможно ли, чтобы каждый день для одной двадцатой населения Земли выпадала одинаковая судьба?
  • • Почему для астрологических построений важен момент рождения, а не зачатия или какой-то другой?
  • • Можно ли считать верными гороскопы, составленные до того, как были открыты три самые удаленные от Солнечной системы планеты?
  • • Если астрологическое влияние осуществляется известной силой, может ли быть такое, что эта сила не зависит от расстояния?
  • • Если астрологическое влияние не зависит от расстояния, то почему астрологи не учитывают влияния звезд, галактик и квазаров?
  • • Почему различные школы астрологии так расходятся в своих теориях?

Каждый логичный ответ на любой из этих вопросов полностью дискредитирует астрологию. Но на астрологов, как и на их поклонников, никакие аргументы не действуют. По их мнению, астрология идет дальше науки в выявлении таинственных связей между всем сущим в природе и не может соприкасаться с «низшими истинами», которыми занимается наука.

Первая и главная причина веры многих людей астрологам заключается в том, что их прогнозы верны! Звучит парадоксально, но этот парадокс теряет свою загадочность сразу, как только мы начинаем смотреть на особенности их «верности». Верны они потому, что настолько общи, уклончивы, туманны, что годятся для всех и ни для кого.

Практическими психологами из США это явление психики названо «эффектом Барнума»[1]. Автор этого названия — американский психолог А. Фарнем. «Эффект Барнума» можно сформулировать так: человек склонен принимать на свой счет общие, расплывчатые, банальные утверждения, если ему говорят, что они получены в результате изучения каких-то мало понятных ему факторов.

«Эффект Барнума» активно изучается психологами с середины XX века. За это время выявлено много интересных закономерностей, найдены ответы на многие вопросы. Например, какие люди склонны верить астрологическим прогнозам, а какие нет, при каких условиях человек верит предложенным ему высказываниям, какие высказывания выглядят менее убедительно, какие утверждения вызывают больше доверия.

Еще в конце 50-х годов XX века американский психолог Росс Стаг- нер провел такое исследование. Он дал заполнить 68 кадровикам различных фирм психологическую анкету, которая, как он объявил им, позволяла составить детальное психологическое описание личности. Но после этого Р. Стагнер составил одну на всех общую фальшивую характеристику. Для этого он воспользовался 13 фразами из разных гороскопов. После этого Стагнер дал прочитать каждому испытуемому эту характеристику, напомнив при этом, что она разработана на основании предложенной им анкеты. Таким образом, он хотел доказать участникам своего эксперимента, что характеристика имеет солидные научные основания. Каждый участник этого обследования после каждой фразы должен был отметить, насколько, по его мнению, представленный текст отражает его характер.

В результате более трети испытуемых ответили, что характеристики (характеристика) «поразительно верны», 40 процентов отметили, что характеристику можно признать «довольно верной», и практически никто не заявил, что характеристика ошибочна. Напомним, что испытуемые были сотрудниками кадровых служб больших компаний, то есть сами работали с людьми и по долгу службы должны были уметь разбираться в практической психологии.

Р. Стагнер обратил внимание, например, на то, что расплывчатое утверждение типа — «вы предпочитаете некоторое разнообразие в жизни, определенную степень перемен и начинаете скучать, если вас ущемляют различными ограничениями и строгими правилами» — 91% участников признали «поразительно верным» и «довольно верным», что оказывается совершенно естественно с точки зрения действия «эффекта Барнума».

Но про недостатки тоже нельзя не сказать, так как человек обязательно предполагает, что они есть. Поняв это, астрологи поняли и другое: о недостатках можно сказать по-разному. Р. Стагнер и в этом случае воспользовался опытом астрологов: «Хотя у вас есть некоторые личные недостатки, вы, как правило, умеете с ними справляться». И 89% участников признали это утверждение «поразительно верным» и «довольно верным». Наименее верными сочли критические утверждения, например: «В вашей сексуальной жизни не обходится без некоторых проблем» или «Ваши надежды иногда бывают довольно нереалистичными».

Этот эксперимент показал, что «эффект Барнума» хорошо срабатывает на положительных утверждениях. Это естественно, люди не любят узнавать о себе что-то отрицательное. Поэтому астрологами и используются осторожные, уклончивые и обязательно положительные утверждения.

Подобные эксперименты проводились многократно, например, в 60-х годах прошлого века один французский психолог поместил в газетах рекламу, предложив свои услуги в качестве астролога. Получив сотни заказов, он выслал своим клиентам один и тот же гороскоп, составленный в соответствии с «эффектом Барнума» в общих неопределенных выражениях. Более двухсот заказчиков написали ему письма с благодарностью за удивительно точный прогноз.

Практика астрологов натолкнула профессора из Австралии Роберта Тревена на разработку интересной лабораторной работы для психоло- гов-первокурсников. Он регулярно заставлял студентов-первокурсни- ков записывать свои сны или описывать то, что они видят в «пятнах Роршаха» (знаменитый тест Роршаха). После этого профессор, якобы обработав материал, под большим секретом выдает каждому студенту один и тот же анализ личности из 13 фраз, который использовал Стагнер, и просит высказать мнение о его правильности. И только после того, как каждый студент публично признавал, что данный ему анализ верен, профессор позволял им заглянуть в характеристики друг друга. Р. Тревен справедливо считает это прекрасной практической работой для введения в курс психологии.

Какие еще факторы влияют на ощущение верности астрологического прогноза? Среди них выделяют «престиж астролога». Эксперименты показывают, что этот фактор не особенно действенен. Однако опытному астрологу известно, что для дела не помешает подчеркнуть, что он имеет особый контакт с космосом и пользуется тайными знаниями ассиро-вавилонских жрецов, расшифрованными лично им по древним папирусам или глиняным табличкам.

Влияет на представление о верности астрологического прогноза и степень наивности, легковерности, внушаемости самого человека. Легковерные люди чаще попадаются на незамысловатые уловки астрологов. К астрологам обычно обращаются люди несчастные, озабоченные, впавшие в депрессию, опасающиеся будущего. Таким людям особенно нужна положительная и желательно основанная на древнем учении информация об их характере и будущем. Это для них своеобразная психотерапия, ослабляющая волнения, страхи, неуверенность в будущем.

В этом смысле астрология в значительной мере «удобней» психотерапии. Занятия психотерапией требуют усилий не только от психотерапевта, но и от пациента. Ведь надо понять и признать свои внутренние проблемы, затем изменить свое поведение и отношение к жизни. С астрологом значительно проще — надо лишь сообщить дату и год своего рождения, и достаточно.

Важно то, какие вопросы задает астролог для составления — характеристики. Чем больше исходных данных он запрашивает в начале, тем больше ему верят. Американский психолог Р. Снайдер провел такой эксперимент. Он раздал, так же, как и Стагнер, своим испытуемым один и тот же астрологический прогноз. Но испытуемых прежде поделил на две группы. Для составления анализа у испытуемых первой группы он спрашивал только год и месяц рождения, у второй — еще и день, и час. В результате члены второй группы оказались более удовлетворены прогнозом. Больше веры вызывают суждения, построенные на знании точных сведений, и чем больше этих сведений запрашивается, тем больше доверия вызывают суждения.

К важным факторам относится и то, что люди в большинстве своем любят комплименты и относятся с сомнением к критическим высказываниям в свой адрес. Но астрологический прогноз, чтобы в него поверили, не должен состоять из одних восхвалений. Допустимы и даже необходимы указания на некоторые простительные недостатки. Но каким должно быть соотношение комплиментов и недостатков, чтобы в обман поверили? Р. Снайдер вычислил это опытным путем. Результаты астрологического анализа личности воспринимаются как приемлемые в том случае, если в них в пять раз больше положительных замечаний о характере, чем отрицательных. Любопытно, что в описаниях, где отрицательных черт вдвое больше, чем положительных, люди вообще отказываются себя узнавать.

С течением времени высказывания кажутся все более и более достоверными. Эту особенность человеческой памяти подметил еще

3. Фрейд. Человеку свойственно помнить положительные высказывания о себе и забывать отрицательные. По мнению 3. Фрейда, они вытесняются в сферу подсознательного.

Услуги астролога, как правило, стоят дорого. И это еще один фактор, заставляющий верить астрологическим прогнозам. Заплатив большую сумму за индивидуальный астрологический прогноз или за дорогой астрологический журнал, человек подсознательно не желает признавать, что «выбросил деньги на ветер».

Предсказать будущее значит повлиять на него. Вспомним, как замечательно описана эта особенность прогнозирования А. Пушкиным в «Песни о вещем Олеге». Гороскопы влияют на жизнь людей, которые в них верят. Прочитав, что знаку зодиака, под которым человек родился, свойственны те или иные качества, человек будет стараться «не ударить в грязь лицом», оправдывая свою принадлежность к знаку и репутацию своего созвездия.

В ряду крупных мистификаций особое место принадлежит также и хиромантии. Но в отличие от родственной ей астрологии с хиромантией произошла любопытная трансформация. Появилась хиромантия на свет в глубокой древности. Первоначально к ней относились вполне серьезно. Во многих европейских университетах в XVI — XVIII веках были созданы кафедры хиромантии. Слово «хиромантия» происходит от греческого cheir — рука и manteia — гадание, пророчество. Хиромантия — одна из древнейших систем гадания. Она основана на попытке предсказать индивидуальные особенности человека, черты его характера, рассказать о пережитых им событиях и его грядущей судьбе по кожному рельефу ладоней — папиллярным и флексорным линиям.

Истоки хиромантии свидетельствуют о ее тесной связи с астрологией. Главными признаками руки, которые принимаются во внимание, при гадании являются «семь холмов» на ладони, названные именами Солнца, Венеры, Юпитера, Сатурна, Меркурия, Марса и Луны.

Несмотря на то, что серьезной наукой хиромантия всегда отвергалась, изучение эмбрионального развития пальцевых узоров в связи с наследственностью дало импульс возникновению новой отрасли знания — дерматоглифики (от греческого derma — кожа и glyphe — резьба). В последнее время некоторые исследователи уже в русле дерматоглифики пытаются из традиционной практики гадания по руке вычленить знание о телесном запечатлении индивидуальных особенностей человека. Исследуется гипотеза о том, что формирование кожного рисунка ладоней, как и развитие мозга, происходит на третьем-четвер- том месяце внутриутробного развития и обусловлены одним и тем же влиянием генного набора, полученного от родителей.

Австрийский врач-анатом и исследователь Франц Йозеф Галль и его коллега Каспар Шпуртцхайм трудились в начале XIX века. Они создали собственную науку — френологию (от греческого phren — душа, нрав, характер и logos — наука, учение).

Так было названо учение о связи психических особенностей человека (или животного) с наружной формой черепа. Основная идея Галля и Шпуртцхайма заключалась в том, что форма черепа отражает строение лежащей под ним мозговой ткани. Особенности развития мозга каждого человека могут быть определены путем тщательного изучения шишек на его голове. Кора головного мозга состоит из ряда центров, каждый из которых отвечает за определенную способность человека. При сильном развитии этой способности соответствующий центр мозга также очень развит. А это, якобы, отражается на конфигурации черепа. В этом месте черепа должно быть утолщение (шишка, бугор и т. п.). Ф. Й. Галль выделял 27 способностей, которые могут быть выявлены путем ощупывания черепа, Шпуртцхайм добавил к ним еще восемь. Они относили к способностям, например, такие качества, как: стяжательство, гордость, скрытность, почитание, решительность, надежда, родительская любовь и др.

Эти рассуждения привели к созданию «карты мозга». Она отражала «шишки способностей»: к музыке, поэзии, живописи; «бугры»: честолюбия, скупости, храбрости и т. п. В начале XIX века френология пользовалась большой популярностью как метод психодиагностики. Но впоследствии многочисленные вскрытия показали, что череп вовсе не повторяет форму коры головного мозга. Поэтому определение по шишкам и впадинам черепа умственных особенностей человека было объявлено антинаучным и беспочвенным. Галль и Шпуртцхайм были названы шарлатанами, а френология получила наименование «забавного шишковедения».

Как выяснилось позже, ученые того времени не заметили главного открытия Галля и Шпуртцхайма. Речь идет об их утверждении, что мозг человека не является однородной массой. Центры различных функций могут быть локализованы в различных областях мозга. Эта идея получила развитие в XX веке. Впоследствии один из ее разработчиков — профессор психологии Калифорнийского технологического института Роджер Сперри — получил в 1981 году Нобелевскую премию в области физиологии и медицины за исследование функций разделенных полушарий и открытие функциональной асимметрии полушарий головного мозга.

Вопросы для самостоятельной работы

  • 1. Существуют ли качественные отличия психики выдающихся творцов от психики заурядных людей?
  • 2. Дайте собственный анализ проблемы личности в творчестве.
  • 3. Существуют ли мифы в педагогической психологии?
  • 4. Какие мистификации и какие мистификаторы известны вам?

  • [1] Финес Барнум — известный в XIX веке антрепренер и владелец цирка. По свидетельству современников, он утверждал, что «ежеминутно на зелие рождается один простофиля». Барнум гордился тем, что в программе его цирка каждый может найти что-тодля себя.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >