Филипп Френо: «отец американской поэзии».

Решающий вклад в становление национальной поэзии внес Филипп Френо (Fhilip Freneau, 1752—1832); он также выступал как журналист, публицист, критик. Его предками были выходцы из Франции (о чем свидетельствует его фамилия) и Шотландии. Выпускник колледжа, Френо дебютировал в 1770-е годы написанной в патриотическом ключе поэмой «Растущая слава Америки» (The Rising Glory of America, 1771) и пасторальной поэмой «Американская деревня» (The American Village, 1771). С первых его шагов стало очевидно, что по масштабу дарования, самобытности, владению стихотворной техникой Френо значительнее других поэтов из «хартфордской» группы.

Талант Френо ярче всего проявился в разгар революционных событий, когда он вступил добровольцем в армию Вашингтона, а его песни и баллады распространялись в виде листовок в лагере повстанцев. Он призывал соотечественников решительно встать на защиту свободы, славил таких героев повстанческой армии, как адмирал Пол Джонс и капитан Барни; выражал боль от зрелища разоренных войной родных мест. К числу лучших произведений этого времени относится стихотворение «Памяти храбрых американцев» (То the Memory of the Brave Americans), взволнованная эпитафия павшим в битве при Уго-Спрингс в Южной Каролине в сентябре 1781 г.:

При Уго-Спрингс они легли:

Покрыты прахом их тела;

Прохожий, плачу струй внемли —

Как много храбрых смерть взяла!

Но если крепок мертвых сон И если долг пред ними свят,

Промолвь, печалью полонен:

Друзья свободы здесь лежат.

(Пер. Г. Кружкова)

Френо на себе испытал тяготы войны: во время поездки на острова Вест-Индии, попав в плен к англичанам, на военном судне «Скорпион» он пережил голод и жестокое обращение. Условия заключения вызвали у поэта тяжелую болезнь, после чего его перевели на госпитальное судно «Хантер», где обращение с ним было таким же безжалостным. О пережитом он поведал в состоящей из трех глав поэме «Британская плавучая тюрьма» (The British Prison Ship, 1781).

«Отец американской поэзии», как его называли, певец революции, Френо был человеком демократических убеждений: он видел цель восставших не только в обретении колониями независимости, но и в облегчении участи простого труженика. Он сделал многозначительную переработку английского национального гимна: «Боже, храни короля», превратился в «Боже, храни права человека» (God Save the Rights of Man). Его публицистические выступления, в частности в основанной им «Национальной газете» (National Gazette), получили одобрение Джефферсона: Френо была близка концепция «аграрной демократии». Поэт также приветствовал в стихах Французскую революцию, принял участие в разгоревшейся после обретения США независимости острой политической борьбе между федералистами (партией, представлявшей интересы крупной буржуазии, консервативных, торговых кругов, ратовавшей за сильную централизованную власть, развитие крупной промышленности) и демократами (партией, основанной Джефферсоном, защищавшей интересы фермеров, сторонников демократического пути развития США). В этой борьбе он выступал против федералистов, которые подвергали Френо острым нападкам. Они аттестовали его: «Этот негодяй Френо» и «антифедералистский рупор Джефферсона».

Однако значение Френо для американской поэзии не только в его стихах радикально-патриотической направленности (как долгое время считалось), в которых чувствовалось влияние антитиранической поэзии Мильтона, но также и в его пейзажной, медитативной лирике. В ней он опирался на традиции сентиментализма и по-своему предварял романтические настроения. Особенно удачны в этом плане его поэма «Дом ночи» (The House of Night), стихотворения «Индейское кладбище» (Indian Graveyard), «Вскармливание диким медом» (The Wild Honey Suckle), «Дикарь по прозванью Кэти-дид» (То a Caty-did), «Религия природы» (Religion of Nature), «Власть фантазии»:

Вся в движении, в работе,

В изменении, в полете —

О, Фантазия, кто б мог Указать, где твой исток?

Искра Божья, чувств свобода, —

Тайна тайн твоя природа.

(Пер. А. Шараповой)

Творческая судьба Френо. Последние десятилетия Френо чувствовал себя неуютно в родной стране, вынужден был не раз, оставляя творческую деятельность, зарабатывать на жизнь, поступив на службу. Он мало печатался, умер почти забытым.

Френо был одним из первых американских писателей, обратившихся к проблемам критики. В статье «Совет сочинителям» он высказывает мысль, которая как эхо будет в дальнейшем повторена многими писателями: нелегка участь человека, занимающегося в Америке художественной, литературной деятельностью посреди прагматизма и практицизма. В стихотворении «Поэту» (То Poet) он констатирует нерадостный удел стихотворца в Америке: он в отличие от своего уважаемого английского собрата живет в обществе, где «правит Польза ледяная, где цепью скована мечта и в униженьи — Красота».

И все повержены святыни —

Что делать музе в сей пустыне?

Этот риторический вопрос не случаен: даже такой моральный авторитет, как Франклин, с его ярко выраженным практицизмом, говорил, что для Америки один школьный учитель полезнее десяти поэтов.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >