СУННИТСКОЕ БОГОСЛОВИЕ В СРЕДНИЕ ВЕКА

Ранние формы религиозно-философской мысли

Развитие мусульманской государственности, обострение социально-политической и идейной борьбы в халифате, усиление контактов с духовным миром соседних народов дали толчок к детальной разработке мусульманской догматики. Складывание исламской теологии относится к IX—XII вв., т.е. богословие в собственном смысле слова возникло гораздо позднее, чем сама религия.

«Правоверие» и «заблуждение» в исламе.

С возникновением догматических споров в исламе перед мусульманами остро встал вопрос о том, что есть «правоверие», а что — «заблуждение», отклонение от него. В исламоведении эти антонимы часто выражаются терминами «ортодоксия» и «ересь», под которыми в христианстве подразумеваются соответственно «неуклонное следование учению церкви» и «сознательное и преднамеренное уклонение от ясно выраженного и сформулированного догмата веры». Оба этих термина не передают сущности и специфики ислама как религиозной системы. В исламе отсутствовал институт узаконения догматов, роль которого в христианстве выполняли Вселенские соборы. Разработка и истолкование догматов веры не входили в юрисдикцию «повелителя правоверных» — халифа или духовных учреждений. В отличие от христианства, провозгласившего, что ортодоксальность подразумевает повиновение церкви, ислам изначально рассматривался как повиновение Аллаху.

В мусульманском мире не выделилась общепринятая, признанная во всех регионах теологическая школа. Истолкованием догматов веры, формированием общественного мнения по вопросам религии занимались частные лица — религиозные деятели, авторитет которых основывался на их познаниях в области религиозных наук. Это были знатоки богословия, мусульманского предания и этико-правовых норм ислама, теологи-законоведы, специалисты в области религиозно-правового комплекса. Они могли занимать официальные должности или не иметь никаких должностей, будучи при этом весьма влиятельными религиозными деятелями.

Мнение «неформального» религиозного лидера и возглавляемой им школы, которое принимал тот или иной мусульманский правитель, приобретало характер «официального» лишь на определенной территории и на ограниченный период времени, не становясь обязательным для всего мусульманского мира. Отсюда проистекала потенциальная возможность различной трактовки религиозных вопросов, столь характерная для ислама. В частности, применительно к Османской империи и Индии «официальным» можно считать (с достаточной степенью условности) суннитский ислам ханифигской школы законоведения, тогда как для Ирана, начиная с XVI в., «государственным вероисповеданием» становится шиизм имамитского толка. Однако отступление от «официального вероисповедания» не всегда квалифицировалось как «ересь» — зандака. Лишь представители религиозных движений и течений, напрямую угрожавшие основам государственной власти, объявлялись «безбожниками» — кафирами и врагами «истинной веры».

Возможность различного толкования религиозно-догматических вопросов в исламе обуславливалась также противоречивостью главных источников мусульманского вероучения — Корана и Сунны, порождавшей в умах теологов и правоведов разномыслие, разнообразие точек зрения и позиций. В мусульманском обществе раннего Средневековья не существовало единого и обязательного мнения даже но основополагающим вопросам ислама, не говоря уже о периферийных частных вопросах. Отсутствие в исламе канонизированной системы догматов определяло субъективный характер суждений о том, что есть «правоверие», а что — «заблуждение», и относительность самих этих понятий. Идейное противоборство «последователей правоверия», «людей истины» с теми, кого они считали «заблудшими» и «отклонившимися от верного пути», не утихало на протяжении всей истории ислама. Исламские направления, движения, секты, отдельные теологи и правоведы могли претендовать на то, чтобы называться «единственными последователями и ревнителями правоверия» и «верными стражами исламских ценностей». В конечном итоге проблема «правоверия» в исламе оказалась неразрешимой. Специфика ислама такова, что в нем никогда не существовало единого узаконенного «ортодоксального» учения, что имеет принципиальное значение для понимания механизма функционирования ислама как идеологической системы. «Совершенная модель ислама» так и осталась недосягаемым идеалом. Региональные проявления мусульманской религии, основанные на общеисламских принципах и ценностях, составили впечатляющий ансамбль исламского мира.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >