Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Этика и эстетика arrow ЭСТЕТИКА КАК ФИЛОСОФСКАЯ НАУКА
Посмотреть оригинал

Природа и общество в системе бытия

Первой — и логически, и исторически — формой бытия является природа. Здесь нет необходимости специально рассматривать ее строение, то, что Ф. Энгельс назвал «диалектикой природы», — нам достаточно отметить, во-первых, структурную организованность всех природных явлений, придающую каждому из них качественную определенность и стабильность; во-вторых, процесс постепенного и посту- пенного усложнения этих структур, неуклонное повышение уровня их организованности — от неорганических к органическим формам, от простейших живых существ к прямым предкам человека, от элементарных способов самосохранения до генетического механизма передачи информации об оптимальных способах поведения индивида для поддержания жизни вида.

Эти характеристики природы имеют прямое значение для эстетики, поскольку именно природа и именно в структурной упорядоченности формы различных ее явлений всегда рассматривалась как основной носитель красоты, а появление чувства красоты ставилось в связь с эмоциональными реакциями человека на зримые и слышимые структурно-упорядоченные формы природных предметов, действий, процессов. Спорным было лишь понимание того, имманентны ли природе «эстетические качества», заключающиеся в структурной организованности ее предметных форм, скажем, в симметрии, пропорциях «золотого сечения» и т.п., или же красота есть ценностное значение этих качеств формы, т.е. феномен культуры, а природа лишь предоставляет ей необходимые для ценностного различения прекрасного и безобразного материальные предпосылки.

Вопрос этот будет обстоятельно рассмотрен в соответствующей лекции, а сейчас подчеркну лишь, что ответ на него непосредственно зависит от того понимания взаимоотношений природы, человека и культуры, которое предоставляет эстетике философия. Если не рассматривать человека как импровизационное творение того или иного божества или же как существо, пересаженное на нашу планету инопланетными экспериментаторами, нужно выявить реальные причины, вырвавшие некое высокоразвитое животное из-под власти генетических сил природы и позволившие ему начать действовать по иным, неизвестным природе, законам. Ибо главная особенность бытия человека состоит в том, что его поведение и деятельность не запрограммированы генетически, не транслируются из поколения в поколение стойким наследственным кодом и не передаются поэтому каждому индивиду императивно, от рождения, через ансамбль управляющих его активностью инстинктов, а направляются прижизненно обретаемыми индивидом потребностями, способностями и умениями, опосредуемыми опытом предшествующих поколений и его собственным.

Такое радикальное изменение закономерностей процесса формирования индивида, а в результате и всего вида, именуемого homo sapiens, стало возможным потому, что из материала природы стала складываться новая форма бытия, управляемая иными, внеприродными законами, — человеческое общество.

Хотя в последние годы на Западе, а затем и в России биологи стали переносить на коллективно-организованную жизнь животных понятие «общество», что привело к появлению названия изучающей ее научной дисциплины — «социобиология», термин этот вводит в заблуждение, ибо стирает принципиальное различие между организацией коллективных форм жизни животных и человека (подобно таким метафорическим понятиям, как «труд животных», «язык животных», «общение животных» и т.п.).

Человеческое общество — это не «совокупность индивидов», как представляет себе обыденное сознание, а, по точному определению К. Маркса, принятому и в немарксистской социологии, «совокупность тех связей и отношений, в которых находятся индивиды». Общество в точном смысле этого научного Понятия есть система отношений, экономических и политико-юридических, которая объединяет людей в их совместной жизнедеятельности внеприродными, т.е. не транслируемыми генетически, связями. Этим в первую очередь общество и отличается от стада, от стаи, от роя — биологических объединений, сообществ живых существ, порождаемых биологическими потребностями и стабильных в истории каждого вида животных, ибо образуются они велением врожденных каждой особи инстинктов, тогда как человеческое общество формируется внегенетическими установками людей, потому принципы его организации меняются в ходе развития человечества и существенно разнятся у разных племен, народов, наций в одну и ту же эпоху.

Общество является, следовательно, системой ненаследуемых отношений, и, как всякая система, оно не сводится к совокупности составляющих его элементов, ведь элементы эти, конкретные индивиды, приходят и уходят, рождаются и умирают, а общество остается, пребывает, безразличное к тому, какие именно люди в нем живут и действуют. Сказанное относится не только к обществу вообще, к обществу как таковому на всем протяжении его многосоттысячелетней истории, но и к каждому историческому состоянию общества.

Вот почему абсолютно неправомерно господствовавшее в нашей философской и педагогической литературе на протяжении длительного времени, порожденное сталинской деформацией марксизма представление о «тождестве общества и человека»: в действительности общество — это самостоятельное образование, которое, конечно же, использует человеческий «материал» для возведения своих «сооружений» — экономических, политических, юридических институций, но которое не является, подобно человеку, живым существом, в силу этого принадлежащим не только обществу, но и природе; общество внеприродно, оно живет не по ее законам (стадным, роевым и т.п.), а по собственным законам, неизвестным животному миру, нефиксиру- емым в генах. Это и дает нам основания рассматривать его как особую форму бытия и говорить о его роли в процессе антропогенеза: именно формирование общественных отношений привело к рождению уникального животного — общественного животного — zoon politikon, по меткому слову Аристотеля.

Как бы медленно, особенно на первых порах, ни протекал процесс превращения природного существа в природно-сверх-природное, деятельностно-самодеятельное, он развивался неудержимо и все более быстро, иначе мы жили бы еще сегодня в пещерах, собирали в лесах коренья и охотились на зверей с дубинами и плохо отесанными камнями... Согласимся с Н. Бердяевым, что творчество, понимаемое как непрограммируемая, свободная, обновляющая наличное бытие созидательная деятельность, является атрибутивным качеством человека, обусловленным его выходом за пределы природного существования и жизнеобеспечивающего функционирования.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы