Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow ВВЕДЕНИЕ В ПСИХОЛОГИЮ
Посмотреть оригинал

Психология и история

История и психология, на первый взгляд, кажутся науками, не имеющими между собой ничего общего. Однако это только на первый взгляд. На самом же деле психологов и историков объединяет многое, и время показывает, что сотрудничество истории и психологии как наук постепенно расширяется, углубляется, становится столь же традиционным и постоянным, как сотрудничество психологов и философов, психологов и физиологов, психологов и врачей. Это объясняется тем, что без знания истории человеческого общества трудно понять психологию современного человека. Этим, в частности, определяется возникший еще 150 лет назад интерес психологов к истории как науке, выразившийся в возникновении и развитии, начиная с середины XIX в., культурно-исторической психологии.

В свою очередь, историки, размышляя над ходом исторических событий и их причинами, пришли в свое время к выводу о том, что эти события в немалой степени зависят от психологии людей, живших в соответствующую историческую эпоху, а также от индивидуальных особенностей так называемых исторических личностей, которые в свое время оказали заметное влияние на ход исторических событий. Поэтому и у историков к концу XIX в. возник естественный интерес к психологическим знаниям.

Одним из первых это осознал известный русский историк, правовед и философ XIX в. К. Д. Кавелин (1828—1885). Несмотря на то, что к научной психологии К. Д. Кавелин имел косвенное отношение, он пытался решить одну из самых сложных проблем психологии — проблему сознания. Его исследования на эту тему пришлись на время, когда психология в целом имела неофициальное название «наука о сознании» и фактически занималась изучением его структуры.

К. Д. Кавелин, однако, будучи историком и обратив внимание на то, что психологи изучают сознание современного человека вне его исторических рамок и связей, выступил против такого понимания природы и происхождения сознания. Философы и психологи до него полагали, что сознанием человек владеет с момента своего появления на свет, а в процессе филогенеза и онтогенеза сознание человека не изменяется. Кроме того, психологи- экспериментаторы, последователи В. Вундта, создателя физиологической психологии, пытались изучать сознание человека с использованием только интроспекции и физиологических методов исследования.

К. Д. Кавелин в свое время говорил и писал о том, что позитивное исследование сознания должно идти не таким путем, и его необходимо изучать не с физиологических позиций, а с культурно-исторических — в плане воплощения в сознании современного человека его истории и культуры. Другими словами, по мнению Кавелина, сознание должно стать предметом исследования другой науки, чем физиологическая психология — культурноисторической психологии и изучаться в том виде, в каком оно представлено (материализовано, воплощено) в созданных людьми предметах и достижениях материальной и духовной культуры.

Сотрудничество историков и психологов во второй половине XIX в. постепенно развивалось и приобретало различные формы: внешнюю и внутреннюю. Внешние связи истории и психологии проявлялись в том, что каждая из этих двух наук для решения собственных научных проблем время от времени обращалась к другой науке с целью использования имеющихся в ней данных. Так, например, историка могла заинтересовать психологическая характеристика людей, живших в ту или иную историческую эпоху, их взгляды, культура, обычаи, традиции и т.п. Психолог, в свою очередь, мог обратиться к истории, ища в ней аргументы и факты, которые помогли бы ему понять и объяснить психологию людей соответствующей исторической эпохи, их дальнейшее развитие, а главное — психологию современного человека (см. «антропология культурная» и «палеопсихология» в словаре терминов).

Более тесный внутренний союз психологии и истории, непосредственное сотрудничество историков и психологов имело место в случаях, когда представителю одной из этих наук необходимо было воспользоваться методами другой науки для решения интересующих его проблем и вопросов. Например, историк, обращаясь к психологическим методам исследования, мог изучать личность какого-либо государственного деятеля или психологию того или иного народа, чтобы лучше понять и объяснить исторические события, произошедшие в соответствующее время (это — проблема роли личности в истории). Психолог, со своей стороны, мог применять методы исторического анализа для понимания психологии и поведения современных людей или же людей, живших в отдаленном прошлом.

Имеются примеры более глубокого содержательного объединения исторических и психологических знаний в решении научных проблем. Одним из таких примеров является культурно-историческая теория происхождения и развития высших психических функций человека, разработанная Л. С. Выготским. В ней автор показал, что главные исторические и культурные достижения человечества, в первую очередь изобретение языков, знаковых систем и орудий, стати мощным фактором психологического развития всех людей.

Другим не менее известным примером такого рода сотрудничества является использование метода исторического анализа в психологии. Его суть состоит в том, что для понимания природы какого-либо психологического явления, рассматриваемого в том виде, в каком оно существует в настоящее время, восстанавливается и прослеживается история его возникновения и развития, начиная от элементарных, древнейших, до наиболее сложных, современных его форм. Например, чтобы понять природу словесно-логического мышления современного человека, Л. С. Выготский проследил историю возникновения, раздельное (независимое) и совместное (зависимое) существование и развитие мышления и речи у людей в филогенезе и в онтогенезе. То же самое сделал П. П. Блонский применительно к развитию логической памяти человека. Он показал, что такая память исторически возникла у людей сравнительно недавно. До этого времени на протяжении длительной истории становления современного человека и его культуры последовательно появлялись двигательная, эмоциональная и образная память, причем их формирование определялось развитием человеческой культуры. Д. Б. Эльконин с успехом применил исторический метод анализа при изучении детских игр в том их виде, в каком они существуют у современных детей. Он показал, что особенности игр детей определяются спецификой исторической эпохи, и в связи с этим продемонстрировал отсутствие многих игр у разных народов, также объяснив этот факт историко-культурными особенностями соответствующих народов.

Главной и наиболее плодотворной идеей, объединяющей психологов и историков, является мысль о том, что современный человек с его многочисленными сложными психологическими качествами и формами поведения есть продукт длительной истории человечества. Другими словами, современный человек все эти качества приобрел в то время, когда началась его история (начиная примерно с 50—60 тысяч лет назад).

Показано также, что психология современных людей тесным образом связана с культурными и социально-экономическими достижениями общества, в котором они живут. Так, например, американский психолог Д. Макклелланд обнаружил, что сила мотива достижения успехов людей, представляющих ту или иную страну, напрямую связана с социально-экономическими успехами страны, а величина этого мотива непосредственно зависит от того, как обучают и воспитывают детей в соответствующей стране.

Вместе с тем, следует признать, что, хотя у историков и психологов есть немало общих проблем, до сих пор как в психологии, так и в истории они ставятся и решаются сравнительно редко. К примеру, весьма интригующая тема совместных исследований историков и психологов — это изменение психологии одного и того же народа (этноса) на протяжении длительной истории его существования. Не менее интересной темой для совместных исследований могла бы стать проблема общности и различий в психологии людей в зависимости от общности или различий хода их истории.

Причинами сравнительно малого интереса современных историков и психологов к исследованию подобного рода междисциплинарных проблем является, во-первых, дефицит исторических фактов, на основе которых можно было бы изучать психологию людей, живших в отдаленные от нас исторические времена; во-вторых, длительное существование этих двух наук на протяжении практически всей истории человечества как независимых друг от друга. В отличие, например, от философии, физиологии, биологии и медицины, которых с психологией связывают и исторические корни, и необходимость знания смежных наук для решения собственных научных проблем, психологию и историю практически ничего не связывало в прошлом и очень мало связывает в настоящем.

Тем не менее, у историков и психологов есть хорошие перспективы для продолжения и укрепления сотрудничества. Они, к примеру, касаются следующих проблем и вопросов, которые историкам и психологам в отдельности вряд ли удастся успешно решить.

  • 1. Зависимость хода исторических событий от психологии людей, и зависимость психологии людей от особенностей исторической эпохи и происходящих в ней событий.
  • 2. Влияние знания истории на психологию людей. Известно, например, что человек, познавший историю того или иного народа, по-другому начинает относиться к представляющим его людям.
  • 3. Влияние психологии историка как личности на написанные им труды по истории. Современные историки много спорят о том, может ли быть история объективной наукой. Если бы в этот спор вмешался психолог, то он определенно бы ответил «нет», поскольку любой человек во взглядах, отношениях и оценках всегда является субъективным. Другое дело — вопрос о том, как добиться, чтобы субъективность историка как человека и личности в минимальной степени сказывалась на изображении и интерпретации им хода исторических событий. В решении данного вопроса историкам вполне могли бы оказать профессиональную помощь психологи.

Заметим также, что есть еще одна проблема в психологии, обращение к которой вызывает повышенный интерес к истории как науке со стороны психологов. Речь идет о необходимости воссоздания и написания психологами истории возникновения и развития собственной науки. Здесь ученые- психологи, по существу, напрямую пользуются методами, заимствованными из истории, т.е. представляют историю психологии так, как историки изображают в своих трудах историю чего-либо. Кроме того, представить и написать историю психологии, не опираясь на известные исторические факты и методы исследования, практически невозможно.

Итак, психологию и историю как науки, связывают следующие основные моменты.

  • 1. Влияние психологии людей на ход исторических событий.
  • 2. Необходимость максимально обеспечить объективность изложения и интерпретации хода исторических событий в истории как науке (свести к минимуму влияние психологии самого историка на освещение им истории).
  • 3. Зависимость психологии людей от их истории, в частности от истории культуры людей.
  • 4. Использование в психологии исторических методов анализа, в частности при написании истории самой психологии как науки.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы