Система фонем. Вокализм (система гласных) и консонантизм (система согласных)

Количество звуков речи, встречающихся во всех языках мира, велико. Однако типовых звуков конкретного языка (его фонем) немного: их число стремится к 50 единицам. Общее небольшое количество типовых звуков речи даёт возможность разработать принципы их классификации, пригодные для большинства языков. Это легко объясняется возможностями речевого аппарата, имеющего общее устройство у всех людей.

Гласные и согласные.

Во всех языках мира существуют две подсистемы фонем — гласные и согласные.

Система гласных конкретного языка в её количественном и качественном своеобразии называется вокализмом, а система согласных — консонантизмом (от лат. vocalisгласный и consonans (consondntis) — согласный).

Гласные и согласные различаются функционально, артикуля- ционно и акустически (табл. 4.1).

Гласные и согласные как два типа звуков

Таблица 4.1

Признаки

Тип фонем

Гласные

Согласные

Акустический

Образуются посредством тона (голоса)

Образуются с обязательным участием шума, который у шумных звонких и сонорных согласных сочетается с разной степенью участия тона (голоса) -» акустическая классификация

Артикула- цион- ный

Способ

образования

Свободный проход воздушной струи (отсутствие преграды на её пути)

Наличие преграды в виде сомкнутых или сближенных органов речи -> классификация по способу образования

Фокус

образования

Отсутствует.

Как следствие — слабая и равномерная напряжённость речевого аппарата

Присутствует в разных точках речевого аппарата -> классификация по месту образования. Как следствие — ощутимая напряжённость речевого аппарата в точке фокуса

Функциональный

Являются с л ого- образующими

Неслогообразующие (в некоторых языках сонорные могут образовывать слоги: чешский и сербский — prst, vlk, Brno)

Наличие двух типов звуков речи (гласных и согласных), различающихся по артикуляции, заставляет разрабатывать классификацию гласных отдельно от классификации согласных.

Классификация гласных. Как видно по признакам, описанным в табл. 4.1, работа голосовых связок и способ артикуляции не могут быть классифицирующими признаками гласных. Поэтому основанием их классификации во всех языках служат ряд и подъём языка, а также работа губ; в ряде языков дополнительно могут учитываться назализация, открытость/закрытость и долгота.

Первый классификационный признак — ряд.

Ряд определяется по части языка, которая приподнимается при образовании данного гласного.

По этому признаку гласные подразделяются на передние, средние и задние => [табл. 4.21.

Подъём определяется степенью приподнятости языка при образовании данного гласного.

Как правило, различаются три подъёма — верхний (узкие гласные), средний (средние гласные) и нижний (широкие гласные) => [табл. 4.2].

По участию губ в их образовании гласные делятся на лабиализованные (огубленные) и нелабиализованные (неогубленные). Во многих — хотя и не во всех — языках гласные фонемы противопоставлены по этому признаку.

Лабиализованные гласные бывают обычно заднего ряда, как, например, в русском и других славянских языках, поэтому наличие противопоставления передних лабиализованных — нелабиализованных гласных переднего ряда является особенностью некоторых языков, в частности немецкого и французского. Во французском sceur [sor] — сестра имеется звук [о]. Это лабиализованный звук [е|, т.е. для произнесения [о] необходимо артикулировать [е] с округлёнными губами. Для артикулирования первого звука в немецком существительном Ubung (упражнение) нужно произнести гласный [i] с округлёнными и вытянутыми вперёд губами. Признак лабиализации в названных языках - немецком и французском — является, таким образом, дифференциальным, т.е. позволяющим различать слова (ср. нем. Tier-Tur, Fier-fiir).

Основные разновидности гласных фонем, различающиеся рядом, подъёмом и работой губ, могут быть представлены таблицей гласных:

Система вокализма

Таблица 4.2

Подъём

Ряд

Передний

Средний

Задний

Верхний

и

вид

Y

нем.

Ubung

(упражнение)

ы

вы

У

норв.

Гиг

(путешествие)

Ы

казах.

ыдыс

(посуда)

У

утка

Средний

э

эра

о

фр.

soeur

(сестра)

г

фр.

lest

(балласт)

А

англ.

run

(бежать)

о

от

Нижний

ж

англ.

sad

(печальный)

а

раз

а:

англ.

card

(открытка)

о

англ.

frog

(лягушка)

Работа

губ

нела-

биали-

зован-

ные

лабиализованные

нелабиализованные

лабиализованные

нелабиализованные

лабиализованные

Характеризуя вокализм русского языка в целом, следует подчеркнуть, что он достаточно прост и отличается, например, от вокализма французского, английского и немецкого языков, в которых различительных признаков значительно больше.

В ряде языков существуют как особые фонемы носовые (назальные) гласные. Их артикулирование происходит при опущенной нёбной занавеске, так что воздушная струя попадает как в полость рта, так и в носовую полость. Например, во французском языке четыре носовых гласных: [а], [о], [се], [г]: pan [ра] - сторона, грань и pas |ра) — шаг, bond |Ьэ| — прыжок и boa [Ьэ] боа, hmn [brtie] — брюнет и peuple [poepl] — народ, pain [ре] — хлеб и pere [ps:R] — отец. (Носовые гласные [ё] и [6] есть также в польском языке и обозначаются особыми буквами: q и q.)

Система гласных многих языков различает независимую от позиции долготу/краткость гласного, образуя пары гласных по длительности. Долгие и краткие гласные имеются, например, в английском и немецком языках, а также в чешском, финском и якутском. Ср. нем. lahm — хромой и Lamm — ягнёнок, англ, sit — сидеть, садиться и seat — сидение, чеш. drdha — дорога и drahd -

дорогая {при постоянном ударении на первом слоге!), финск. tuli огонь — tuuli ветер.

Кроме долгих гласных, в языках мира существуют дифтонги.

Дифтонги (термин образован от греч. diphthongos двугласный) — гласные сложного образования, произносимые в один слог и выступающие как одна фонема.

В английском дифтонге [ои] (он встречается, например, в словах know — знать, both — оба, so — так) с большей силой и отчётливостью произносится [о], тогда как второй его элемент [и] произносится как у-образный призвук.

Дифтонги делятся на нисходящие, восходящие и равновесные.

В нисходящем дифтонге сильным выступает первый элемент, как в английском [ои] (см. предыдущий абзац); нисходящими являются также немецкие [ао] и [ае]; kaum — едва и nein — нет.

Восходящий дифтонг сильным имеет второй элемент. Восходящие дифтонги встречаются, в частности, в румынском (stea — звезда, fier — железо, металл), итальянском (piano — плоский, ровный; тихо, негромко, fiore — цветок), а также в испанском языке, например: tierra — земля, nuovo — новый, mueite — смерть, кончина, гибель, veinte — двадцать, Ыеп — хорошо (sentirse bien — хорошо себя чувствовать), fuego — огонь, пламя, Ьиепо — хороший (buena persona — хороший человек).

В некоторых языках (ЛЭС называет только удэйский, или удэгейский) существуют также равновесные дифтонги, оба гласных в составе которых произносятся с одинаковой силой. К равновесным дифтонгам, но-видимому, относятся некоторые дифтонги латышского языка[1], например: auskari — серьги, stiepta — ровная (об интонации), paldies — спасибо, prieks - радость.

Возьмите на заметку

Что касается русского языка, то в нём дифтонги отсутствуют. И хотя в словах русского языка нередко можно встретить, например, сочетания «гласный + и (неслоговое И)» типа,мой, сей, твой или край, тем не менее дифтонгами их считать нельзя. Дело в том, что такие дифтонгоподобные сочетания звуков (квазидифтоиги, т.е. «якобы, как бы дифтонги») распадаются на два слога при изменении их грамматической формы, ср.: мо-ю, се-ю, тво-е-го, кра-я и т.н. Такой «разрыв» в случае истинного дифтонга никогда не происходит (невозможен).

В речевом потоке, однако, могут возникнуть так называемые дифтонгоиды (букв, похожие на дифтонги). Дифтонгоид — это ударный гласный с призвуком другого гласного в начале или конце. Подчеркнём, что призвук этот является артикуля- ционно близким к основному, ударному звуку. Например: суом, тУок, лУось; лиес, диенъ; пиять, биязь и т.п.

Вернёмся теперь к монофтонгам и их дифференциальным признакам. Естественно, что увеличение числа гласных в системе фонем связано с увеличением числа дифференциальных признаков (ДП). Так, если для в русского язык актуальны два ДП (ряд и подъём), то английский вокализм имеет три ДП (прибавляется долгота/краткость) плюс дифтонги, в немецком прибавляется ещё четвёртый ДП лабиализованный/нелабиализованный, французский вокализм организуется ещё большим количеством ДП (кроме ряда и подъёма, ДП лабиализованный/нелабиализо- ванный, носовой/чистый, открытый/закрытый).

Различный состав гласных фонем (как, впрочем, и согласных) определяется не только на основе совокупности дифференциальных признаков, но и исходя из концептуальных установок исследователей. В качестве примера можно привести проблему фонологической самостоятельности или несамостоятельности Ы в концепциях двух отечественных фонологических школ — Петербургской (ПФШ) и Московской (МФШ) =>[с. 115].

Размышляем вместе

Известно, что фонологически значимыми для русских гласных позициями являются следующие: абсолютное начало слова, положение после мягких согласных, после твердых согласных.

Анализируя встречаемость в этих позициях гласных |и| и |ы|, замечаем, что звук [и] встречается после мягких согласных (ср. бил, вил, гиря, пойди, возить, миг и т.д.) и в абсолютном начале слова (иск, иду, икра, иней, итог и др.); |ы|, в свою очередь, всегда занимает позицию после твёрдых: бык, вышка, дым, возы, мыло, рык и т.д. Следовательно, эти два гласных являются аллофонами фонемы <и> (такова позиция МФШ).

Однако они могут быть противопоставлены в абсолютном начале в двух глагольных словах, обозначающих орфоэпические явления русского языка: икать (т.е. произносить звук [и] в безударных слогах на месте орфографических Е и Я: тепло [т’ипл°6], пятак [н’итак]) - ыкать (произносить, например, жакет как [жык’эт]). Добавим, что приведённая выше пара глаголов вполне логично соотносится ещё и с именами существительными «йканье» — «ыканье» как фонетическими терминами. Кроме того любой носитель русского языка без труда произносит гласные [и| и |ы] в изолированном положении, а это означает, что в нашей памяти хранятся отдельные образы каждого из этих звуков. Всё это даёт основание представителям ПФШ считать /и/ и /ы/ разными фонемами.

Точка зрения какой из двух школ кажется вам более убедительной и почему?

Классификация согласных. Описание системы согласных как типа звуков требует учёта большего количества классификационных признаков, а потому более сложна => [см. табл. 4.18 на с. 173]. Универсальным основанием классификации согласных служат три артикуляционных признака.

  • 1) способ артикуляции;
  • 2) активный орган и место артикуляции (признак даётся обычно как единый, поскольку это результат взаимодействия активного и пассивного органов);
  • 3) работа голосовых связок.

Способом артикуляции согласных называется характер преодоления преграды и прохода воздушной струи при образовании согласного.

По способу артикуляции согласные, прежде всего, делятся на смычные и щелевые.

Смычные согласные образуются путём взрыва преграды воздушной струёй.

Смычными в русском языке являются, например, [п], |б|, [т|,

[г], их аналоги и некоторые особые звуки других языков, в частности смычные гортанные в кавказских языках.

Щелевые (фрикативные — от лат. fnco тру) согласные создаются трением воздушной струи о стенки прохода, образованного в результате сближения органов речи ротовой полости.

Щелевыми являются, например, [в], [ш], [з], [с], их аналоги, а также специфические звуки других языков (англ, межзубные [9], [01, билабиальный согласный [w], нем. ich-Laut |g|).

Наряду со смычными (взрывными) и щелевыми согласными существуют согласные сложной артикуляции: смычно-щелевые (аффрикаты) и так называемые смычно-проходные. Последний термин, не являющийся общепринятым, используется, однако, в учебнике «Введение в языкознание» известного языковеда Б. Н. Головина, а кроме того, принят в «Русской грамматике»[2] и представляется удобным с методической точки зрения.

Аффриката (от лат. affricatus — притёртый) — это согласный сложного образования, артикуляция которого начинается со смычной фазы, а заканчивается щелевой.

Так, приступ аффрикаты русского языка [ц] — смычный, как при произношении [т], а отступ — щелевой, как при образовании [с], причём аффриката представляет собой не сумму, а слитное единство двух согласных. Аффрикаты бывают чаще всего переднеязычными: [Ц]. К], [да’] (в белорус, дзещ — дети), [с!з] (англ, bridge [Ьпбз] — мост, jeep [бзпр] — джип; сербскохорв. Мё)а — межа). В некоторых языках, например в немецком, есть губно-губная аффриката [pf]: pfeifen — свистеть, pfadlos — непроходимый.

При артикуляции смычно-проходных согласных воздушная струя не разрывает смычку, а относительно свободно обходит её в другом месте.

Именно этим объясняется то, что всё смычно-проходные — сонорные, т.е. произносятся с минимальным шумом. В зависимости от места или способа обхода смычки смычно-проходные согласные подразделяются на носовые [м], [и], англ, [ц] (ср. morning [mo:ni:g] — утро), фр. [ji] (ср. ligne [liji] — линия); боковые (латеральные, от лат. lateralis — боковой), например [л], и дрожащие, или вибранты (от лат. vibirans, род. п. vibrantis — дрожащий), например рус. [р], фр. [R] в слове rose — [Ro:z] — роза. При произнесении носового согласного смычка сохраняется, часть воздушной струи проходит через носовую полость. При артикуляции бокового согласного смычка остаётся, но боковые стороны языка опущены для прохода воздушной струи. При образовании дрожащих согласных смычка чередуется со свободным проходом струи воздуха.

Классификация согласных детализируется указанием на активный орган и место артикуляции, т.е. на ту точку (фокус), куда приближается активный орган, образуя смычку или щель, которые преодолеваются воздушной струёй.

По активному органу согласные делятся на губные, язычные и заязычные; более разнообразны и распространены в языках мира язычные согласные, особенно переднеязычные. Это подтверждает отмеченную ранее максимальную активность языка как органа речи.

Губные согласные подразделяются на губно-губные (билабиальные), например, [б], [п], [м] (с их мягкими парами) и их аналоги в других языках, английский щелевой [w]; реже встречаются губно-зубные, например, щелевые [ф] и [в].

Язычные согласные делятся на передне-, средне- и заднеязычные. Переднеязычные согласные по месту артикуляции, т.е. по пассивному органу, бывают межзубными (англ. [3], [0]), зубными (русские дорсальные [д], [т], [з], [с], [н] и их мягкие пары, а также [ц]), альвеолярными (английские апикальные [d], [t], [z], [s], [n]) и передненёбными (рус. дрожащий [р], щелевые [ш], [ж] и аффриката [ч’], в английском — аффрикаты [t/| И [d3]); с акустической точки зрения передненёбные согласные (кроме [р]) определяются как шипящие. При их образовании не только передняя часть спинки языка сближается с передним нёбом у но и задняя часть спинки языка — с мягким нёбом, вследствие чего согласные получают два фокуса образования шума - передний и задний. Такие согласные называют двухфокусными (в противоположность всем другим согласным — однофокусным). Таким образом, двухфокусными в русском языке являются [ш], [ж] и, как отмечается в «Русской грамматике», долгие мягкие [ж’:], а также аффриката [ч’][3].

Переднеязычные согласные разнообразны не только по месту образования, но и по способам артикуляции. Более того, сами способы артикуляции могут быть различными в разных языках: в зависимости от положения кончика языка и места образования фокуса переднеязычные делятся на дорсальные, апикальные и какуминальные. Какуминальные (от лат. саситеп — верхушка, иначе — инвертивные, от англ, inverted — обращённый назад) согласные артикулируются поднятием загнутого кверху кончика языка к твёрдому нёбу; какуминальными в русском языке являются переднеязычные дрожащий [р] и передненёбные двухфокусные щелевые [ш] и [ж]. Это различие артикуляции переднеязычных создаёт тонкое различие артикуляционной базы языков.

Среднеязычные (палатальные, т.е. всегда мягкие) согласные образуются сближением средней части спинки языка с твёрдым нёбом — палатумом. Среднеязычным согласным является [j] (этот звук называют йотом); при его артикулировании средняя часть спинки языка приподнимается к твёрдому нёбу, образуя щель, через которую проходит воздушная струя. Согласный [j] близок по артикуляции гласному [и], отличаясь от него только степенью подъёма языка. Поэтому в определённых позициях, например, на конце слова после гласного [j] превращается в неслоговой [и] {май [май]). Это его свойство, а также отсутствие глухой пары делает []] сонорным в большинстве языков мира. Однако в немецком языке он имеет глухую пару — фонему [д], называемый ich-Laut: ich [гд], Reich [raig], dich [dig], и, следовательно, является шумным. Во французском и хантыйском языках есть также среднеязычные носовые: (фр. signe [siji| — знак) (хант. нянь |jian] — хлеб).

Заязычные согласные делятся на увулярные (язычковые), фарингальные (глоточные) и гортанные (ларингальные — от греч. larynx). Примером увулярного согласного может служить французское «картавое» [R]: soeur [soR] — сестра, Paris [PaRi] Париж (считается, однако, что парижский вариант произношения характеризуется артикулированием данного звука без вибраций, т.е. как щелевого согласного.

По этому акустическому признаку, т.е. по соотношению голоса и шума в тембре согласных, они подразделяются на сонорные (в них тон преобладает над шумом) и шумные, которые, в свою очередь, делятся на шумные звонкие (в них шум преобладает над тоном) и шумные глухие {они состоят только из шума). Противопоставление шумных глухих и шумных звонких — это особенность консонантизма многих языков. Тем не менее в некоторых языках, в частности финском и эстонском, такое противопоставление отсутствует. Например, в эстонском языке б/, g являются глухими согласными, отличаясь от р, t, k не звонкостью, а долготой и силой артикуляции. Это нередко создаёт характерный акцент эстонцев и финнов в их в речи на русском языке.

Противопоставленность по краткости — долготе, отсутствующая в русском языке и др. индоевропейских языках, является дифференциальным признаком согласных фонем финского и других финно-угорских языков, где имеется чередование согласных по долготе. Так, в эстонском языке согласные, как и гласные, имеют три ступени долготы: из смычных согласных краткими являются b, d, g ("глухие!), долгими — р, t, k, г, сверхдолгими — рр, ttf kky например: kahi — копыто, kapi шкаф, kappi — в шкаф; ср.: kamin — камин, kammin — чешу, kammina — чесать.

На описанные выше основные артикуляции согласных могут «наслаиваться» дополнительные артикуляции. К ним относится палатализация и веляризация.

Распространённым видом дополнительной артикуляции является палатализация.

Палатализация (от лат. palatum durum — твёрдое нёбо) состоит в дополнительном — по отношению к основной артикуляции — поднятии средней части спинки языка к твёрдому нёбу.

Необходимо иметь в виду, что термин «дополнительная артикуляция» не следует понимать как второстепенный признак того или иного согласного. Так, различие мягких и твёрдых согласных русского языка обеспечивает смыслоразличение (например, [сок] и [с’ок], [пыл] и [пыл’]), а поэтому признак палатализованный/непалатализовапный является дифференциальным признаком русских согласных. Это обусловливает богатство русского консонантизма по сравнению с немецким, английским, французским и др. языками, где такого фонемного различия нет.

Движение задней части языка в сторону мягкого нёба вызывает противоположную дополнительную артикуляцию — веляризацию (от лат. velum palati — нёбная занавеска), т.е. дополнительное отвердение звука. Веляризованным является, например, польский звук [I]. В русском языке палатализованным (мягким) противопоставлены непалатализованные (твёрдые), а веляризация может быть только результатом взаимодействия с соседними непередними гласными: ср. лик (мягкий) — лак (твёрдый) — лог (перед гласным заднего ряда — веляризованный).

Продемонстрированные акустико-артикуляционные характеристики гласных и согласных показывают, что любая фонема обладает совокупностью признаков, которые могут измениться под влиянием положения в составе слога, слова или словосочетания, т.е. в потоке речи.

  • [1] URL: http://ail.mii.lu.lv/valoda/phonetic.htm.
  • [2] Русская грамматика. Т. I. М., 1980. С. 21—22 (термин даётся в РГ в слитном,а не дефисном написании).
  • [3] Русская грамматика. Т. I. М., 1980. С. 21.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >