Социально-экономическое и политическое развитие европейских государств в Средние века.

В разгар Столетней войны папы воспользовались слабостью Франции и вернулись в Италию (1376), однако французские кардиналы не признали очередные папские выборы в Риме. Так, одновременно в христианском мире появилось сразу два папы — явление, получившее название Великой Схизмы (от др.-греч. сг/iopa — «раскол»), продолжалось несколько десятков лет. Не видя особых препятствий со стороны «французских пап», немецкие князья (светские и церковные) приняли положение, что отныне они сами выбирают императора, без одобрения святого престола. Так, в середине XIV в. императорский трон занял Карл IV Люксембург (1347—1378), король Чехии. Политический центр империи на столетие переместился в Центральную и Восточную Европу. Карл перестроил Прагу, взяв за образец лучшие европейские архитектурные решения: «Карлов мост» и исторический центр города — самое яркое тому свидетельство; там же был основан университет. Понимая, что империя далека от политического единства, в 1356 г. он издал «Золотую буллу», в которой подтвердил, в обмен на политическую лояльность, право имперских князей на полный суверенитет — наследственность их власти, право таможенных сборов, чеканки монеты, судопроизводства и т.д. Себе он оставлял призрачные права сюзерена — первого среди равных. Его непосредственная власть распространялась только на родовые и коронные владения.

Если Священная Римская империя и входившие в ее состав Германия и Италия на несколько веков закрепили «региональные суверенитеты» (самые крупные региональные государства — герцогства Саксонское, Баварское, маркграфство Бранденбургское, герцогства Миланское и Тосканское, Венецианская республика), то во Франции, Англии и Испании возобладали процессы централизации, при которых вся полнота суверенной власти постепенно переходила к королям, правда, в совершенно разных формах и при разных обстоятельствах.

Король-победитель в Столетней войне, Карл V77 (1422—1461), укрепляя королевскую власть, реорганизовал армию, отказавшись от рыцарской конницы как основной ударной силы. Взамен последней пришла тяжелая кавалерия дворян-добровольцев и вольные стрелки с луками и арбалетами — королевская пехота. На территории королевского домена, составлявшего уже три четверти всей территории страны, был введен единый подушный налог для податного населения (третьего сословия) — талья,

была создана единая почтово-курьерская служба, охватывающая все провинции. В борьбе с последним крупным сувереном на территории Франции — Карлом Смелым, герцогом Бургундским, хитрый и беспринципный сын Карла VII Людовик XI сумел добиться военного и дипломатического успеха и занять большую часть бургундских владений (1477). Только Фландрия (современные Нидерланды) путем династического альянса осталась в составе владений новой императорской семьи Габсбургов. Независимое герцогство Бретань на западе Франции, формально не входившее в состав страны, чуть позже присоединилось к ней на основе двух брачных соглашений французских монархов.

Английское централизованное государство подверглось в XV столетии влиянию двух неблагоприятных факторов: неудачному завершению Столетней войны с Францией и потере практически всех континентальных владений и начавшейся сразу же масштабной гражданской войне, получившей название войны Алой и Белой Розы (1455—1485). Две ветви одного королевского дома — Ланкастеры (на их гербе была алая роза) и Йорки (белая роза), а вместе с ними и все дворянство Англии, отчаянно боролись за трон, не выбирая средств (включая убийства нескольких королей и членов их семей). Война завершилась победой Генриха Тюдора, последнего из Ланкастеров, в сражении при Босворте в 1485 г., когда ему удалось победить Ричарда ///, в свою очередь, последнего из Йорков. Женившись на сестре Ричарда III, Генрих (VII) объединил в гербе обе розы и основал династию Тюдоров. После войны в Английском парламенте заседало только 20 оставшихся в живых лордов (против 50 вначале), причем многие были возведены в свое достоинство во время конфликта и поэтому предпочли быть лояльными короне. Следующее, XVI столетие назовут золотым веком английской монархии, сумевшей достичь максимума своего могущества.

К концу XV столетия сложилось и единое Испанское государство. Реконкиста вступила в свое решающую фазу после династического объединения двух главных королевств полуострова — Кастилии и Арагона, когда Изабелла Кастильская стала женой Фердинанда Арагонского (1474). Объединенные одной идеей — окончательного изгнания мавров из Испании и восстановления христианства, эти монархи, позднее вошедшие в историю под именем Католических королей, в начале 1492 г. смогли захватить последнее мавританское государство — Гранадский эмират. За 800 лет непрерывной Реконкисты в христианских королевствах Испании сложилось нетерпимое отношение к иноверцам — маврам и иудеям. Не случайно именно после падения Гранады по всей Испании развернула свою деятельность Инквизиция, подчиненная не папе, а католическим королям. Мавров и иудеев насильно обращали в христианскую веру или заставляли покидать Испанию. Многие подверглись преследованиям и закончили свою жизнь на костре (знаменитые церемонии сожжения — аутодафе — исп. auto de fe — «акт веры») как еретики. Наступала новая эпоха и для Испании, и для всего мира — эпоха раннего Нового времени.

Французский государственный деятель и мемуарист XV — начала XVI в. Филипп де Коммин очень точно подметил смену эпох, в своих воспоминаниях, по сути, отказываясь от прежних рыцарских моральных принципов и системы личных связей — основ феодального общества. Для него настоящий монарх — это прежде всего успешный политик, создатель сильного государства, отделяющий личное от публичного. Быть умным монархом гораздо лучше, чем быть нравственным и справедливым. От таких утверждений было уже недалеко до идей Макиавелли, сформулированных всего несколько лет спустя после Коммина, — идей совершенно новой эпохи.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >