Церковь в понтификат Иоанна Павла ІІ.

Иоанн Павел /7(1978— 2005) также сознавал себя наследником политики аджорнаменто, осуществлявшейся папами, имена которых он вслед за Иоанном Павлом I принял в свое тронное имя. Будучи в вопросах догматического и нравственного учения неуступчивым, он стремился продемонстрировать свою открытость миру, завязать диалог со всеми людьми, в том числе исповедующими другие религии. Политика Ватикана характеризовалась стремлением установить отношения с социалистическими странами. Однако этому было много препятствий после ввода советских войск в Чехословакию в 1968 г. и после того, как католическая церковь в Польше и Ватикан стали поддерживать движение «Солидарность», дестабилизировавшее польский социализм.

В прямые взаимоотношения Ватикана с правительствами определенные изменения внесло стремление национальных епископатов оказывать большее влияние на политические процессы. Среди католического духовенства во второй половине века дифференцировались различные социально-политические ориентации. Курс национальных церквей стал отличаться от курса Ватикана. Руководство некоторых из них признало в своих пастырских посланиях допустимым участие католиков в массовых демократических движениях, критиковало политику военных блоков. Значительное развитие получили движения «левых католиков» и «Христиане за социализм», епископы и священники подвергли критике капиталистическое общество и призвали к социальным преобразованиям. В Латинской Америке возникла с конца 1960-х гг. теология освобождения, которая получила поддержку и на генеральных конференциях епископата (У го Ассман, Густаво Гутьеррес, Леонардо Бофф и др.). Социальный анализ теологи этого направления сочетали с религиозным пониманием сущности человека и общества, усматривая в религии движущую силу общественного развития, «фермент» революции.

Одним из бойцов Фиделя Кастро был поддержавший кубинскую революцию иезуит Гильермо Сардинья, назначенный капелланом повстанческой армии. Колумбийский священник Камило Торрес (1929—1966) сражался в рядах партизан и погиб с оружием в руках. В 1965 г., будучи профессором социологии и капелланом в университете Боготы, он опубликовал «Революционную платформу единого народного фронта», где настаивал на союзе с коммунистами для осуществления демократических преобразований в стране. За свою деятельность К. Торрес был лишен сана и отлучен от церкви, но в среде католиков началось переосмысление роли священников в борьбе за демократизацию общества и социальную справедливость. Левые религиозные движения способствовали победе сандинистов в Никарагуа. В Сальвадоре десятки священников с оружием в руках участвовали в патриотической борьбе Фронта национального освобождения имени Фарабундо Марти. За аграрную реформу высказалась национальная конференция епископата Бразилии. Многие католики-миряне и церковные деятели в Латинской Америке остро переживали нараставший разрыв между богатыми и бедными людьми, критически оценивали историческую роль в латиноамериканских странах католической церкви, способствовавшей подчинению индейцев западному господству и установлению несправедливых общественных отношений. Христианское призвание сторонниками теологии освобождения усматривалось в том, чтобы быть «церковью бедных». Это нашло поддержку на конференции латиноамериканского епископата в Меделине, а затем в Пуэбло в 1979 г., где присутствовал Иоанн Павел II.

Теология освобождения подверглась острой критике со стороны Иоанна Павла II. Церковь, указывал папа, осуждает социальную несправедливость, но бороться с ней следует не политическими методами, а путем морального совершенствования человека, источником зла являются не структуры собственности, а падение веры в Бога. Провозглашая тезис о деполитизации церкви, Ватикан принимает жесткие меры против прогрессивно настроенных священнослужителей, богословов, католических организаций. Под лозунгом укрепления церковной дисциплины, защиты чистоты вероучения руководящие круги Ватикана обрушились с резкими нападками на революционно-демократическое направление в теологии освобождения, старались дискредитировать его как «самую большую ересь в истории церкви». Ватиканская конгрегация вероучения с одобрения Иоанна Павла II издала в 1984 г. специальную инструкцию, осуждающую теологию освобождения.

Наибольшую враждебность консерваторов вызвало признание некоторыми теологами того, что именно марксизм дал научный анализ социальных причин эксплуатации и угнетения. Классовую ориентацию сторонников теологии освобождения, защиту ими интересов трудящихся Конгрегация вероучения объявила несовместимыми с христианством. В 1984 г. Ватикан предъявил католическим священнослужителям, участвовавшим в сандинистском руководстве Никарагуа, ультиматум — под угрозой отлучения подать в отставку с министерских постов. Министр образования Никарагуа Фернандо Карденаль по указанию римской курии был исключен из ордена иезуитов.

В своей социальной политике церковь ориентировалась на тезис, принятый в пастырской конституции II Ватиканского собора: церковь в силу своей миссии и природы не связана ни с какой особой формой культуры, политической, экономической или социальной системой («О церкви в современном мире», 42). Задачи католической церкви Иоанн Павел II не ограничивал лишь провозглашением истин веры и богослужением. Он подчеркивал, что задачи церкви включают заботу о человеке, защиту его прав. В энциклике «Redemptor hominis» (1979) Иоанн Павел II провозгласил тезис: все пути церкви ведут к человеку, и заявил, что церковь, верная Христу, должна быть церковью бедных. Одновременно папа указал на несовместимость католического учения с представлениями об Иисусе Христе как о политическом деятеле. Ценность человека, его свободу и нрава папа выводил из религиозно-догматических положений, а понятию «бедность» придал религиозно-этический смысл.

В энциклике «Dives in misericordia» (1980), посвященной Богу Отцу и его милосердной любви к людям, признание значения человека и его деятельности сочетается с указанием на то, что смысл человеческого существования раскрывается только в Боге. Творчество человека, его интеллект и труд, говорится в энциклике, вызвали глубокие изменения как в сфере науки и техники, гак и в общественной и культурной жизни, однако многие из этих преобразований вызывают растущее чувство угрозы. В созданной человечеством цивилизации обнаруживается примат вещи над человеком, современная техника не только содержит возможность самоуничтожения цивилизации, но и возможность «мирного» порабощения личностей, групп, целых обществ и народов, которые не устраивают тех, кто располагает техническими средствами и готов воспользоваться ими без зазрения совести. Папа признает, что социальная ситуация характеризуется радикальной несправедливостью, в мире есть сотни миллионов голодных. Но, по его мнению, избавиться от социальной несправедливости невозможно на путях только человеческой активности. В основе несправедливости лежит нравственный изъян, обусловленный грехопадением человека. Условием изменения ситуации в мире должен быть не только социальный прогресс, но и нравственное преображение человека, его возвращение к источнику любви — Богу. Осуществляя гармонизацию благодати и природы, церковь не должна замыкаться в себе, ей следует быть открытой миру и выступать в защиту общечеловеческих нравственных принципов — права на жизнь, человеческое достоинство, уважения к семье.

В энциклике «Laborem exercens» (1981), посвященной 90-летию социальной энциклики Льва XIII, Иоанн Павел II теологически обосновывал, что труд является отличительной особенностью человека, средством его человеческого самоосуществления и самосовершенствования. При этом папой подчеркивалась трансцендентная, духовная основа труда. Признавая примат труда по отношению к капиталу, папа настаивал на губительности их разделения и противопоставления; не отрицая наличия конфликта между рабочими и предпринимателями, Иоанн Павел II отстаивал классовое примирение и сотрудничество во имя общего блага. Папа критиковал как «индивидуализм», использующий право частной собственности на средства производства для эксплуатации и наживы, так и «коллективизм», предоставляющий средства производства в распоряжение бюрократического аппарата. Отчуждение труда, конфликт труда и капитала связывались в энциклике с эгоизмом предпринимателей и «заблуждениями экономизма и материализма». В энциклике повторялись идеи, имевшие место в посланиях Павла VI, о том, что право частной собственности нс является абсолютным и должно быть подчинено всеобщему предназначению благ, поэтому при определенных условиях возможно обобществление некоторых средств производства. Преодоление отчуждения труда и капитала может быть осуществлено путем гармонизации интересов предпринимателей и рабочих, которые могут стать совладельцами предприятий и разделить ответственность за управление ими.

Послание «Sollicitudo rei socialis» (1987) Иоанн Павел II посвятил 20-летию энциклики Павла VI «Populorum progressio». В этом документе, демонстрирующем заботу папы об общественных делах, констатируется увеличение разрыва между развитыми и богатыми странами Севера и бедными отсталыми странами Юга, сохранение и рост эксплуатации и угнетения. Призывая к преодолению напряженности между противостоящими общественно-экономическими системами «Востока» и «Запада», губительной для втягиваемых в их конфликт «третьих стран», Иоанн Павел II отмежевывался от понимания социального учения церкви в качестве «третьего пути» между либеральным капитализмом и марксистским коллективизмом, которые он подвергает критике. Основная цель социального учения церкви — это толкование действительности в духе учения Евангелия о человеке и его земном и трансцендентном призвании, а также ориентирование христианского поведения.

Признавая право частной собственности как действенное и необходимое, папа вместе с тем напоминал, что оно не учитывает ценности принципа христианского учения, согласно которому блага этого мира изначально предназначены для всех. Девиз понтификата Пия XII «Мир есть плод справедливости» Иоанн Павел II дополнил принципом «Мир есть плод солидарности». Идея христианской солидарности как высшей модели единства, преодолевающей «структуры греха», становится одной из основных идей социального учения церкви. Иоанн Павел II обращается здесь и к феноменам атеизма, неверия и религиозного индифферентизма. В отличие от идеологий, рожденных социальной борьбой, «атеистическими утопиями XIX в.», которые обнаруживают тенденцию к застою и ослаблению именно там, где они стали официальными учениями, подчеркивает папа, неверие и индифферентизм распространяются по всему миру и проявляются в гедонизме, прагматизме, поисках успеха без учета этических норм, в пренебрежении священным характером жизни.

Столетию «Rerum novarum» Иоанн Павел II посвятил энциклику «Centesimus annus» (1991), в которой оценил ситуацию после распада СССР и социалистического содружества в Европе. В этом послании признается влияние экономических факторов на социальное развитие, которое привело к конфликту труда и капитала, когда труд стал «товаром, который можно свободно купить и продать на рынке». «Более того, — говорится в энциклике, - трудящийся даже не был уверен, что продаст свой “товар”, а ему все время угрожала безработица, а за нею, при отсутствии социальной защиты, маячил призрак голодной смерти» («Centesimus annus», 4). Иоанн Павел II признает, что социальные перемены «раскололи общество на два класса, разделенные пропастью» (там же, 4). Но глубинный источник этого социально-экономического конфликта усматривается в греховном злоупотреблении человеческой свободой, ставящей во главу угла одну лишь эффективность труда, увеличение прибыли без должного внимания к полу, возрасту и семейному положению рабочего.

Продолжая начатую Львом XIII критику социально-экономических систем, Иоанн Павел II отстаивает «христианский» подход к социальной и политической организации, включающий в свои основания принцип солидарности, соответствующий природе человека как творения, образа и подобия Бога. Все общественные пороки возводятся к злоупотреблению свободой, которое проявилось и в эгоистическом либеральном капитализме, и в тоталитарна ном социалистическом коллективизме, и в милитаристских тоталитарных системах. Общим корнем всех этих злоупотреблений свободой папа объявляет атеизм и материализм, который «тесно связан с рационализмом Просвещения» (там же, 13). В социальном учении церкви понятие атеизма используется как принцип, позволяющий объяснить причины всех социальных пороков в традиционно-христианском духе. Вместе с тем обличение атеизма неизменно связывалось с попытками дискредитации марксизма как теоретического обоснования преимуществ социалистического устройства общества. Еще в энциклике «Dominum et vivificantem» (1986) Иоанн Павел II усмотрел в атеизме действие дьявола, «отца лжи», который па протяжении всей истории человечества соблазнял человека, внушая ему ненависть к Богу. Папа связывал атеизм с грехом как непослушанием, отказом от истины, с претензией человека стать автономным источником решения проблемы добра и зла. В октябре 2000 г. Иоанн Павел II в соборе св. Петра объявил, что будет просить Деву Марию о том, чтобы в третьем тысячелетии «волны атеизма, теоретического и практического», не захлестнули наш мир.

Анализ официальных документов католической церкви, изданных в период понтификата Иоанна Павла II, показывает, что церковь ищет новые гибкие методы социального действия. Эволюция социальной доктрины осуществляется без официального отречения от традиционных принципов и форм ее выражения. На разработку социального учения церкви оказывает свое влияние понимание католическими идеологами того, что игнорирование ценностей земной жизни не находит поддержки у современных верующих. Католическое социальное учение не акцентирует аскетизм, но усиливает внимание к земным делам и духовному миру людей. Иоанн Павел II считал идеальным общество, построенное по образцу иерархической католической церкви на основе церковной доктрины.

Возглавивший в 2005 г. Католическую церковь Бенедикт XVI с 1981 г. вплоть до избрания на панский престол руководил Конгрегацией вероучения (ранее — Священная Конгрегация вселенской инквизиции). Он — один из ведущих католических богословов, представляющих современную фундаментальную и догматическую теологию, занимается также вопросами экклезиологии, является сторонником так называемой христологии смысла (Христос пронизывает всю историю мира и человечества, придавая ей новый смысл). Ратцингер был одним из главных авторов ватиканского документа «Dominus Jesus» (2000), подчеркнувшего, что «полнота божественной истины» зиждется только в Католической церкви; при этом другие вероисповедания характеризовались как неистинные и ущербные.

Бенедикт XVI стремился развить идеи «трилогии социальных энциклик» Иоанна Павла II, которого он называл своим «великим предшественником»; в течение 2006—2009 гг. издал три энциклики — о любви, надежде и истине, соответственно «Deus Caritas est» (2006 г.), «Spe salvi» (2007 г.) и «Caritas in Veritate» (2009 г.), — всех их пронизывает понятие веры.

В энциклике «Deus Caritas Est» он констатировал разрыв между «любовыо-даром» и «любовыо-вожделением» в современном мире и призывал озарять человеческую любовь светом Божьей любви. Большое внимание в энциклике уделяется проблеме соотношения веры и политики, подчеркивается необходимость «точно определить отношения между приверженностью идеалам справедливости и служением милосердию». Трактуя марксизм как «бесчеловечную философию», Бенедикт XVI противопоставил ему рассуждения о «благотворительной деятельности церкви», о «любви» как о верном пути к справедливости. С его точки зрения, те, кто практически занимается служением милосердию, должны руководствоваться верой, а не «идеологией, направленной на преобразование мира». Бенедикт XVI вменял в обязанность верующим мирянам «непосредственно содействовать справедливой организации общества», призывая их участвовать в общественной жизни.

В энциклике обращается внимание на то, что, согласно христианству, человек представляет собой двойственную, но единую сущность, в которой «дух и материя благодаря взаимному проникновению обретают новое величие, взаимно обогащая друг друга»[1]; из содержания этой энциклики, посвященной божественной любви, ясно, что понятие любовь имеет не только богословское, но и социальное измерение, а также что любовь земная (эрос) и христианская (агапэ) при всем их различии «никогда не могут быть полностью разделены». Но высшим проявлением любви признается «каритас» — любовь небесная, дарованная церкви как общине верующих Богом. Именно с «каритас» Бенедикт XVI связывает понятия справедливости, милосердия, благотворительности, гуманизма, которые должны быть осуществлены в обществе благодаря вере. Те, кто занимается служением милосердия в церкви, «не должны руководствоваться идеологией, направленной на преобразование мира, но должны быть ведомы верой, которая проявляет себя через любовь»[2]. Таким образом, понятие любви-«каритас» становится для Бенедикта XVI инструментом, призванным соединить в единое целое не только членов христианской общины, но и наиболее благотворные аспекты человеческой жизни.

Пафос энциклики «Spe salvi»[3] — в уверении, что христианское понимание надежды неизмеримо превосходит все другие представления о ней. Надежда — «центральное слово библейской веры». Одной из целей этого документа, как и предыдущего, является обоснование мысли о бесперспективности и вредности попыток практически преобразовать окружающую жизнь и необходимости преобразовывать жизнь и мир изнутри, следуя примеру Иисуса Христа. «Иисус не был Спартаком. Он не был борцом за политическое освобождение, как Варавва или Бар-Кохба» (с. 41). Это преобразование может произойти только благодаря вере, дающей надежду на спасение. «То, что мы сегодня в повседневной суете называем жизнью, на самом деле не является ею» (с. 11). Истинной жизнью является жизнь вечная, та, «которая пребудет и которую никто не сможет отнять» (с. 16).

В энциклике «Caritas in veritate», имеющей подзаголовок «О целостном человеческом развитии в любви к истине», обрисовано католическое наследие в области социальных проблем и решительно подчеркивается претензия церкви на первенство в разработке программы выведения земного общества из состояния деградации. В энциклике основательно изложено социальное учение католицизма; надежда, вера и любовь соединены в социальном служении человечеству: «Христианская надежда — мощный социальный ресурс, служащий целостному человеческому развитию, созидаемому в свободе и справедливости. Надежда ободряет разум и дает ему силу руководить волей. Надежда уже присутствует в вере, которая ее и породила. Любовь к истине питается надеждой и в то же время ее демонстрирует»[4]. Бенедикт XVI подчеркивает преемственность позиции церкви но отношению к обществу, постоянно соотнося свои суждения с фрагментами энциклик «Rerum novarum», «Populorum progressio», «Sollicitudo rei socialis», и одновременно напоминая о том, что церковь всегда вносит новое: «Социальная доктрина дособорная и послесоборпая есть единое учение, последовательное и одновременно всегда новое». Цель энциклики — определить основные подходы к обеспечению целостного человеческого развития в любви к истине.

Бенедикт XVI рисует картину современного бедственного положения деградирующего человечества: разбазаривание социальных ресурсов, безработица, усиление неравенства на всех уровнях — индивидов и стран, появление новых видов бедности в богатых странах, расточительство и потребительство рядом с бесчеловечной нищетой, и, конечно, «планомерное насаждение религиозного безразличия или практического атеизма во многих странах».[5] В энциклике просматривается стремление реально влиять не только на общепланетарные политические, но и на экономические процессы. Бенедикт XVI обращается к проблемам глобализации и в связи с этим ставит проблему мировой экономики, для управления которой «нужна настоящая всемирная власть», что невозможно, по его мысли, без реформирования ООН. Он выдвигает понятие «семьи наций», «человеческой семьи», — это «сообщество народов и наций», которое должно стать «конкретной реальностью». Смысл образования «человеческой семьи» заключается в «возведении вселенского града Божия, к которому движется история человеческой семьи». Понятно, что духовное руководство «семьей» берет католическая церковь.

Содержание энциклик позволяет уловить тенденции развития католической мысли XXI в. Основная их идея — обосновать исключительное место христианства как единственно полноценного мировоззрения и мирочувствования в человеческом обществе. Кроме того, энциклики призваны свидетельствовать о глубоком и всеохватном постижении католической мыслью социально-политических процессов, происходящих в современном мире, что позволяет ей предоставить якобы единственно верные рекомендации для совершенствования общества в экономической, политической и культурной сферах; при этом демонстрируется независимость от каких бы то ни было партийных программ («Христианская программа — программа доброго самарянина, программа Иисуса...»). Бенедикт XVI стремился совместить традиционные, специфически религиозные идеи с насущными жизненными проблемами, обнаруживая завидную осведомленность в реальном состоянии нынешнего общества. Просматривается в этих документах и стремление более эффективно противостоять атеизму, марксизму, индифферентизму, релятивизму, вообще секулярист- ским тенденциям в обществе, отсюда намерение рехристианизиро- вагь, заново евангелизировать теряющее веру общество. В 2010 г. Бенедикт XVI учредил Папский совет по новой евангелизации во главе с архиепископом Сальвадоре Рино Физикелла — для борьбы с секуляризмом в традиционно христианских странах.

Завершился понтификат Бенедикта XVI 28 февраля 2013 г. в связи с его добровольным решением о сложении сана.

13 марта 2013 г. 266-м Папой Римским был избран кардинал Буэнос-Айреса Хорхе Марио Бергольо (р. 1936), взявший себе имя Франциск.

  • [1] Энциклика «Deus Caritas est» Верховного понтифика Бенедикта XVI епископам, пресвитерам и диаконам, людям посвященной жизни и всем верным Христу мирянам о христианской любви. Приложение к газете «Свет Евангелия», № 2,16 апреля 2006 г. С. V.
  • [2] Ibidem. Р. XXVII.
  • [3] Энциклика «Spc salvi» Верховного понтифика Бенедикта XVI. Ватикан,2007. (Далее цитаты последовательно: С. 4, 11, 16).
  • [4] Энциклика «Caritas in Veritate». 2009. С. 45.
  • [5] Энциклика «Caritas in Vcritate». Р. 37, 38.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >