Бытовая и деловая коррупция, последствия коррупции.

Фонд ИНДЕМ, изучая коррупцию в России в 1999—2001 гг., пришел к выводу, что общая оценка суммы, выплачиваемой в течение года предпринимателями чиновникам составляет в среднем 33,5 млрд долл.[1] В соответствии с отчетом неправительственной организации «Глобал файненшенел интегрити» Россия в 2002—2006 гг. теряла приблизительно 32—38 млрд долл, в год из-за вывода средств, полученных незаконным путем, в том числе в результате коррупции в «налоговые гавани» за рубежом. Если в 2006 г. бюджет российских коррупционных отношений уже оценивался в 240 млрд долл., что было сопоставимо с параметрами федерального бюджета того же года, то в 2008 г. коррупционный оборот, согласно многочисленным экспертным оценкам, достиг 480 млрд долл. — эта сумма превышала уточненный федеральный бюджет почти в полтора раза[2]. По данным других экспертов, более 300 млрд долл, ежегодно выводятся из экономики страны в виде взяток и «откатов». Только в системе госзакупок, но данным Счетной палаты РФ, ежегодно теряется 1 трлн руб.[3] Социальная инфраструктура недополучает примерно 30—50% финансирования, а по ряду программ объем хищений достигает 70%.

Нельзя не отметить разброс в оценках объема коррупции, их некую противоречивость, связанную как с трудноопределяемостью, динамичностью самого явления, с отсутствием устойчивых критериев и показателей для его выявления, так и ангажированностью экспертов.

По мнению правительственной рабочей группы по пресечению незаконных финансовых операций, со ссылкой на Центральный Банк РФ и Росфинмониторинг, из 84 млрд долл., или около 2,5 трлн руб. чистого оттока капитала в 2011 г., с признаками взяточничества и отмывания средств за рубеж выведено около 1 трлн руб. МВД России называет сумму около 5 трлн руб. или почти 10% ВВП, которую потеряла страна в 2009—2011 гг. в результате вывода капитала из страны, отмывания денег, обналички и т.п.[4] В 2008 г. Генеральный прокурор РФ заявил, что по приблизительным подсчетам бюджет теряет 120 млрд долл, в год из-за коррумпированных чиновников. Согласно данным платежного баланса Банка России, в 2014 г. чистый отток капитала из страны вырос в 2,5 раза, составив 151,5 млрд долл., или 1/7 часть федерального бюджета. Ключевыми причинами бегства капитала стали коррупционные доходы, составившие значительную его долю. Мировой банк оценивает объем коррупционных услуг в мире в 1 трлн долл. В России, по данным Фонда ИНДЕМ, этот объем равен 316 млрд долл. Таким образом, делают вывод эксперты, едва ли не треть мировой коррупции сосредоточена в России[5].

Динамику деловой коррупции отражают следующие цифры: с 2001 по 2005 г. абсолютный размер взятки вырос более чем в 13 раз, объем рынка деловой коррупции вырос в девять раз, притом что интенсивность коррупции несколько снизилась, а коррупционный охват не изменился. Почти 1/3 своего дохода предприниматели тратят на взятки, что, по мнению М. Левина и Г. Сатарова, неправдоподобно. Их недоумение подкрепляется тем обстоятельством, что оценки практик деловой коррупции являются оценками снизу — реальный объем коррупции выше. Метод социологических опросов характеризуется ограниченностью: в него не попадает криминальный и сверхкрунный бизнес, к тому же крупные взяточники чаще уклоняются от ответа. Доля крупных взяток в общем массиве деловой коррупции выросла с 5 до 25%[6].

Данные об объемах и практике бытовой и бизнес коррупции за последние годы можно найти на сайте Минэкономразвития РФ. Данным ведомством на протяжении 2010—2013 гг. осуществлялась организация социологических исследований, оценивающих уровень «бытовой» и «деловой» коррупции в стране.

Результаты исследования в 2010 г. свидетельствовали о высокой степени институционализации бытовой коррупции, то есть степени внедрения коррупционных практик в бытовую жизнь граждан. Практически половина дававших взятку (49%) еще до вступления в контакт с представителем власти знали, что решение их проблемы предполагает неформальное вознаграждение. Был выявлен рост «удельного веса» вымогательства в коррупционных схемах[7]. Уровень «бытовой» коррупции в России в 2013 г. составил, согласно динамическому индексу, 93% от уровня 2010 г., нормированный средний размер неформального платежа увеличился с 28,7% до 29,6%, а ее нормированный объем рынка сократился с 0,42% до 0,41% ВВП. Исследование «бытовой» коррупции показало, что вероятность попадания гражданина в коррупционную ситуацию при обращении в органы государственной власти и органы местного самоуправления снизилась за данный период с 29% до 24%.

Что касается исследования «деловой» коррупции, то оно показало, что значение показателя вовлеченности в коррупционные отношения (доля предприятий, хотя бы изредка сталкивающихся с коррупцией, от общего числа предприятий в Российской Федерации) за время, прошедшее после предыдущего исследования, снизилось с 63% до 53%. Одновременно снизилось значение доли годового объема продаж предприятия на неформальные платежи, которое в 2013 г. составило 3,1% по сравнению с 4,4% в 2011 г. Также отмечается падение доли неформальных платежей к ВВП страны — с 5,9% до 3,1%. Уровень «деловой» коррупции в России в 2013 г. составил 91% от уровня 2011 г.[8]

Общий объем выявленной Минэкономразвития РФ коррупции в бизнесе составил 1,93 трлн руб.[9] При этом в сумму заявленного объема бизнес коррупции не вошла политическая коррупция (для выявления ее вообще нет методик: коррупция в избирательном праве, при назначении на должность и т.д.). В эти почти 2 трлн руб. не вошла и бытовая коррупция.

Основные негативные последствия от коррупции:

  • — снижение уровня жизни, усиление социального неравенства;
  • — подрыв легитимности государственной власти, угроза государственной безопасности;
  • — необоснованное перераспределение бюджета, формирование аномальной экономики;
  • — ощущение беззакония у граждан, разъедание сферы права;
  • — деморализация некоррумпированных чиновников и кадровый голод на честных представителей элиты;
  • — привыкание к коррупции и использование борьбы с коррупцией в противоправных целях[10].

  • [1] См.: МВД и прокуратура не сошлись в методах ловли коррупционеров // Известия.2015. 26 февраля.
  • [2] Сатаров Г. Л. Диагностика российской коррупции: социологический анализ. М., 2002.С. 13-21.
  • [3] См.: Актуальные предложения на вечную тему. Как должна строиться стратегияборьбы с коррупцией // Независимая газета. 2008. 11 июня.
  • [4] См.: С откатов сорвут вуаль // Российская газета. 2013. 16 апреля.
  • [5] См.: Куликов В. Кодекс бюрократа. Предлагается создать «черные списки» чиновников,подозреваемых во взяточничестве // Российская газета. 2012. 7 марта.
  • [6] См., например: Иомокопов В. Л. Коррупционная ситуация и возможные антикоррупционные меры // Законодательство о борьбе с преступностью: состояние и перспективы развития / иод рсд. О. С. Капинус. М.: Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации, 2010. С. 50.
  • [7] См.: Экономика России. Оксфордский сборник. Кн. I / авторизованный пер. с англ. М.:Изд-во Института Гайдара, 2015. С. 511.
  • [8] См.: Структура и специфика коррупции в России. URL: http://economy.gov.ru/minec/press/interview/doc20120503_001.
  • [9] См.: Минэкономразвития подвело итоги исследования деловой и бытовой коррупции в России. URL: http://economy.gov.ru/minec/about/structure/dcpGosRcguIirInEconomy/20141024.
  • [10] См.: Правила игры. URL: http://economy.gov.ru/minec/press/interview/201410243.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >