Вероучение и теология кальвинизма.

Исходным пунктом реформы у Кальвина, как и у Лютера, было возвращение к Библии и Христу, прежде всего, к его моральному учению. Вместе с тем в кальвинизме большее значение придается Ветхому Завету и образу Бога Отца. В центре кальвинистской теологии находится учение о Боге как абсолютной суверенной воле, источнике любых норм и установлений. В своем главном труде «Наставление в христианской вере», который Кальвин дополнял и редактировал с 1536 до 1559 г., он систематизировал основные положения протестантизма, объединил их в единое целое на основе идей о величии и славе Божией и о предопределении человека к спасению или осуждению. Человек, согласно Кальвину, предназначен быть «сосудом воли Божией», но в результате первородного греха более не соответствует своему назначению, утрачивает образ Божий, способность быть «зеркалом божественной славы». Кальвин выступил против признания гуманистами божественного начала в человеке. Более того, он упрекал и отцов церкви в том, что нередко они преувеличивали человеческие добродетели. На самом деле человек — совершенно испорченное существо, прах и червь в рабстве греха. Человек и Бог разделены непроходимой пропастью. Человек лишен свободы воли и обречен на зло. Доминирующее значение приобретает для Кальвина августиновское учение о том, что все грешное человечество заслуживает погибели, но Бог даровал некоторым людям спасение.

Своеобразие кальвиновского вероучения обнаруживается также в акцентировании идеи предопределения. Оно определяется Кальвином как «вечное повеление Божие, которым Он определяет то, что Он хочет сделать с каждым человеком». Бог избрал одних людей к вечному блаженству, других — к погибели. Спасение вне власти людей, это непостижимое, скрытое от них решение Божие. Человек спасается потому, что избран к спасению и получает дар веры, рождается свыше. Спасающая благодать избрания делает индивида органом исполнения замыслов Бога, «сосудом воли Божией». Человек должен безусловно подчиниться воле Бога, отдаться его суду. Это вверение себя Богу производит в истинно верующем, а значит, избранном человеке чудо. Он становится абсолютно уверенным в том, что предопределен к вечной жизни и его ничто не может похитить из рук Божиих.

Кальвиновское понимание обращения как духовного процесса, который осуществляется в индивидуальной жизни, его высказывания о роли внутреннего опыта, о переживаниях христианина как опыте освящения и даже знаке избранности, способствовали становлению теологических концепций религиозного опыта в последующем развитии протестантской мысли. Провозглашая полную самоотдачу человека божественной воле, кальвинизм требует от него целеустремленности, «освящения», «возрастания во Христе» и обосновывает независимость верующего в своих решениях от мирских влияний. Человек должен поступать так, чтобы быть достойным вечного блаженства, если он к нему предопределен.

Из этого учения вытекают характерные для кальвинизма принципы «мирского призвания» и «мирского аскетизма». Кальвин учил, что человек в любое время и в любом месте находится на службе у Бога и несет ответственность за предоставляемые ему Богом дары — время, здоровье, собственность. Мир рассматривается как средство реализации замыслов Бога и подлежит преобразованию в соответствии с ними. Интенсивная профессиональная деятельность понимается как религиозная обязанность. Жизнь должна являться не наслаждением и приключением, а исполнением долга и движением к цели, поставленной Богом. Признаком оправдания в кальвинизме становится не глубина чувства покаяния, веры (как в лютеранстве), но энергия и результаты усилий, способные свидетельствовать о действии в этом человеке избравшего его Бога. Кальвинист верит, что успех в предпринимательстве может рассматриваться как свидетельство возможной избранности, тогда как лень или безуспешная деятельность означают грех, равнодушие к Богу, свидетельствуют о неизбранности. Моральность христианства основывается, по мнению Кальвина, нс на стяжании заслуг, не на «купле неба». Наоборот, добрые дела являются знаком, что избавление уже достигнуто, что тот, кто их исполняет, принадлежит к избранным. Такого рода уверенность способствует ригористическому отношению к морали. Кальвинизм — это морализаторская религия. Этический ригоризм приобрел в первой фазе кальвинистского движения особенно пламенные формы, а суровость нравов, хотя и внешняя, была в Женеве весьма распространенной. Кальвинизм заложил фундамент пуританской морали, в которой воспитывалась французская и позднее английская буржуазия.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >