Социальный опыт как компонент в становлении диеты: анализ на примере крыс

Крысы - чрезвычайно осторожные животные с резко выраженной неофобией (боязнью нового). Это в полной мере относится к выбору пищи. Серия экспериментов 1960-1970 гг., посвященных выработке вкусового отвращения у крыс, оказала существенное воздействие на развитие целого направления когнитивной этологии, а именно эколого-этологического подхода к научению. Эксперименты показали, что крысы предрасположены к чрезвычайно быстрому образованию ассоциаций, связанных с вкусом пищи (о наследственной предрасположенности к образованию ассоциаций см. главу 4). Если болезненное состояние, вызываемое рентгеновским облучением или инъекцией хлористого лития, сочетать со скармливанием веществ, имеющих характерный вкус, то этот вкус ассоциируется с болезненным состоянием и крысы начинают избегать пищи с таким привкусом. Для сравнения нужно отметить, что если искусственно вызванное болезненное состояние ассоциируется со зрительно-слуховыми стимулами, то аналогичного результата не наблюдается. Когда же вместо внутреннего болезненного состояния используется электрический удар, ассоциации легче формируются с зрительно-слуховыми стимулами, чем с вкусовыми. Это говорит о том, что крысы предрасположены связывать внутренние болезненные ощущения именно с вкусовыми признаками. Адаптивное значение этого явления вполне очевидно. Если бы дикой крысе пришлось проглотить небольшое количество токсичной пищи, для нее было бы очень полезно научиться в будущем избегать есть пищу с тем же вкусом. Отравить крыс действительно очень трудно, так как им хватает одного сочетания стимулов для того, чтобы всю оставшуюся жизнь избегать приманок с характерным вкусом (Garcia, Koelling, 1966).

Самая удивительная особенность выработки вкусового отвращения, по крайней мере у крыс, - это ее течение во времени. Как уже было сказано в главе 3, в большинстве лабораторных ситуаций подкрепление должно следовать за стимулом уже через несколько секунд. Напротив, отвращение к пище может возникнуть в том случае, если болезненные ощущения появляются больше, чем через час после ее поедания. Поскольку крыса заболевает спустя некоторое время после того как съела яд, возможность связать свое болезненное состояние с новым вкусовым ощущением, испытанным ранее, дает большую выгоду. Исследователи пришли к выводу, что крысы делят пищу по меньшей мере на три класса: новую, знакомую безвредную и знакомую опасную (Rozin, Kalat, 1971).

Неофобия позволяет крысам избежать многих опасностей, но она же мешает им оперативно осваивать новые источники пищи. Здесь на помощь приходит обучение в социуме и способность к формированию отсроченных реакций на вкус и запах новой пищи. Это показано в серии экспериментов Галефа (Galef, 1988), в которых участвовали крысы-демонстраторы и наблюдатели. Водном из опытов демонстратору скармливали пищу с характерным запахом (корица, какао) и затем помещали на полчаса в одну клетку с наблюдателем, которому таким образом предоставлялась возможность впервые ознакомиться с новыми запахами путем обнюхивания и облизывания демонстратора. Когда наблюдателю затем предлагали на выбор ранее не опробованную пищу с разными запахами, он уверенно выбирал тот запах, с которым познакомился при контакте с сородичем. Этот эффект сохранялся и в тех случаях, когда демонстратор съедал пищу за 4 часа до контакта с наблюдателем, а также и тогда, когда проходило 12 часов до того момента, когда наблюдателю предоставляли выбор.

Оказалось также, что демонстратору не обязательно проявлять активность при контакте с наблюдателем. В одном из опытов демонстратор играл свою роль во сне: в емкость с крысой-наблюдателем помещалась проволочная корзинка с анестезированной крысой, на морду которой (в одной из серий - на зубы) наносилась пища с характерным запахом. Прикосновений к губам этой своеобразной спящей красавицы было вполне достаточно для того, чтобы ранее незнакомый для наблюдателя запах в дальнейшем распознавался как безопасный. Прикосновение к губам подчеркивается здесь не случайно. Опыты, в которых спящую крысу помещали хвостом вперед и следы новой пищи наносились на этот хвост, а также когда пищу наносили на ватку вместо крысы, показали, что необходимым условием для принятия решения о безопасности приманки должно быть свидетельство того, что сородич не просто бежал мимо и хвостом мазнул, а брал эту пищу в рот и не умер (а мирно спит). Распространение информации по запаху изо рта о пище, которую можно есть, описано для разных видов грызунов, живущих колониями (см. обзор: Galef, Giraldeau, 2001).

Передачу информации в колонии крыс о новой и безопасной пище представить себе легче, чем распространение сведений об отравленной приманке, так как животные, наученные своим истинно горьким опытом, в дальнейшем просто избегают опасного запаха. Однако именно в таких случаях создаются интересные ситуации активного обучения. Наблюдались инциденты, когда взрослые крысы не подпускали крысят к опасным предметам, закрывая своим телом выход из норы, возле которой была положена отравленная приманка, или энергично отталкивая молодую крысу от опасной ловушки (Соколов, Карасева, 1985).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >