Тенденции развития мирового кредитного рынка

В процессе развития кредитного сектора мирового финансового рынка выделяются несколько устойчивых тенденций:

  • • владельцы сбережений все чаще предпочитают помещать их в форму различных производных финансовых инструментов (деривативов) на мировом кредитном рынке, одновременно при этом уменьшается доля банковских депозитов. Производные финансовые инструменты стали оказывать сильное, иногда доминирующее влияние, на международный кредитный рынок;
  • • на мировом кредитном рынке происходит рост сбережений, предлагаемых их владельцами банкам для инвестирования в новые финансовые продукты и услуги;
  • • даже крупнейшие коммерческие банки, в том числе и транснациональные, не справляются с приливом финансовых ресурсов, следствием чего стала очередная волна поглощений и слияний банков не только между собой, но и с другими финансовыми институтами;
  • • в последние годы четко прослеживается тенденция развала действовавшей в предыдущие десятилетия системы регулирования мирового кредитного рынка на основе монетаристской концепции. Разрабатывается новая система регулирования;
  • • в связи с многочисленными поглощениями и слияниями крупнейших банков, а также с попытками разработать новую систему регулирования мирового кредитного рынка сформировалась его новая, четырехслойная структура;
  • • резко возросла конкуренция между американскими и европейскими транснациональными банками, а также региональными кредитными рынками: североамериканским, европейским и рынком ЮВА;
  • • чтобы стать полноправными участниками мирового кредитного рынка, транснациональные банки создают свои филиалы либо в мировых финансовых центрах (Нью-Йорке, Лондоне, Цюрихе, Токио, Люксембурге, Гонконге, Франкфурте-на-Майне и др.), либо в офшорных зонах. В результате в офшорных зонах сконцентрировались огромные массы капиталов, практически не облагаемые налогом;
  • • 13 крупнейших финансовых центров, охватывая около 1000 крупнейших филиалов и отделений транснациональных банков, сформировали новый тип мирового кредитного рынка: используя электронные сети (SWIFT, Global Costadien, Internet и пр.), он действует круглосуточно, регулируя движение международных кредитных потоков;
  • • все транснациональные банки — участники мирового кредитного рынка кроме традиционных депозитно-ссудных операций активно наращивают фондовые, инвестиционные, валютные и страховые операции. Происходит размывание границ между структурными секторами МФР, появляются кросс-секторальные финансовые продукты и услуги;
  • • электронная коммерция и бизнес, кредитные интернет-технологии существенно снизили транзакционные издержки и риски на мировом кредитном рынке;
  • • международные заемщики с высоким кредитным рейтингом (ТНК и ТНБ), а также наднациональные институты (МВФ, группа Всемирного банка и др.) берут на мировом кредитном рынке займы ниже ставки LIBOR. Эта практика выражает тенденцию снижения роли LIBOR как отправной точки в установлении стоимости кредита; возрастает доля синдицированных кредитов на международном кредитном рынке; на международном кредитном рынке значительно увеличилась доля долгосрочного кредитования;
  • • в последнее десятилетие все более заметной становится деятельность на региональных кредитных рынках стран новых экономик;
  • • важной тенденцией формирования мирового кредитного рынка стали поиски способов совмещения национального кредитного суверенитета с унификацией мирового кредитного рынка.

Перечисленные тенденции современного развития мирового кредитного рынка требуют дополнительного пояснения. В частности, рост объемов операций с деривативами на мировом кредитном рынке выражается прежде всего в том, что в последнее десятилетие появился такой новый кредитный инструмент, как кредитные деривативы. Все банки существенно расширили свои операции с этим инструментом. Так, крупнейшие американские банки увеличили в своих зарубежных филиалах (в Европе и Японии) департаменты, осуществляющие операции с деривативами. Доходы от операций с производными финансовыми инструментами стоят на первом месте у таких банков, как Чейз Манхэттен Бэнк, Барклайз Бэнк, Сосьете Женераль, Суисс Бэнк Корпорейшн и др. Средний дневной объем торговли деривативами на мировом кредитном рынке составляет более 3 трлн долл.

Образовался рынок кредитных деривативов (РКД), обеспечивающий перераспределение финансовых потоков посредством купли-продажи кредитных рисков. Отделение кредитного риска от самого актива в качестве отдельного объекта торговли обусловило появление и последующее становление самостоятельного рынка кредитных деривативов. Наличие центров торговли кредитными деривативами говорит о рынке кредитных деривативов как об оформившемся и самостоятельном явлении.

Рост сбережений на мировом кредитном рынке в последнее десятилетие объясняется тем, что МКР предоставляет условия для выгодного (доходного) помещения капиталов, а также просто для их купли-продажи. Продавцами кредитных ресурсов выступают владельцы сбережений — юридические и физические лица. В самом общем понимании сбережения — это всегда отложенное на будущее потребление. Владелец сбережений стремится найти тех, кто возьмет эти сбережения «в работу», чтобы они росли, а не обесценивались. Такие условия в последние сорок лет предоставлял мировой кредитный рынок. В этот период коэффициент корреляции сбережений по всему международному кредитному рынку повышался[1] (табл. 7.8).

Таблица 7.8

Средние показатели корреляции для коэффициентов сбережений в период с 1970 по 2012 г.

Показатель

1970-

1997-

2007-

1997

2007

2013

Всего по мировому кредитному рынку, в том числе:

0,15

0,21

0,12

— промышленно развитые страны;

0,53

0,64

0,32

— страны новых экономик

0,03

0,04

0,02

Примечание. Показатель корреляции рассчитывался как среднеарифметическая величина за конкретный период.

Из табл. 7.8 видно, что объем сбережений с 1970 по 2007 г. неуклонно увеличивался. Снижение темпов по промышленно развитым странам объясняется мировыми финансовыми кризисами 1997—1998 гг. и 2002 г., а также глобальным финансовым кризисом 2008—2009 гг. Но эта понижательная тенденция была сглажена быстрым ростом сбережений в странах с формирующимися рынками.

Рост сбережений обусловил еще одну тенденцию на мировом кредитном рынке — очередную волну поглощений и слияний крупнейших транснациональных банков участников мирового кредитного рынка. Общие активы банков мира в первом десятилетии XXI в. оценивались в 40 трлн долл. Практически весь банковский капитал мирового кредитного рынка сконцентрировался в промышленно развитых странах. Концентрация капитала достаточно высока, но процесс слияний и поглощений банков нарастает.

Особенно яркими примерами таких слияний отличаются страны Европейского союза. За последние десять лет во Франции произошли слияния БНП и Париба, Креди Лионе и Креди Агриколь с образованием нового банка Ле Креди Лионе (LCL), Банка Популер и корпоративного банка Натаксис, к которым присоединились позже кредитно-финансовая группа БРЭД (BRED) и Банк Федераль Популер. К новому банку Натаксис Банк Популер присоединилась почтово-сберегательная система Франции. Сосьете Женераль слился с Креди де Норд.

Складывается впечатление, что банковско-кредитная система Франции вскоре будет состоять из двух банков: центрального и универсального коммерческого. В соседней Бельгии аналогичная ситуация: в стране остался один универсальный коммерческий банк — Банк де Бельж, а все остальные банки — иностранные филиалы банков других стран. В рамках тенденции слияний и поглощений на мировом кредитном рынке развивается тенденция слияний и поглощений на межнациональных рынках. Так, широко известная финансово-кредитная группа HSBC (Гонконг Шанхай Банкинг Корпорейшн) поглотила Креди Коммерсиаль де Франс (CCF) — один из крупнейших транснациональных банков. Крупные структурные изменения произошли в японском банковском секторе. Там объединились три банка: Дай-Ичи Капгео Банк, Индастриал Банк оф Джерен и Фудзи Банк. В Великобритании Ройал Бэнк оф Скотланд приобрел Нэшнл Вестминстер Бэнк.

Для создания новой системы регулирования мирового кредитного рынка вместо переставшей работать старой системы регулирования, выработанной в Бреттон-Вудсе, была предложена новая четырехслойная структура мирового кредитного рынка. Самый верхний уровень такой системы представлен небольшой группой наднациональных банков и финансовых организаций (МВФ, группа ВБ, БМР и пр.), работающих в рамках ООН. Их цели — регулирование мирового кредитного рынка и финансовое обеспечение деятельности ООН и других международных организаций.

На втором уровне располагаются центральные банки (национальные и региональные типа Центрального банка Европы), которые в большинстве стран и регионов контролируют национальные и транснациональные коммерческие банки. Третий уровень представлен транснациональными банками, каждый из которых имеет систему дочерних банков и филиалов. Значительная часть капиталов транснациональных банков выведена из-под юрисдикции центральных банков, которые регулируют их деятельность. На четвертом уровне располагаются обычные коммерческие банки, которые составляют более 90% численности всех банков.

Рост конкуренции между американскими, европейскими и юго-восточноазиатскими банками привел к новой расстановке сил на мировом кредитном рынке. По размерам суммарных активов доминируют в настоящее время европейские банки. Однако по эффективности совершаемых операций первенство перешло к американским банкам: прибыли City Corporation ежегодно вырастают в 3—4 раза,/ Р. Morgan — в 2, Bank of America — в 1,5 раза. Одновременно происходит агрессивное вторжение банков Юго-Восточной Азии в европейский и американский секторы международного кредитного рынка. Конкуренция столь сильна, что азиатские банки активно поглощают американские и европейские (пример — Honkong Shanhai Banking Corporation, HSBS).

Одним из инструментов конкурентной борьбы банков на мировом кредитном рынке стало создание филиалов транснациональных банков в крупнейших мировых финансовых центрах либо в офшорных зонах. Тринадцать финансовых центров охватывают около 1000 филиалов транснациональных банков. В результате этого сформировался новый институциональный механизм мирового кредитного рынка. Используя электронные сети, он действует круглосуточно, регулируя движение международных кредитных потоков. Горячие или так называемые дешевые деньги (краткосрочные кредиты), занятые в мировых финансовых центрах, направляются в офшорные филиалы, которые предоставляют кредиты уже иод более высокий процент и концентрируют у себя прибыль, практически не облагаемую налогом.

Новые банковские технологии, разработанные в последнее десятилетие, значительно снизили транзакционные издержки и кредитные риски на мировом кредитном рынке. Основным достижением новых банковских технологий является консолидация капитала по поручению клиента (денег, ценных бумаг, драгоценностей, недвижимости и т.д.) из средств со счетов, разбросанных в банках всего мира. Это может сделать сам клиент с помощью компьютера, подключенного к сети Интернет, даже если он имеет много счетов в различных банках мира.

Подобные технологии характеризуются высокой надежностью сохранности капитала. Они имеют свыше пяти уровней защиты и идентификации личности клиента (пароли, электронная подпись, отпечатки пальцев и т.п.). Используются в основном единые стандарты классификации и кодирования реквизитов и форматов электронных документов. Последние хранятся в архивах, использующих объектно-реляционные базы данных типа Oracle, SyBase с объемом в сотни миллионов записей, и считываются практически мгновенно (за 3—5 с) на девяти иностранных языках. В результате банковский бизнес сочетает прозрачность при управлении счетами для клиента и полноценную защиту его интересов от злоумышленников либо от ошибок работников банка.

На мировом кредитном рынке в последние годы существенно возросла доля евровалютного долгосрочного кредитования. В отличие от иностранного, евровалютное кредитование осуществляется в иностранной валюте для страны, где оно было применено. Евровалютное кредитование включает еврокредиты и еврооблигации. Евровалютные кредиты выражены в свободно конвертируемой валюте, вложенной в банк, который находится вне страны ее происхождения. Существенная характеристика еврокредитного рынка выражается в том, что займы в отличие от местного кредитного рынка осуществляются на основе поправок к изменяющейся ежедневно ставке LIBOR.

Некоторые заемщики с высоким кредитным рейтингом (ТНК и ТНБ), наднациональные институты (МВФ, группа ВБ и др.) берут займы по цене ниже ЛИБИД} (лондонская межбанковская процентная ставка спроса). ЛИБИД — это процентная ставка, уплачиваемая одним банком другому за привлеченный депозит; устанавливается ниже ставки ЛИБОР примерно на 0,125%. Такая практика определила современную тенденцию снижения роли LIBOR как отправной точки в установлении цены кредита.

Евровалютные кредиты выдаются на срок от 3 до 10 лет. В настоящее время наблюдается тенденция к увеличению этого срока. Десятилетние кредиты для первоклассных заемщиков становятся не редкостью. Кредиторами на этом рынке являются исключительно банки, которые, как правило, образуют синдикаты для крупного кредитования. Байк, получивший запрос на кредитование, управляет синдикатом. Он приглашает еще несколько банков для участия в кредитовании.

В зависимости от размера и вида кредита синдикат получает комиссионные от 0,25 до 2% суммы кредита. Ставка по кредитам на евровалютном кредитном рынке из-за более низких издержек кредитования (отсутствие на этих рынках валютного контроля, налогов на такие операции) гораздо ниже, чем на национальных рынках. Евровалютное кредитование осуществляется в основном в долларах, но может происходить и в других валютах.

Важной тенденцией развития мирового кредитного рынка стало изменение структуры регулирующих и кредитующих наднациональных организаций.

В 1990-е гг. на роль главного институционального регулятора мирового кредитного рынка выдвинулся МВФ. Созданный в 1946 г. в рамках Бреттон-Вудских валютно-финансовых соглашений, первоначально Фонд предназначался исключительно для регулирования международной валютной ликвидности, т.е. для стабилизации мирового кредитного рынка. Для этого в рамках неокейнсианской теоретической концепции были разработаны специальные методы и инструменты такого регулирования[2] [3].

До 1972 г. МВФ в основном регулировал валютно-кредитные отношения промышленно развитых стран, а с 1972 по 1982 г. произошло резкое расширение его регулирующей и кредитной деятельности в развивающихся странах. Всего за период 1947—1998 гг. МВФ предоставил странам-членам кредиты на общую сумму 175,5 млрд СДР (примерно 247 млрд долл. США), а вместе с льготными займами наименее развитым странам за счет специальных фондов — 263 млрд долл. США. Продолжая поддерживать стабильность мирового кредитного рынка, МВФ к началу 1980-х гг. вышел далеко за рамки своих первоначальных задач и стал невольным виновником мирового кризиса внешней задолженности развивающихся стран, который существенно подорвал стабильность всего международного кредитного рынка.

В 1980-е гг. валютно-финансовые трудности развивающихся государств вынудили МВФ радикально пересмотреть инструменты своей регулирующей политики на мировом финансовом рынке и выработать новые подходы к этому регулированию. В основу новой концепции регулирования МФР были теперь положены идеи монетаристов, а сам Фонд стал не только регулировать мировой кредитный рынок, а в рамках монетаристских идей разрабатывать и внедрять стабилизирующие программы на национальных кредитных рынках стран — участниц МВФ. Основной смысл этих программ (так называемый Вашингтонский консенсус) состоял в финансовой стабилизации национальных кредитных рынков и либерализации внешнеэкономических связей этих стран.

Однако опыт 1990—2010 гг. показал, что дефляционные монетаристские меры далеко не всегда достигают желанной цели, особенно если нарушается равновесие платежного баланса на фоне экономического спада. Более того, подобные меры способствуют свертыванию инвестиций, а следовательно, замедлению экономического роста. Под монетаристскую концепцию Вашингтонского консенсуса МВФ разработал цельную и развернутую систему кредитования и регулирования выполнения своих стабилизационных программ на национальных кредитных рынках (рис. 7.4).

Механизмы кредитования и регулирования МВФ в 1990—2010 гг. (монетаристская концепция)

Рис. 7.4. Механизмы кредитования и регулирования МВФ в 1990—2010 гг. (монетаристская концепция)

Стандартизация и унификация подходов МВФ к внешнему регулированию национальных кредитных рынков привела к полному провалу инструментов и моделей такого регулирования к 1998 г. После финансовых кризисов в Юго-Восточной Азии (1997) и России (1998) стало очевидно, что шаблонное использование дефляционной регулирующей модели монетаристов неприемлемо. Учитывая это, с 2000 г., особенно после глобального финансового кризиса 2008—2009 гг., МВФ стал уделять больше внимания долгосрочным, структурным и институциональным проблемам финансового рынка. Подобные тенденции многими экономистами-аналитиками были названы постепенным формированием «новой парадигмы» монетаристской теории.

«Новая парадигма» регулирующей деятельности Международного валютного фонда на МКР базируется на институциональном анализе, в котором институты — участники рынка и их поведение имеют не меньшее значение, чем функциональные связи. Известно, что наиболее оперативным инструментом кредитного регулирования МКР является учетный (дисконтный) процент, устанавливаемый центральными банками. Кроме него традиционно используются операции на открытом рынке и регулирование норм резервов коммерческих банков.

В соответствии с новой концепцией регулирования Фондом мирового кредитного рынка к такому инструменту регулирования кредитного рынка, как изменение резервных требований, добавлено использование стандартов достаточности капитала. Но эти инструменты оказывают неодинаковое влияние на денежное обращение, с одной стороны, и на предложение кредитов — с другой. Поэтому между процентами по кредитам и процентами по T-bills возникает разрыв — спред. Монетарная политика регулирования влияет и на предложение кредитов, и стимулирует инвестиции. Но проблема состоит в том, что трудно определить точно, в какой степени увеличение спреда между процентными ставками по займам и по казначейским T-bills вызвано увеличением риска или желанием избежать риска. Это означает, что обычные инструменты монетарной политики могут не достигнуть своей цели.

Кардинально изменив набор регулирующих инструментов в русле политики «нового монетаризма», МВФ постепенно перестает играть роль «центрального банка на мировом кредитном рынке». Что же касается «новой парадигмы» монетаризма как регулирующего инструментария МВФ, то она выглядит следующим образом:

  • — основные инструменты регулирования переносятся на кредитный сектор мирового финансового рынка;
  • — спрос на кредиты не имеет значения, важно их предложение (отсюда снижение актуальности такого инструмента регулирования, как реальная процентная ставка);
  • — реальной процентной ставкой является только процент по займам, причем спред между этим процентом и процентом по T-bills может колебаться в очень широком диапазоне;
  • — банки играют центральную роль в предоставлении кредитов;
  • — поскольку кредит — величина многосоставная, то совокупные данные могут искажать реальное представление о нем. Например избыток ликвидности одного банка не восполняет недостатка ликвидности другого;
  • - необходима строгая регламентация регулирующих монетаристских мер через МВФ;
  • — таргетирование денежной массы заменено таргетированием инфляции.

Вопросы для самопроверки

  • 1. Что такое международный кредит, каковы его функции и роль?
  • 2. Что является ценой международного кредита на мировом кредитном рынке?
  • 3. Какие формы международного кредита активно используются в настоящее время?
  • 4. Что такое проектное кредитование?
  • 5. Чем отличается факторинг от форфейтинга?
  • 6. Что такое лизинг и как он используется для обслуживания внешнеэкономической деятельности?
  • 7. Какие формы международных государственных кредитов вы знаете?
  • 8. Какие международные банковские кредиты применяются для обслуживания внешней торговли?
  • 9. Что такое международный кредитный рынок и как он связан с другими секторами мирового финансового рынка?
  • 10. Каковы основные современные тенденции развития мирового кредитного рынка?

  • [1] иК1.: 1игр://?''лт1'.о^-ех1егпа1риЬПсайоп8
  • [2] От англ. LIBID — London Interbank Interest of Demand.
  • [3] С основными докладами в Бреттон-Вудсе выступали Дж. Кейнс и Г. А. Уайт.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >