Исследовательская позиция личности.

Эффективность осуществления исследовательской деятельности как в профессиональной сфере, так и в повседневной практике связана с развитостью и устойчивостью исследовательской позиции личности. Выработка исследовательской позиции к миру, к другим, к себе самому происходит в онтогенезе во взаимосвязи с условиями развития, в ходе осуществления деятельности. Развитая исследовательская позиция позволяет человеку успешно взаимодействовать с изменяющимися реалиями внешнего мира, социального окружения, а также с субъективной реальностью.

В контексте конкретных (уникальных) условий, в которых происходит становление личности, формируется внутренняя позиция личности (С. Л. Рубинштейн)[1]. Развитие личности происходит как в стихийном процессе событийного ряда повседневной жизни, так в процессе сознательного становления, саморазвития.

В какой мере личность будет активна в своем становлении и развитии, во взаимодействии с миром, с другими людьми, а также и с самой собой, во многом связано с тем, насколько личность изначальную, биологически предзаданную, исследовательскую активность в ходе осуществления исследовательской деятельности преобразует в исследовательскую позицию.

В развитии личности исследование выступает универсальной способностью, так или иначе включенной во все виды деятельности, выступая основой познания мира, других людей, а также и самопознания. К сожалению, исследование редко становится основным алгоритмом взаимодействия личности с миром и другими людьми. И еще более редко личность обращается с исследовательской позиции к самой себе. По мере взросления человек зачастую, под давлением внешних (но, как ни странно, порой и внутренних) причин и обстоятельств утрачивает непосредственное стремление к познанию мира, теряет исследовательскую активность. То, что в детстве казалось удивительным, — становится обыденным, что поражало в юности — в зрелости потеряло свое очарование. Социальные отношения, традиции — все это формирует представление о незыблемости и неизменности мира. Внутреннее стремление к определенности во многом тормозит в нас изначальное стремление к свершению открытий. Находиться постоянно в «свободном полете» поиска психологически трудно. Это требует внутреннего напряжения и вызывает большое сопротивление извне. Внешняя среда зачастую подавляет в развивающейся личности изначальное вопро- шание к миру; она скорее предъявляет четкие системы нормативов, догматики, незыблемых знаний, требуя от развивающегося человека их безапелляционного принятия. Сомнение в предъявляемых знаниях, критическое отношение к тем или иным нормативам неудобны и нежелательны.

Исследовательская позиция — не только то, что актуализируется в ситуации неопределенности, но и та позиция, исходя из которой человеку потребностно попадать в эти ситуации, находить их; а после нахождения ситуации, требующей осуществления исследовательской деятельности, последовательно пройти основные этапы исследования.

Эмоционально-мотивационной основой проявления исследовательского поведения выступает интерес[2]. Эмоция интереса стимулирует познавательную активность, а также упорядочивает процессы восприятия и внимания. «Интерес — позитивная эмоция, она переживается человеком чаще, чем прочие эмоции. Интерес играет исключительно важную мотивационную роль в формировании и развитии навыков, умений, интеллекта. Интерес — единственная эмоция, которая обеспечивает работоспособность человека. Кроме того, он насущно необходим для творчества»[3]. Активация интереса может быть осуществлена благодаря наличию перемен в ситуации и контексте, одушевленными объектами, новизной, а также с помощью воображения и мышления.

Мотивационная основа проявления исследовательской позиции — познавательный мотив, а также мотив самореализации. Если человеком движет мотив достижения успеха / избегания неудач, то мы можем уже говорить не о проявлении исследовательской позиции, а лишь об осуществлении социально-нормированной деятельности.

Описанный выше алгоритм осуществления исследовательской деятельности, отработанный в науке, в повседневной практике может осуществляться в достаточно свернутом виде и не обязательно в такой последовательности. Исследовательская позиция подразумевает рефлексию по отношению к деятельности, к контексту ее разворачивания, а также и к себе как субъекту деятельности. И не только при завершении деятелыюсти (ретроспективная рефлексия), но и на этапе планирования (перспективная рефлексия) и на всех этапах осуществления (ситуативная рефлексия).

Культура в своем развитии, а также и личность в онтогенезе постепенно проходят этапы акцентировки в своем обращении от окружающего мира, через окружающих людей, к самому себе. Известно, что ребенок в своем познании изначально обращен к миру вообще (и в первую очередь к предметному), после в центр его внимания становятся люди ближайшего окружения, постепенно круг общения расширяется. И только на определенном этапе развития человек сможет обрести средства и способы обращения к своему внутреннему миру в качестве исследователя. Возрастные и культурные особенности обращенности к миру, другим, самому себе значимо учитывать при построении условий развития исследовательской позиции.

Как мы уже говорили, развивающийся человек, поначалу находясь в противоречивом состоянии выбора, — исследовать или принимать на веру, — в подавляющем большинстве случаев все больше и больше переходит на позицию конформизма, пассивно принимая и следуя внешним требованиям и внутреннему желанию жить спокойно. И если к выбору второго пути, изначально более простому, нас зачастую подталкивают различные социокультурные нормативы, ориентированные на пассивную социальную адаптацию человека, то в момент, когда человек попадает в ситуацию нестабильную, требующую самостоятельности в принятии решения, поиска выхода, человек оказывается в беспомощном состоянии. А что делать? От кого ждать инструкции, совета, указания? Что вокруг происходит и почему? И это хорошо, если такие вопросы возникнут и человек начнет искать на них ответы, возрождая в себе активную, исследовательскую позицию по отношению к проблемам. Но чаще человек начинает жаловаться, впадать в апатию, депрессию или начинает ждать, что ему кто-то что-то даст, предоставит и т.д. Прекращая реагировать с исследовательской позиции на разнообразие жизненных ситуаций, повседневные или глобальные проблемы, мы становимся не готовыми к значимым жизненным изменениям.

Все большая изменчивость реалий окружающего человека мира выдвигает на первый план поиск адекватных средств сохранения устойчивости и стабильности существования человека. Активная адаптивность человека к изменяющемуся миру во многом зависит от того, насколько человек в своем развитии выстроит исследовательскую позицию к миру, к другим и, что зачастую оказывается особенно важно, — к себе. Исследовательская позиция по отношению к себе самому позволяет человеку адекватно осознавать себя, свои действия и поступки в соотношении с окружающим миром, выстраивая свой жизненный путь осознанно, полноценно принимая себя, свою жизнь, мир в целом.

Существующая система обучения, в основном базирующаяся на репродуктивном принципе освоения знаний, зачастую «вытравливает» лич- ностно значимую способность занимать исследовательскую позицию по отношению к миру, к другим, к себе самому. Вместе с тем спонтанное исследование, не использующее наработанные культурой средства его организации, оказывается в современных социальных условиях не сильно востребованным. Но как более тонко это соотнести друг с другом, чтобы действительно развивать и исследовательскую позицию и нарабатывать культурные навыки — не тот ли это вопрос, который требует особой, совершенно не типовой и неординарной проработки? Мы же, что психологически оправданно, начинаем исполнять совершенного иного рода деятельность, используя те навыки, которые есть у нас самих. А есть ли у нас самих исследовательская позиция? А как она выражается в конкретных педагогических практиках нашей деятельности?

Разводя понятия исследовательская деятельность (понимаемая чаще всего с точки зрения совершения определенного рода последовательных операций[4]) и исследовательская позиция (как свойство и проявление личности), мы понимаем неоднозначность взаимосвязи и взаимной детерминации. С одной стороны, мы придерживаемся идеи, что личность развивается в деятельности, а деятельность осуществляется личностью. Но с другой — не факт, что в длительной, многосложной, формализованной процедуре организации исследовательской деятельности развивается именно исследовательская позиция. Освоение определенного алгоритма и норм деятельности совершенно не всегда подразумевает и способствует переустройству мировоззрения, позиции по отношению к миру, другим, самому себе. Значимо, чтобы именно развитие исследовательской позиции, на основе которой человек будет решать проблемные ситуации и выстраивать свой путь в этом мире, стало во главе угла при построении образовательных условий, направленных на развитие субъектное™.

  • [1] Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. Человек и мир. СПб.: Питер, 2003.
  • [2] См.: Изард К. Э. Психология эмоций. СПб.: Питер, 1999. С. 103—145.
  • [3] Изард К. Э. Психология эмоций. С. 105—106.
  • [4] Леоптович А. В. Об основных понятиях концепции развития исследовательскойи проектной деятельности учащихся // Исследовательская работа школьников. 2003. № 4.С. 12-17.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >