Человек в пространстве культуры: социальная единица и уникальная индивидуальность.

Человек, как существо одновременно социальное и уникальное (В. С. Мухина), может находиться в равновесии с «фоновыми» социокультурными допущениями своей уникальности или выходить за их рамки. Социокультурные контексты развития личности во многом определяют уровень и задают психологические средства субъектности человека, выражаемой в осознанности, целенаправленности, произвольности, самостоятельности, продуктивности, культуросообразности своей деятельности и поступков. Каждая отдельная социокультурная общность специфична по методам и средствам деятельного оспособлеиия человека, содействия или торможения его потенциалов, нормированию проявлений и выражений коммуникативности, культурным средствам, наполняющим структуру самосознания.

Уникальный (от лат. unicum — единственное) — единственный в своем роде, редкий, исключительный. Индивидуальность (от лат. individum — неделимый) — понятие, используемое, как правило, для описания и отображения разнообразных ипостасей бытия человека как личности. Понятие «индивид» (впервые введено в научный оборот Цицероном как латинский аналог греческого термина «атом») сопряжено с представлением об отдельно взятом представителе человеческого рода, социальной общности, как своеобычном социальном атоме. Традиционно в психологии используется для введения представления о человеке как носителе какого- либо единичного качества.

«Уникальная индивидуальность» в отношении человека — ожидание от человека со стороны общности и переживание самим человеком своей единственности в неделимости (целостности) своих проявлений, свойств, качеств. Проявление социальности и уникальной индивидуальности человека происходит посредством культурных норм и средств, в конкретной исторической социальной формации, со своими культурными особенностями.

При этом нужно хорошо понимать, что даже понятия, которыми мы описываем те или иные психические явления, свойства, феномены, также имеют историко-культурную обусловленность, а не только различаются в разных теориях.

Обратимся в качестве примера к одному из центральных понятий современной психологии — термину «личность». В нашем языке это слово происходит от «личина», т.е. маска. Эта этимология повторяет и термин «персона» во многих европейских языках, в которые он пришел от греческого слова лроаозлоу — маска актера. Маска в древнегреческом театре несла собой суть роли в исполняемой мистерии. А роль смыкалась с понятием судьбы как предопределенном пути героя. Судьба уникальна, но она предначертана. И все эти смыслы не ушли, а частично сохранились в понятии персоны, во всяком случае, в ее социальной составляющей. Человек как личность должен соответствовать ожиданиям социума, которые предписаны ему как носителю определенной роли.

Конечно, устойчивый психологический концепт «личность», или «persona», имеет длительный историогенез и культурные вариации содержательного наполнения. Данный концепт в индивидуальной жизни человека в конкретной социокультурной общности задает определенное чувство личности. По выражению Алексея Федоровича Лосева (1893—1988), «всякая живая личность есть так или иначе миф <...>. ...личность есть миф не потому, что она — личность, но потому, что она осмыслена и оформлена с точки зрения мифического сознания»[1]. Социокультурное пространство развития и бытия личности задает содержательное наполнение (по А. Ф. Лосеву — осмысление и оформление) таких психологических реальностей, как «образ мира» и «образ себя в мире» (по В. С. Мухиной — структура самосознания).

В историогенезе человечества происходит смещение внимания от окружающего мира к собственным субъективным переживаниям. Борисом Федоровичем Поршневым (1905—1972)[2] показано историческое, социальное и психологическое значение в становлении человечества противопоставлений сначала «Мы — Они», потом «Я — Ты», благодаря которым человек одновременно обрел особый социальный и индивидуальный психологические статусы. Изначально в традиционном обществе человек себя переживал в первую очередь как социальную единицу. Переживание чувства индивидуальности прежде всего определялось гендерным, возрастным и социальным статусом человека в конкретном сообществе, системой прав и обязанностей, заданной системой притязаний, определяемой данным статусом. Произвольность индивидуальных проявлений и уникальность субъективных переживаний не рассматривались как ценность и зачастую влекли за собой социальные санкции. Постепенно в европейской культуре категория «Я», авторство, субъективные переживания индивидуального статуса человеком приобретали все большую ценность. Сегодня мы говорим о том, что перешли в «эру индивида» (А. Рено)[3], живем в «обществе индивидов» (Н. Элиас)[4], «наедине с собой» (Л. М. Баткин)[5]. Индивидуальное приобретает статус примата над социальным; социальное начинает противопоставляться индивидуальному и рассматриваться как условие подавления личностного «Я» (философия и психология экзистенциализма). Мы-идентичность постепенно отходит на второй план перед я-идентичностыо (Н. Элиас)[6].

При этом единым механизмом социализации и индивидуализации человека в каждой конкретной социокультурной общности выступает парный механизм идентификации-обособления (В. С. Мухина), определяющий, с одной стороны, социальный статус человека и его переживания себя как социальной единицы, согласно сложившейся в социокультурной общности социальной стратификации и системе социальных ожиданий; а с другой стороны, стремление человека быть уникальной личностью, согласно социокультурным эталонам удачливого героя.

Каждая культурная традиция удерживает исторически сложившийся образ (эталон) человека, зафиксированный в семиосфере этноса и проявляемый в социальных ожиданиях обиходной культуры, психологических потенциалах игровой культуры, символической нагрузке обрядовых действий.

В традиционных культурах в самосознании превалируют ценности идентификации с родом и миром над обособлением своего «Я» как уникального. Род в представлениях многих народов продолжает быть более смыслообразующим, нежели отдельная человеческая жизнь. Точнее, ценность жизни каждого отдельного человека понимается в первую очередь через ценность ее для рода, как продолжение жизни рода, дающая тем самым роду бессмертие. В рамках традиционных этнических картин мира фактически пет представлений об автономной личности, самодостаточной вне семьи, рода, окружающего мира. В современном мире, особенно в рамках европейской цивилизации, начинает доминировать ценность отдельной человеческой личности в ее индивидуальных проявлениях, поисках себя, собственных смыслов. Это, естественно, ставит новые вопросы и проблемы перед обществом и каждым отдельным человеком, решение которых становится затруднительным без психологии и психологического знания.

В каждой культуре сложились значимые понятия, выделяющие человека от других, наделяющие его определенной автономностью, уникальностью, самобытностью, самостоятельностью в жизнедеятельности. В. С. Мухиной выделены пять универсальных структурных звеньев самосознания, посредством которых человек в процессе онтогенеза начинает осознавать себя:

  • 1) ценностное отношение к имени, телу, духовному «Я»;
  • 2) притязание на признание;
  • 3) половая идентификация;
  • 4) психологическое время (прошлое, настоящее, будущее);
  • 5) социально-нормативное пространство личности (права и обязанности)[7]. Данная структура универсальна для всех культур, но содержательное наполнение выделенных звеньев самосознания будет историко-культурно и социально специфично.

Еще одним значимым культурным понятием, позволяющим человеку осознавать одновременно свою уникальность и связь с родом, миром в целом, вписывающим человека в общую этническую картину мира, сообразную космогоническим мифам — это концепт души. Концепт души во многом определяет бытие человека в мире, задает представления о жизненном пути.

Для раскрытия представлений о человеке как одновременно социальной и уникальной сущности, заложенных в этнических картинах мира, значимы и другие концепты, такие как судьба, жизнь и смерть, деяние (поступок) и многие другие. Концепт души сопряжен с этими концептами, которые также определяют значения бытия человека в этом мире, задают вектор жизнедеятельности, наделяют жизнь определенным смыслом, дают человеку понимание того, что, когда и зачем он должен делать в этом мире.

Итак, личность развивается в культуре. Культура в свою очередь передается от поколения к поколению через личность (человек в своем развитии, присваивая культуру, становится ее носителем и деятелем).

  • [1] Лосев А. Ф. Диалектика мифа / под общ. ред. А. А. Тахо-Годи, В. П. Троицкого. М. :Мысль, 2001. С. 99.
  • [2] Поршнев Б. Ф. Социальная психология и история. 2-с изд. М.: Наука, 1979.
  • [3] Рено А. Эра индивида. К истории субъектиости : пер. с фр. СПб.: Владимир Даль, 2002.
  • [4] Элиас Н. Общество индивидов : пер. с нем. М.: Праксис, 2001.
  • [5] Баткин Л. М. Европейский человек наедине с собой. Очерки о культурно-исторических основаниях и пределах личного самосознания. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2000.
  • [6] Элиас Н. Общество индивидов. М., 2001.
  • [7] Мухина В. С. Проблемы генезиса личности. М.: Прометей, 1985.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >