Становление абсолютных монархий в Европе, Реформация и Контрреформация в XVI веке

Возрождение. Канун Нового времени, или раннее Новое время (хронологически это главным образом XVI в.), ознаменовал не только масштабные общеевропейские и внутрирелигиозные конфликты, очередной раскол христианского мира во время Реформации, но также высочайший культурный подъем — Возрождение, появление нового типа личности европейца. Речь шла уже не средневековом человеке, который был частью какого-то «тела» — церковной общины, цеха, политической корпорации или сословия, но человеке новой эпохи — индивидуалисте и отчасти стяжателе, ценящем земное бытие в той же степени, как и жизнь после смерти.

В XVI столетии политическая и интеллектуальная верхушка общества прекрасно понимала, что Средние века закончились, и чувствовала себя частью другой эпохи — эпохи Возрождения. Посредством Италии, где еще в XIV в. стали активно проявлять интерес ко всему античному, главным образом литературе и произведениям искусства, Возрождение, или на французский манер Ренессанс как название современного времени стало распространяться по иным странам Европы. Свершившаяся к тому моменту рецепция римского права, продолжавшая существовать имперская идея и ее институциональное воплощение — Священная Римская империя — подпитывали идеи ренессансных интеллектуалов. Возрождение Античности, конечно, было связано с возрастающими запросами самой эпохи XVI в. в светском знании, в ценностях и радостях жизни, которые бы выходили за рамки церковных догматов. Интеллектуалов того времени принято называть гуманистами, т.е. изучающими человека и ставящими его в центр мироздания. Отказавшись от средневековой системы знаний, гуманисты предложили изучать античную литературу и поэзию, а также риторику, с опорой на речи Цицерона, и философию, но уже не схоластическую, а вполне земную, с рассуждениями о нравственности, морали и общечеловеческих ценностях. Гуманизм сломал все сословные рамки, поскольку в его рядах были представители всех существовавших на тог момент социальных групп и даже коронованные особы.

Трех итальянских писателей называют стоящими у истоков Возрождения — Данте Алигьери (1265—1321), Франческо Петрарку (1304—1374) и Джованни Боккаччо (1313—1375). Первый прославился своей «Божественной комедией», представляющей собой поэтическое странствование поэта но загробному миру и встречу с персонажами различных эпох в Аду, Чистилище и Раю. Это произведение положило начало также итальянскому литературному языку. Петрарка был знатоком античной литературы и выдающимся поэтом, возродившим также интерес современников к эпистолярному жанру и оставив после себя сборник «Писем». Другом Петрарки являлся Боккаччо, автор сборника разножанровых и весьма вольдумных новелл «Декамерон» (итал. II Decamerone; от др.-греч. бека — «десять» и гцдсра — «день»; букв. «Десятиднев»), который считается одной из вершин мировой литературы. Даже спустя два столетия эти новеллы оставались примером для подражания («Гептамерон» королевы Маргариты Наваррской).

Выдающиеся примеры демонстрировали также итальянские и европейские художники и мастера Возрождения, которые от символических изображений постепенно перешли к реальной натуре. Античные образцы и все большая свобода в изображении человеческого тела вдохновляли Сандро Боттичелли (1445—1510) («Весна», «Рождение Венеры»), Леонардо да Винчи (1452—1519) («Мона Лиза», «Тайная вечеря»), Микеланджело Буонарроти (1475—1564) («Давид», росписи Сикстинской капеллы), Рафаэля Санти (1483—1520) («Сикстинская мадонна») и др.

Традиционные представления о морально-этических ценностях также менялись. Философско-политический трактат другого итальянца — Никколо Макиавелли (1469—1527) «Государь» продемонстрировал полный отход от принципов феодально-рыцарской и церковной жизни, отразив реалии современного ему мира, где политика и мораль мало совместимы, а монарх для достижения своих целей может руководствоваться всеми ему доступными методами и способами управления, включая насилие, ложь и беспринципность. Несмотря на значительную критику этого произведения, оно было настольной книгой многих европейских государей. Не случайно современниками Макиавелли были знаменитые, в разном смысле, семьи Италии — Борджа, Медичи, Сфорца. Первые стали известны благодаря римскому папе Александру VI (1492—1503), при дворе которого процветали разврат и жестокость, а сам папа и его дети нс гнушались ничем ради сохранения и преумножения могущества семьи. Во Флоренции правили Медичи, а в Милане — Сфорца, которые наряду с репутацией покровителей искусств в равной мере считались тиранами и время от времени изгонялись из своих владений.

Как это ни странно, распространению идей итальянского Возрождения во многом способствовал общеевропейский конфликт, получивший название Итальянских войн (1494—1559), когда за право обладать слабой и раздробленной, но очень богатой Италией сражались две державы — Испанская монархия и Франция. Испанский король, он же император Священной Римской империи Карл V (1516—1556) большую часть своего правления посвятил борьбе за общеевропейское превосходство, считая Италию центром своей империи, и в итоге добился своей цели. Однако для Франции и других вовлеченных в этот конфликт стран регулярные походы в Италию и соприкосновение с культурой итальянского Возрождения вызвали к жизни неповторимые национальные примеры. Итальянские мастера активно начали трудиться во многих странах, в том числе в Московском государстве. Возникла своего рода мода на все античное и итальянское, включая язык, который в XVI в. был средством международного общения.

Самой значительной фигурой европейского гуманизма считается Эразм Роттердамский (1466—1536), уроженец Нидерландов. В своих произведениях, самым известным из которых является сатира «Похвала глупости», он воспевал толерантность, свободу выбора и христианскую веру, не скованную догматизмом, высмеивая пороки людей и церкви. Свободомыслием отличались и произведения современников Эразма — англичанина Томаса Мора (1475—1535), автора «Утопии» — художественной модели идеального государства без частной собственности и социального неравенства, и француза Франсуа Рабле (1494—1553), автора романа «Гаргантюа и Пантагрюэль», вобравшего в себя одновременно смеховую народную культуру и самый утонченный гуманизм. К концу эпохи Ренессанса, когда Европу захлестнули религиозные конфликты, мыслителям стало сложно отстаивать добродетельные ренессансные идеалы. Так, произведениям выдающегося английского драматурга Уильяма Шекспира (1564—1616) и французского философа Мишеля де Монтеня (1533—1592) присуще чувство неуверенности в будущем, равно как сомнения в том, что человеческий разум может противостоять трагическим обстоятельствам времени.

Реформация. Это наименование появилось в Германии в начале XVI в. и стало означать движение за религиозно-политическое переустройство христианского мира. Начало ему положил немецкий монах Мартин Лютер (1483—1546), который в 1517 г. обнародовал свои тезисы, направленные против индульгенций — официальных прощений грехов. Индульгенциями торговала католическая церковь во главе с папой, что приносило значительный доход. Согласно Лютеру, индульгенции бесполезны и нечестивы, поскольку человек уже искуплен страданиями Христа и может спастись, лишь приняв и поверив в высшую волю Бога, а не только в само существование Всевышнего. Так как спасение зависит только от веры, то бесполезны также все церковные обряды, паломничества, пожертвования, не имеет смысла культ святых даров и реликвий, равно как священных изображений. Все, что заповедал Бог, уже находится в Священном Писании, и надо лишь правильно понять Божье слово. Лютер и его многочисленные последователи были убеждены, что, оставаясь в лоне католической церкви, они не спасутся и угодят в ад. Идеи Лютера, совпавшие с расцветом Возрождения, индивидуализма и свободомыслия, интереса к древним авторам, чьи мысли совершенно противоречили средневековым представлениям, быстро распространялись в Европе. Реформация началась.

В системе взглядов Лютера не нашлось место для папы как наместника Христа на земле, что было следствием омирщвления власти римских понтификов в XV—XVI вв. На рейхстаге — германском всесословном собрании, состоявшемся в Вормсе в 1521 г. в присутствии императора Карла V, Лютер повторил свои тезисы, которые также были поддержаны большой частью немецких князей, недовольных тем, что значительные средства (в том числе от продажи индульгенций) утекают в Рим папе. Многие князья давно зарились на огромные церковные богатства и раздражались от реальной независимости церковных институтов на территории их принципатов. Поддержавшие Реформацию князья давали убежище Лютеру, поощряли распространение его учения, проводили реформу богослужения: закрывали монастыри и конфисковывали все церковное имущество, упраздняли культы святых, иконы, мессу и т.д. В ответ на решение императора о запрете лютеранства князья и вольные города подписали протест (1529), после чего отколовшихся от католической веры стали называть протестантами. Протестантским князьям и вольным городам весьма импонировал тезис Лютера о том, что реформацию в подвластных землях должны проводить сами светские правители. Фактически произошел второй по значимости, после 1054 г., раскол христианского мира.

Одним из самых сильных общественных потрясений в Германии в ходе Реформации стала масштабная Крестьянская война 1524—1525 гг., в значительной мере прошедшая под знаменем идей анабаптизма (от греч. ava — «опять, вновь» и греч. рштСсо — «крещение», т.е. «вновь крещенные»). Сначала секта, потом движение анабаптистов во главе с Томасом Мюн- цером (ок. 1490—1525) исповедовали равенство всех людей перед Богом, призывали к уничтожению замков и дворцов, повсеместному занятию производительным трудом. Крестьянство лишь отчасти разделяло эти идеи, ограничиваясь требованиями религиозных реформ, социального и имущественного равенства, выборности священников, упразднения налогового бремени. Сам Лютер не поддержал восставших, чье восстание в итоге было подавлено, а Мюнцер погиб. Князья, сумевшие справиться с Крестьянской войной без помощи императора, остались единственной реальной политической силой в Священной Римской империи. В 1555 г., после продолжительных попыток вернуть религиозно-политическое единство империи Карлом V, был заключен Аугсбургский религиозный мир, признававший принцип «чья власть, того и вера». Каждый немецкий государь сам решал, какое вероисповедание будет исповедовать он сам и, соответственно, его княжество. Повсеместно признавалось верховенство государства над церковью, включая католические государства империи. Большая часть северной Германии (Ганзейский союз, Бранденбург и др.), а также все скандинавские страны приняли лютеранскую доктрину, юг Германии остался католическим.

Швейцария стала родиной иных протестантских течений, существующих по сей день и оказавших огромное влияние на раскол западного христианства. Выходец из Франции Жан Кальвин (1509—1564) явился основателем кальвинизма, получившего особое распространение во Франции и Нидерландах. Главное в его учении — идея предопределения, предполагающая, что души людей изначально предопределены либо к вечному спасению, либо к вечной погибели. В ходе жизни человек может получить некий знак от Всевышнего, что именно его ждет: если земные дела идут хорошо, это — намек на избранность, на спасение души, а если происходит обратное — надо работать больше и лучше, что приведет к успеху. Таким образом, человеку в жизни нужно неустанно трудиться, и не ради материального благополучия, а с целью обретения уверенности в избранности. Кальвин жил в Женеве, ставшей со временем настоящим центром подготовки кальвинистских пасторов. Его идеи нашли отклик прежде всего среди купцов и торговцев, горожан и ремесленников, напрямую связанных с результатами своего труда и товарно-денежными отношениями, т.е. среди будущей буржуазии. Если в Средневековье церковь запрещала радоваться от стяжательства богатства, заставляя мучаться от своей греховности богатых купцов и запрещая ростовщичество и прочую банковскую деятельность, то кальвинизм открыто призывал к обратному.

Особенным путем пошла Реформация в Англии. Король Генрих VIII Тюдор (1509—1547), получив отказ папы на развод с теткой императора Екатериной Арагонской, решил порвать с римским престолом. В 1534 г. английский Парламент издал Акт о верховенстве, согласно которому король провозглашался главой независимой англиканской церкви, получал право на развод и реформирование церкви в Англии. Для Генриха VIII конфискация церковных богатств стала важным религиозно-политическим и одновременно экономическим решением: в 1530-е гг. были закрыты все монастыри, проведена реформа богослужения, латынь заменена на английский язык, упразднено безбрачие духовенства. В пользу короны были конфискованы церковные земли. Духовенство сохраняло свою иерархию — во главе с архиепископом Кентерберийским, но получало содержание из королевской казны. Епископов утверждал в должности Парламент.

В итоге англиканство заняло промежуточное положение между католической и протестантской церквями. Это положение сохраняется и поныне.

Контрреформация. Папство очень болезненно реагировало на происходящие процессы и умаление своего авторитета, равно как потерю доходов, и инициировало ответные меры. Так, параллельно с Реформацией началось движение за восстановление позиций католичества и противодействие распространению протестантизма — Контрреформация. Прежде всего, была возобновлена деятельность Святой инквизиции с верховным трибуналом в Риме. В 1559 г. вышло в свет первое издание «Индекса запрещенных книг», т.е. печатной продукции, запрещенной для чтения под угрозой отлучения от церкви. Чуть раньше, в 1540 г., испанец Игнатий Лойола (1491 — 1556) основал новый монашеский орден «Воинство Иисуса Христа», вошедший в историю как орден иезуитов. Помимо обычных монашеских обетов — бедности, безбрачия и послушания, иезуиты также давали обет беспрекословного подчинения папе, отречения от семьи в пользу интересов ордена. Жесткая иерархическая организация и дисциплина отличали этот орден от остальных. Римская курия активно поддержала как стремление иезуитов проникнуть во все общественно-важные сферы и ключевые институты европейских стран и установить свое влияние, в том числе тайное, при монарших дворах, так и создание сети школ и колледжей для подрастающего поколения. Образование в иезуитских учебных заведениях было построено на принципах, разработанных гуманистами, и отличалось высоким уровнем. Идеи католического превосходства озвучивались блестящими лекторами и проповедниками и в общем достигли своих целей: во второй половине XVI в. католический мир смог укрепить свои идейные и организационные позиции и перейти в наступление на мир протестантский. В результате, вплоть до конца Тридцатилетней войны (1618—1648), Европу сотрясали межконфессиональные конфликты.

Важным рычагом Контрреформации стал созыв Вселенского собора в Тренто в 1545 г., который получил название Тридентского и был призван реформировать вероучение. Его итоговые решения (1563) подтверждали основные католические догматы, не допускали свободу вероисповедания, усиливали дисциплину среди священнослужителей и настаивали на безоговорочной власти пап внутри церкви. Вместе с тем вопрос о подчинении светской власти римскому трону более не поднимался. В политическом отношении папа превращался в одного из европейских монархов, полусветского властителя. Католическая церковь в противовес простоте протестантских проповедей пыталась усилить красоту и пышность богослужебных церемоний, учреждала новые массовые церковные праздники, способствовала появлению новых святых; отныне священники были обязаны иметь хорошее образование. Однако вместе с тем единая вера перестала быть частью всеобщего миропорядка, как в Средневековье, поскольку становилась делом выбора каждого человека.

На короткий период времени Контрреформация победила в Англии, когда в период правления дочери Генриха VIII Марии Тюдор (1553—1558) было реставрировано католичество, а на протестантов королева обрушила многочисленные репрессии, за что получила прозвище Кровавой. Однако уже в царствование ее сестры Елизаветы I (1558—1603) Англия вновь вернулась к англиканству, хотя уже в более умеренной форме. Время Елизаветы I вошло в историю как «Золотой век» существования английской монархии. Тем не менее с точки зрения папы и католических держав протестантка-королева являлась еретичкой и не имела прав на английский трон. Главной соперницей Елизаветы была ее родственница, католическая шотландская королева Мария Стюарт (1542—1587). По иронии судьбы, успехи Реформации в Шотландии и, как следствие, поражение в борьбе с баронами вынудили Марию Стюарт бежать в соседнюю Англию, где Елизавета I фактически захватила ее в плен, продолжавшийся почти 20 лет. В целях обретения свободы королева Шотландии стала участницей заговоров против Елизаветы и тем самым подписала себе приговор. Осужденная специальным судом, она была обезглавлена, что вызвало шок среди европейских монархов: впервые венценосная особа была осуждена на смерть. Ответная реакция против Елизаветы I и Англии воспоследовала в лице Филиппа II Испанского (1527—1598), лидера Контрреформации второй половины XVI в. При благословении папы, отлучившего Елизавету I от церкви, в 1588 г. Филипп II послал к берегам Англии огромный флот — «Непобедимую армаду», состоящую из 134 кораблей и 20 тыс. солдат. Целью экспедиции было свержение Елизаветы I и захват Англии, которая к тому же являлась главным торгово-политическим конкурентом испанцев на морях и при разделе Нового света. Командующий английской эскадрой Фрэнсис Дрейк (1540—1596), бывший пират и корсар, посредством умелой тактики, не вступая в генеральное сражение, вымотал и по частям разбил испанские силы. Шторм завершил разгром Армады: домой вернулось только 43 корабля. Елизавета I и англичане праздновали триумф: испанопортугальская монополия на морях была прорвана.

Неудачи постигли Филиппа II и Контрреформацию в Нидерландах, богатой торгово-промышленной области, которыми владели испанские короли с начала XVI в. Нидерланды, которые в то время чаще называли Фландрией, по имени одной из провинций, состояли из 17 регионов: южные говорили по преимуществу на французском языке и были тесно связаны с Францией, северные — на голландском языке (по имени одной из северных провинций — Голландии). Именно в северной части Нидерландов в 1566 г. началось восстание против испанского владычества, которое вошло в историю как Восьмидесятилетняя война, или Нидерландская буржуазная революция. Голландцы, среди которых распространился кальвинизм, протестовали против жестоких действий инквизиции, высоких налогов и умаления прав сословно-представительного органа — Генеральных штатов. Для подавления восстания Филипп II направил в Нидерланды войска под командованием герцога Альбы, назначенного наместником. Альба установил режим настоящего террора в стране, подвергнув казни более 8 тыс. человек, включая цвет фламандской знати. Ответной реакцией стали повсеместное неповиновение и масштабная война против испанцев, во главе которой стал аристократ-принц Вильгельм Оранский. Он воззвал за помощью к Англии и Франции, а внутри страны опирался в том числе на массовое народное движение, принявшее формы партизанской борьбы — гёзов (нидерл. Geuzen, фр. Les Gueux, буквально - «нищие»). В 1581 г. северные области провозгласили создание независимой Республики Соединенных провинций (Голландии) на основе Утрехтской унии, фактически отделившись от Испании. Лишь в следующем столетии испанские короли смирились с их потерей. В Голландии была провозглашена свобода вероисповедания, но при этом запрещены католические богослужения. Южные католические провинции, после ряда попыток привлечь на свою сторону французов, в итоге остались под властью короля Испании.

«Свинцовым веком» стало XVI столетие для Франции. Характерной чертой реформационных и затем контрреформационных процессов в этом государстве была борьба за власть крупнейших аристократических кланов, которые возглавляли или примыкали к противоборствующим религиям. Уступившая в Итальянских войнах первенство Испании, Франция, где кальвинистские идеи получили огромное распространение, быстро погрузилась во внутренние междоусобицы. Французских кальвинистов со временем стали называть гугенотами (от нем. Eidgenossen — «давшие совместную клятву»), и большая их часть оказалась сосредоточенной на юге страны, который традиционно тяготел к сепаратизму и конфликтовал с севером. Во главе гугенотов находилась семья Бурбонов, принцы крови, младшая ветвь правящих тогда Валуа. Центром владений Бурбонов было маленькое, но суверенное Наваррское королевство в Пиренеях, а также значительные земли внутри Франции, главным образом на юге. В северной части страны в основном проживали католики, объединившиеся вокруг семьи могущественных герцогов Гизов и их сторонников.

Гражданские войны с самого начала носили черты религиозных - войн католиков и гугенотов — и поэтому вошли в историю как Религиозные (Гугенотские) войны (1559—1598). Всего насчитывают восемь войн, которые продолжались с небольшими перерывами. В условиях начавшегося вооруженного противостояния сторон корона на первом этапе пыталась проводить политику лавирования, пытаясь играть третейскую роль. Королева-мать итальянка Екатерина Медичи, во многом руководившая страной в правление своих сыновей Карла IX (1560—1574) и Генриха III (1574—1589), с целью сохранения политического единства Франции и трона для своих детей готова была пойти на религиозный компромисс и смириться с существованием гугенотской религии наряду с католической. Королева в своих решениях опиралась во многом на умеренных католиков — так называемых «политиков» — чиновничество, городскую верхушку, служилое дворянство. Однако после 1567 г., когда произошла масштабная попытка гугенотов силой захватить короля и двор («сюрприз в Мо»), политика веротерпимости постепенно сошла на нет. Не в силах справиться с религиозно-политическим расколом и кланами, стоящими во главе партий, с целью сохранить мир для Франции, корона решилась на брак между лидером гугенотов Генрихом де Бурбоном, королем Наваррским, и сестрой французского короля, католической принцессой Маргаритой де Валуа. На их свадьбу, состоявшуюся 18 августа 1572 г. в Париже, съехалось несколько сот дворян — весь цвет гугенотской знати, во главе с адмиралом Колиньи, авторитетным лидером, претендовавшим на первое место в королевском совете. Колиньи настаивал на немедленной войне с Испанией во Фландрии, с тем чтобы избежать дальнейшей гражданской войны и сплотить страну в борьбе с внешним врагом. Боязнь влияния и мести гугенотов, которые начали вести себя агрессивно после неудачного покушения на адмирала, подтолкнули Екатерину Медичи и Карла IX к мысли о возможности уничтожить всех носителей гугенотской религии разом. Королевский план был поддержан Гизами. В ночь на Св. Варфоломея 24 августа 1572 г. началась резня гугенотов в Париже, которая продолжалась несколько дней и перекинулась на другие города Франции.

Варфоломеевская ночь произвела колоссальное впечатление на Европу и сразу рассматривалась как преступление короны против своих подданных. Эти события осудил даже царь Иван Грозный. Около 2 тыс. человек погибло только в Париже. Генриха Наваррского от гибели спасла его жена Маргарита и обращение в католичество. Гугеноты довольно быстро оправились от шока Варфоломеевской ночи и организовали свое государство в государстве, создав, по сути, самоуправляемую конфедерацию городов и территорий на юге страны. Бежавший из Парижа король Наваррский вскоре стал единоличным главой гугенотского движения. На втором этапе войн началась борьба уже не за влияние на французского короля, а борьба с ним самим. Кульминацией событий этого этапа стала борьба «трех Генрихов» — короля Генриха III, короля Генриха Наваррского и герцога Генриха де Гиза, причем это была уже не борьба за религиозное превосходство, а борьба за трон. И католики, и гугеноты активно использовали иностранную помощь и иностранных наемников, разорявших страну.

В ходе борьбы Гизы создали Католическую Лигу, военно-политический союз для борьбы с королем и гугенотами одновременно. Когда Лига организовала восстание в Париже и изгнала Генриха III в мае 1588 г., король позже отомстил, приказав убить герцога де Гиза во время заседания Генеральных штатов. В следующем году он сам погиб от рук монаха-фана- тика. Трон отошел гугеноту — королю Наваррскому, основателю династии Бурбонов (Генриху IV), однако в течение нескольких лет ему пришлось отвоевывать свою страну. Во внутрифранцузский конфликт вмешался Филипп II Испанский, желающий посадить на трон свою дочь. В Париж вступил испанский гарнизон, где оставался в течение трех лет. Иностранная интервенция, исчезновение династии Валуа, гибель главных действующих лиц конфликта, запустение и обезлюдение Франции сыграли на руку Генриху IV. Понимая, что преимущественно католическая страна никогда не примет короля-гугенота, в 1593 г. он вновь переменил веру, а позже был коронован. Только после этого Париж открыл ему ворота.

Генрих IV подобно предшественникам Валуа опирался на «политиков» и стремился создать условия для сосуществования обеих религий, при очевидном господстве католической и при очевидных правах протестантской. В 1598 г. был издан Нантский эдикт, который объявлял католическую религию государственной, но вместе с тем разрешал протестантское богослужение по всей Франции, кроме Парижа. За гугенотами закреплялись крепости с полным самоуправлением. Они исчезли только во время министерства кардинала Ришелье; последней пала Ла Рошель в 1628 г.

Вместе с XVI столетием ушла эпоха Ренессанса: постепенно идеи Нового времени с их рационализмом и прагматизмом заняли место в умах людей следующего века. Европейские межконфессиональные конфликты уступили место борьбе больших централизованных государств за влияние на суше и на море.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >