Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow ИСТОРИЯ ВОСТОКА
Посмотреть оригинал

Страны Магриба: Алжир, Марокко, Мавритания, Тунис, Ливия

Крупнейшей страной арабского Магриба считается Алжир (35 млн, мусульмане). Завоевав в нелегкой борьбе с французскими колонистами свободу и торжественно объявив на Учредительном собрании 1962 г. о создании независимой Алжирской Народной Демократической Республики, новое государство с первых дней своего существования стало на путь радикальных реформ и преобразований. Оказавшаяся в руководстве страны марксистски ориентированная правящая элита вчерашних борцов за свободу сочла первое алжирское правительство Ахмеда Бен Беллы недостаточно радикальным, и в 1965 г. сместивший Бен Беллу глава Революционного совета Хуари Бумедьен и правящая партия Фронт национального освобождения (ФНО) взяли курс на построение «социализма в рамках национальных ценностей и ислама». Национальная хартия и новая конституция 1976 г. выработали собственную линию развития, которая не совпадала с развитием по марксистско- социалистической модели, но кое-что из нее взяла.

Социально-экономические преобразования свелись к национализации значительной части собственности и национальных ресурсов при сохранении определенных позиций за частным капиталом, политико-идеологические — к стремлению совместить несколько секуляризованные ценности ислама с идеями социализма. Пятилетние планы с установкой на индустриализацию страны выявили неэффективность государственной экономики, которая до определенного момента гасилась доходами от нефти. Упадок наблюдался и в сельском хозяйстве. Кооперативы и иные формы коллективного труда в деревне оказались нерентабельными, так что после эвакуации европейских колонистов до того кормивший себя Алжир стал удовлетворять свои потребности в продукции сельского хозяйства лишь на 30%. Все это, включая падение цен на нефть в середине 1980-х гг., привело к острому кризису в экономике. Встал вопрос об экономической реформе (1986—1987), направленной на приватизацию промышленности, предоставление определенной самостоятельности государственным предприятиям и поощрение частного сектора в городе и деревне. Однако реформы явно запоздали. Несмотря на рост частного сектора — а в какой-то степени именно из-за этого, — в стране усилились кризисные явления (безработица, инфляция, социальная напряженность), что сумели использовать противники режима из числа исламских фундаменталистов.

Преемник умершего в 1978 г. Бумедьена Шадли Бенджедид быстро терял доверие населения, явно уставшего от истощивших страну экспериментов, которые сопровождались коррупцией и отличались некомпетентностью руководства страны.

Под давлением изменившейся ситуации и оппозиции в 1989 г. власти были вынуждены принять новую конституцию, допускавшую многопартийность, чем воспользовались оппозиционеры из числа экстремистских мусульманских группировок. В июне 1990 г. Исламский фронт спасения, заручившись поддержкой избирателей на выборах в муниципалитеты, получил большинство мест в двух третях областей страны. Воодушевленные победой исламисты стали требовать новых выборов в парламент. Власти, да и не только они, были напуганы этим требованием. Многие партии, вышедшие на арену политической жизни в 1990—1991 гг., заняли достаточно умеренные позиции. Назначенные на лето 1991 г. выборы в парламент в последний момент были отложены на полгода. Первый тур выборов на рубеже 1991—1992 гг. принес победу исламистам, после чего второй тур выборов был отменен, а результаты первого ликвидированы.

Воспользовавшись террористическими актами недовольных из Фронта спасения, власти объявили это движение вне закона. В стране резко ускорились темпы реформ, направленных в сторону создания основ рыночной экономики и светского плюралистического государства. Однако параллельно усилилась и политическая напряженность. Недовольные политикой властей многочисленные сторонники ревнителей ислама объявили правительству, а вместе с ним и всему народу войну. Террористические акты следовали один за другим, многие десятки тысяч ни в чем не повинных людей, подчас целые деревни, безжалостно уничтожались экстремистами. Руководство страны с большим трудом, затратив на это многие годы, не говоря уже о погибших и нанесенном стране материальном ущербе, сумело приостановить наступление на Алжир исламистов. Большую роль в этом сыграл приход к власти в 1999 г. нового президента Абдель Азиза Бутефлики, который принял ряд энергичных мер для прекращения вооруженного противостояния с исламскими экстремистскими организациями и на референдуме с вопросом о доверии к его шагам по достижению национального согласия получил внушительную поддержку (85%). В стране возникли объективные условия для выздоровления, хотя об окончательном урегулировании отношений с воинствующими алжирскими исламистами говорить было еще рано. Но Бутефлика, сумев одержать победу на очередных выборах, остается президентом.

Что касается экономического состояния современного Алжира, то он производит некоторое количество нефти и газа, развивает промышленность, львиная доля которой находится пока еще под контролем государства. Постепенно в стране проводятся рыночные реформы. Немалый долг отягощает страну, экономическая политика руководства которой еще недавно отдавала значительную дань идеям социализма. ВВП на душу населения составляет 7,1 тыс. долл. США.

Марокко (35 млн, мусульмане), независимое государство к западу от Алжира и к северу от Мавритании, монархия. По конституции 1972 г., дополненной в 1980 г., король — Хасан II, затем Мухаммед VI — делит власть с парламентом, созванным на многопартийной основе. В политическом плане Марокко демонстрирует завидную стабильность, чему способствует устойчивая плюралистическая система с ориентацией на буржуазно-демократические нормы. Будучи страной в основном аграрной и в этом смысле более отсталой по уровню экономического развития, чем Алжир, Марокко тем не менее уверенно идет вперед по пути наращивания экономического потенциала. В стране преобладает частный капитал, включая иностранные инвестиции. Богатые залежи фосфоритов (третье место в мире), а также уголь, металлические руды создают условия для развития горнодобывающей промышленности. Продукции сельского хозяйства, включая рыболовство, стране не только с избытком хватает для удовлетворения собственных нужд, но остается и для вывоза. Среди экспортных товаров — цитрусовые, сардины. Немалая часть марокканцев выезжает в поисках заработка за границу, прежде всего во Францию.

В 1970-е гг. марокканско-алжирские отношения резко ухудшились из-за вопроса о так называемой Испанской (Западной) Сахаре, малонаселенной территории на Атлантическом побережье Африки к юго-западу от Марокко. В спор за Западную Сахару вступили граничащие с ней Марокко, Алжир и Мавритания. В 1975 г. Испания официально передала административные функции в Западной Сахаре Марокко и Мавритании. В 1979 г. Мавритания под нажимом организации западно-сахарских националистов ПОЛИСАРИО отказалась от претензий на часть Западной Сахары. Марокко, напротив, аннексировало значительную часть ее территории, причем бежавшие от аннексии нашли убежище в Алжире, оказывавшем поддержку ПОЛИСАРИО, что в немалой степени, видимо, определялось марксистско-социалистическими симпатиями руководителей этой организации, борющейся за независимость Западной Сахары. Война сильно истощила экономику Марокко — достаточно напомнить о многокилометровой стене, которой Марокко отгородило свои владения от набегов националистов из ПОЛИСАРИО.

Тем не менее Марокко являет собой достаточно редкий в Африке пример политической стабильности и экономических успехов. Конец XX в. прошел здесь без особых потрясений, если не считать волны исламизма, захлестнувшей практически все страны Магриба. В Марокко эта волна была относительно слабой и проявила себя в основном в студенческих волнениях 1997 г. Недовольство студентов условиями их жизни и учебы было легко использовано ревнителями ислама, что не следует считать удивительным, если принять во внимание, сколь большую роль сыграли студенты в исламском перевороте 1978—1979 гг. в Иране.

Король Мухаммед VI (с 1999 г.) взял курс на создание в Марокко конституционной монархии западного типа с одновременным ускорением процесса модернизации и экономического развития. Политика короля нуждается в помощи европейских стран, особенно соседней Испании. Король Испании Хуан Карлос I служит для Мухаммеда своего рода образцом. ВВП на душу населения здесь составляет 4,6 тыс. долл. США

Мавритания (3 млн, мусульмане), населенная арабами и арабо-берберами, с 1960 г. является независимой исламской республикой. Расположенная к югу от Марокко, в основном на песках Сахары, она являет собой малонаселенное и в экономическом отношении слаборазвитое государство в начале с однопартийной системой (до 1965 г.). С 1978 г. власть находится в руках военных. Перевороты в этой стране следовали один за другим, что не помешало узурпаторам с 1991 г. перейти к многопартийному президентско-парламентскому режиму. Мавритания экспортирует железную руду и продукцию рыболовства, неплохо развито скотоводство. Частная инициатива в стране поощряется, что способствует развитию экономики и торговли. На юге Мавритания граничит со странами Тропической Африки, в частности с Сенегалом. Иногда это соседство ведет к вовлеченности ее в дела соседей, как это имело место в случае с сепаратистскими волнениями в Сенегале.

С 1984 по 2005 г. главой, а затем и президентом страны был А. Ахмед Тайя. После него друг друга сменяли еще четыре правителя, причем не обошлось без военных переворотов. С 2009 г. президентом является Мохаммед Абдель Азиз. Экономика страны держится на скотоводстве и рыболовстве, отчасти на рудных промыслах. ВВП на душу населения 2,1 тыс. долл. США.

Тунис (11 млн, мусульмане), страна к востоку от Алжира, с 1957 г. республика. Во главе государства встал лидер созданной в 1934 г. партии Нео-Дестур Хабиб Бургиба. Конституция 1959 г. ввела в стране президентское правление, и президентом был избран Бургиба. Он возглавлял Тунис до ухода с должности в 1987 г. по состоянию здоровья, после чего согласно конституции президентом страны стал премьер Зин Бен Али, который одновременно возглавил дестуровскую партию, переименованную в Демократическое конституционное объединение. С 1981 г. в стране введена система многопартийного плюрализма. Рядом с дестуровской возникло несколько других небольших партий, которые прежде либо не существовали, либо были очень слабыми.

Экономическая доктрина партии Бен Али, который, в отличие от Бургибы, отнюдь не был бессребреником, предполагала гармоничное сочетание государственного, кооперативного и частного секторов экономики. Однако достаточно быстро, за десятилетие с небольшим, выявилась ее слабость и неэффективность. С 1969 г. в стране начался энергичный процесс реформ, в частности приватизации государственных предприятий. Были либерализованы система торговли и финансов, ликвидированы не оправдавшие себя кооперативы, стали активно поощряться частное владение землей и предпринимательство. После прихода к власти президента Бен Али многое в Тунисе стало меняться. Ушли в прошлое некоторый автократизм Бургибы, но вместе с этим и влияние многих благородных дестуровских идей. В страну возвратились эмигранты, реформы привели к политическому плюрализму. Волна исламизма, затронувшая Тунис, захлебнулась. Бен Али, совершив хадж в Мекку, как бы признал право на заметную роль умеренного ислама в Тунисе, но не более того. Конституция гарантировала женщинам равные с мужчинами права. Стабильность политической системы, динамичное развитие экономики, сравнительно высокий уровень развития культуры и необходимой инфраструктуры, включая расцвет университетского образования, — все это долгое время заметно выделяло не слишком богатый, но весьма привлекательный и близкий по многим параметрам к Западу Тунис среди прочих стран арабской Африки. Казалось, из всех стран Магриба именно он был если и не самым процветающим, то наиболее респектабельным по западным стандартам государством. Но, как недавно выяснилось, впечатление было обманчивым.

Внутренние пороки долго и успешно разъедали страну. Коррупция и беззастенчивое использование авторитарных традиций бесконтрольной власти при доминировании послушной правящей партии привели к баснословным злоупотреблениям приближенных к президенту лиц, прежде всего из числа его родных и близких. В то же время власть не заботилась о том, чтобы обеспечить подрастающую молодежь, включая выпускников вузов, рабочими местами. В стране возникло острое недовольство, которое на рубеже 2010—2011 гг. выплеснулось на улицы. Оно было спровоцировано случайным эпизодом: самосожжением выпускника, вынужденного заниматься унизительной для него мелкой торговлей, но лишенного и этого по прихоти представителя власти. Мощное движение недовольных привело к тому, что Бен Али и часть его родни, захватив с собой, что могли, включая часть золота из госбанка, бежали. Остальные, попав под горячую руку, с позором были отстранены от власти или подверглись экспроприации. Страна вздохнула много более свободно.

Небольшое количество добываемой в Тунисе нефти и частичный ее экспорт обеспечивают страну необходимой валютой. Вывозятся продукты обработки фосфоритов, традиционные финики и оливковое масло. Экспортируются сардины и цитрусовые. Большая статья дохода — тунисский туризм (достаточно напомнить о развалинах Карфагена). ВВП на душу населения 8 тыс. долл. США.

Ливия (5 млн, мусульмане) с ее пустынями могла бы считаться одной из самых отсталых среди арабских стран Африки. Она и была такой, когда в 1951 г. при поддержке ООН обрела независимость. Тогда это была монархия, тесно сотрудничавшая со странами Запада. Открытие нефтяных месторождений и их интенсивная эксплуатация круто изменили судьбу страны. Поток нефтедолларов вначале способствовал укреплению позиций конституционной монархии и ее главы Идриса I. Однако заговор, нити которого шли к Организации свободных офицеров, созданной в Ливии в 1964 г. по образцу египетской, привел к военному перевороту 1969 г. Монархия была низвергнута, а власть в стране перешла к Совету революционного командования во главе с Муаммаром Каддафи.

Экстремист по натуре, Каддафи жесткой рукой принялся за реформы, руководствуясь при этом собственными представлениями о народном благе и не останавливаясь перед самыми рискованными экспериментами. Были упразднены привычные формы власти. В 1977 г. Ливия стала джамахирией, т.е. общенародным самоуправляемым государством. В центре и на местах были созданы народные собрания, руководители которых составили Всеобщий народный конгресс, заменивший собой парламент. Эти и им подобные эксперименты сопровождались национализацией экономики под лозунгами исламского социализма. Вместо упраздненных в стране партий были созданы революционные комитеты, руководившие деятельностью собраний, а руководитель страны стал именовать себя не иначе, как лидером революции.

Трудно сказать, как развивались бы события дальше, если бы не нефтедоллары, десятки миллиардов которых щедро оплачивают издержки экспериментов, сохраняя необходимый жизненный уровень населения. Для работы на нефтепромыслах и функционирования всей обслуживающей их инфраструктуры Ливия энергично импортировала рабочую силу. Около полумиллиона рабочих из Турции, арабских стран, даже из Южной Кореи были заняты в этой стране, собственное население которой из-за его отсталости и отсутствия должной квалификации не могло их заменить.

Сокращение потока нефтедолларов в связи с падением цен на нефть в начале 1980-х гг. вызвало в Ливии некоторые экономические затруднения. Однако и оставшихся денег с избытком хватало не только на импорт продовольствия и иных товаров для снабжения ими населения, давно уже оказавшегося не в состоянии прокормить себя, но и для закупок современного вооружения, широкомасштабного строительства военных объектов, включая предприятия по изготовлению оружия, в том числе массового поражения.

Ливия имеет хорошо обученную и до зубов вооруженную армию, много более сильную, чем это можно было бы считать нормальным для столь небольшой страны. Мало того, Каддафи, опираясь на провозглашенную им внешнеполитическую доктрину, суть которой сводится к решительной борьбе с империализмом, т.е. с буржуазным Западом, долгое время энергично поддерживал все вооруженные партизанские и террористические группировки в мире, будь то палестинские или ирландские. И не только поддерживал финансами, но и обеспечивал условия для их успешной деятельности, создавал на своей территории базы для их обучения и оснащения. Словом, усилиями Каддафи Ливия за последние десятилетия обрела устойчивую репутацию страны, поощряющей международный терроризм и принимающей в нем едва ли не наиболее активное участие среди других стран, особенно если иметь в виду именно государственный уровень.

Рубеж 1980—1990-х гг. мир прошел под знаком крушения позиций марксистского социализма. И хотя Каддафи исповедует социализм иного толка, по своей деструктивности и ряду других параметров он достаточно близок к марксистскому, так что перемены в мире не могли не затронуть и Ливию. В 1986 г. там были предприняты некоторые меры, направленные даже на либерализацию экономики («зеленая перестройка»). Тем не менее Ливия лишь на 30%, как и соседний с ней Алжир, удовлетворяет свои потребности в сельскохозяйственных продуктах, компенсируя расходы нефтедолларами. Почти 90% промышленного производства находится в руках государства.

В 1991—1992 гг. в связи с участием ливийских агентов в совершении взрывов на авиалайнерах и предпринятыми международными санкциями Каддафи заявил, что не поддерживает террористов. И хотя его заявления мало чего стоят, тон их заслуживал быть принятым во внимание. Под нажимом внешних сил и в результате одобренных ООН в 1998 г. санкций Каддафи был вынужден выдать виновных в подготовке взрыва авиалайнера над Локерби (Шотландия), когда погибли 270 человек. Террористы были осуждены в Европе, а сам Каддафи выступил с разъяснением, что он лично не отвечает за их поступки. События последнего десятилетия — проведение политики «открытых дверей» для беженцев из Африки и предоставление им возможности нелегально въезжать в соседнюю Италию — свидетельствуют, что правитель Ливии не изменился. Социальный взрыв, начавшийся в феврале 2011 г. после аналогичных протестных выступлений в других странах Магриба, выявил острое недовольство местного населения и готовность обезумевшего диктатора силой оружия принудить страну к повиновению. Это привело к кризису власти Каддафи. ВВП на душу населения составляет 14,6 тыс. долл. США.

Египет (80 млн, мусульмане) — главная страна арабского мира, его наиболее населенная и развитая часть. После достижения независимости, ликвидации монархии, успешной войны 1956 г. и национализации Суэцкого канала руководство страны во главе с президентом Насером взяло курс на строительство социализма по марксистской модели. За период 1961—1964 гг. были национализированы крупные и средние промышленные предприятия, финансы, транспорт, внешняя торговля и т.п. Принимались меры по социальному обеспечению населения. В Хартии 1962 г. говорилось о необходимости научного планирования экономики и строительстве социализма, правда, без диктатуры пролетариата и с сохранением мелкого частного предпринимательства. В том же году был создан Арабский социалистический союз как правящая партия страны в рамках парламентарной однопартийной структуры. Во всех новациях СССР оказывал Египту большую и дорогостоящую помощь. Достаточно напомнить о вооруженной им египетской армии и о строительстве Асуанской плотины.

Поражение в арабо-израильской войне 1967 г. и вынужденный курс Насера на союз с богатыми аравийскими государствами, которые он прежде именовал «реакционными монархиями», а также временное закрытие Суэцкого канала явились началом некоторой переоценки ситуации в стране. Экономика оказалась в состоянии стагнации, и даже возраставшие доходы от нефти не могли существенно изменить положение. Смерть Насера в 1970 и новая война с Израилем в 1973 г. расставили все точки над «Ь>. Неэффективность государственной экономики становилась очевидной и угрожающей для терпевшей политические неудачи страны. Преемник Насера Анвар Садат с 1974 г. взял решительный курс на реприватизацию экономики и поощрение частного сектора. В стране была восстановлена многопартийная система, а тесные связи с СССР стали свертываться. Этот курс был продолжен сменившим Садата в 1981 г. президентом Хосни Мубараком и в целом принес позитивные для экономики Египта результаты.

Рубеж 1970—1980-х гг. был периодом бурного экономического развития страны, уверенно вступившей на капиталистический путь. Изменился и политический курс Египта, что проявилось в заключении мирного договора с Израилем в 1979 г., а затем и в урегулировании взаимоотношений с арабскими странами, которые были недовольны этим мирным договором. Гибкая внешняя политика Египта пришлась не по вкусу многим арабским странам, обвинившим правительство Садата в том, что оно предало интересы палестинцев. Как известно, многие из этих стран разорвали дипломатические отношения с Египтом, было приостановлено его членство в Лиге арабских стран. Но Египет не уступил. Время показало, что избранная Садатом политика поиска мирного решения отношений с Израилем оправдала себя, и это со временем были вынуждены признать прежде осуждавшие ее арабские страны.

В 1987 г. дипломатические отношения были восстановлены, затем Египет снова стал полноправным членом Лиги.

Поворот политического курса в годы правления президента Садата проявился не только в экономике и внешнеполитических актах, но и в сфере внутренней политики. Была открыта дорога многопартийному плюрализму, нейтрализованы экстремистские группировки. Правда, члены одной из них, «Братья-мусульмане», убили Садата во время военного парада. Но это убийство не изменило политики страны и ее уверенной рыночно-частнособственнической ориентации. В Египте появились богатые предприниматели, что явно свидетельствует о процветании экономики. Средний доход на душу населения в конце 1980-х гг. составлял 700 долл. США, что для Африки в целом неплохой показатель. Кроме того, Египет — страна высокой культуры, с большим количеством почитаемых древних развалин и памятников, включая великие пирамиды и богатейшие музеи, наполненные раритетами. Индустрия туризма дает экономике страны немалый доход. Большое количество египтян, временами до 2 млн, работает вне страны, пересылая на родину немалую часть своих заработков, как правило, в высоко ценимой валюте.

В дни спровоцированной Ираком в 1990 г. войны в Персидском заливе Египет проявил себя с лучшей стороны, решительно выступив в защиту жертвы агрессии — Кувейта. Умеренных позиций придерживался он и в ходе попыток, предпринятых в начале 1990-х и в 2000—2002 гг., найти мирные пути решения палестинской проблемы. Высокий авторитет страны проявился в конце 1991 г. в том, что ООН подавляющим большинством голосов избрала ее представителя Бутроса Гали, египетского копта-христианина и одного из наиболее опытных руководителей, в недавнем прошлом министра иностранных дел, генеральным секретарем этой всемирной организации.

На рубеже XX—XXI вв. в Египте, как и в ряде других мусульманских стран, усилились позиции исламских экстремистов. Но принятые властями меры, а также выдвижение на передний план политической жизни уважаемых в исламском мире богословов, осудивших радикализм, сыграли важную роль в пресечении деятельности террористов. Руководство Египта не позволило сбить страну с избранного ею пути. Египет по-прежнему имеет огромный авторитет в арабском мире, а его политика в ближневосточном конфликте приносит свои поды. Это касается и отношений с Израилем, и общей сдержанной позиции страны в мировых контактах, и особенно во всем том, что касается эскапад современного исламизма с его политикой террора, почти неощутимой в самом Египте. Случаются в стране и массовые протестные выступления, как то было в начале 2011 г. по свежим следам событий в Тунисе, сильно всколыхнувших магрибинских арабов. Неясно, кто придет на смену престарелому Мубараку, вынужденному оставить свой пост, и как это, включая возрастающую активность «Братьев-мусульман», скажется на судьбах огромной страны. Экономика Египта пока что в удовлетворительном состоянии. ВВП на душу населения 6 тыс. долл. США.

Судан (42 млн, мусульмане и христиане), крупное арабское государство к югу от Египта, давно и тесно с ним связанное. Только 40% населения Судана — арабы, живущие в основном на севере, близ границ с Египтом. Южная часть страны населена африканцами из числа негритянских этнических общностей, в значительной своей части христианами. Такое этно- расовое и конфессиональное несходство обеих частей страны является одной из причин внутренней политической нестабильности Судана[1], обретшего независимость в 1956 г. На протяжении 1958—1969 гг. в стране произошло несколько переворотов, пока к власти не пришел генерал Джафар Нимейри, ставший президентом. Политические партии были запрещены, проведена широкомасштабная национализация с установлением связи с СССР, оказавшим помощь в строительстве ряда промышленных предприятий и иных сооружений. Было ограничено право собственности прежних властителей, особенно негритянских вождей южной части страны. Нимейри приложил немало усилий, чтобы блокировать сепаратистские выступления на юге, где мятежи почти никогда не прекращались.

С 1971 г., после неудачной попытки радикального переворота, президент изменил политический курс, отказавшись от сотрудничества с СССР и сделав заметный крен в сторону ислама. Законодательство 1983 г. выдвинуло на передний план законы шариата. Однако военный переворот 1985 г. низложил Нимейри. Пришедшие к власти генералы объявили о введении многопартийного плюрализма. В 1986 г. состоялись выборы в Учредительное собрание, после чего было создано коалиционное правительство, которое, впрочем, не сумело стабилизировать обстановку в стране. Военный переворот 1988—1989 гг. вернул страну к господству ислама и установил однопартийный режим во главе с президентом Омаром аль-Баширом. Под его руководством Судан начал было превращаться в рассадник идей исламизма. Здесь стали активно готовить исламских боевиков и террористов из разных стран, во всяком случае до того, как эту функцию взяли на себя афганские талибы. Конституция 1998 г. снова легализовала многопартийную систему, а с 2005 г. в Судане существует двухпалатный парламент.

На рубеже XX—XXI вв. в стране резко обострилась ситуация на негритянском юге, что было связано как с этноплемен- ными столкновениями, так и с экономической неразвитостью региона. С 2003 г. волнения и восстания, перешедшие в жуткую кровавую резню, в геноцид, переметнулись на западную часть страны, в негритянский Дарфур. Ситуация там и поныне далека от благополучия. Однако в конце 2010 г. на юге был проведен референдум, итоги которого привели к политическому отделению южной части страны от ее арабо-исламского севера. Экономика страны, несмотря на нефтедоллары, в упадке. Ощущается нехватка воды. Уровень неграмотности соперничает с отсталыми странами Тропической Африки. ВВП на душу населения 2,3 тыс. долл. США.

  • [1] Стоит заметить, однако, что официальным языком наряду с английским является все-таки именно арабский.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы