Аболиционизм.

Важнейшим фактором, мощно влиявшим на развитие американской литературы во второй трети XIX в., стал аболиционизм — движение за отмену рабства. Развитие США, укрепление демократических институтов вступали во все более непримиримое противоречие с существованием невольничества, основой плантаторского хозяйства Юга. Рабство становилось препятствием для экономического роста страны. Это осознавали и с этим не желали мириться все большее число американцев прежде всего на Севере: рабочие, фермеры, религиозные деятели, представители творческой интеллигенции.

В 1833 г. было создано Американское антирабовладельческое общество (American Anti-Slavery Society). Затем появилось несколько других аналогичных организаций. Одним из пионеров антирабовладельческого движения был Уильям Ллойд Гаррисон (William Lloyd Garrison, 1805— 1879), публицист, общественный деятель, поэт. С 1832 г. он издавал свою знаменитую газету «Либерейтор» (Liberator), ставшую рупором аболиционистских идей. «Я буду суров, как правда, и непреклонен, как правосудие... Я буду честен, не буду увиливать, не буду прощать. Я не отступлю ни на дюйм, и я буду услышан», — провозгласил Гаррисон.

В аболиционистском движении обозначилось два крыла: сторонники решительных действий (радикалы) и умеренные. Противники рабства решительно активизировали свои действия после издания в 1850 г. закона о беглых рабах. Одной из важных сторон деятельности аболиционистов стало оказание помощи черным невольникам, устремлявшимся на Север. Героическое выступление Джона Брауна в 1859 г., пожертвовавшего жизнью в схватке с невольничеством, вызвало общеамериканский резонанс, дало мощный стимул к подъему антирабовладельческого движения. Оно стало прологом к началу Гражданской войны между Севером и Югом (1861—1865), которая привела к крушению рабства. Образ Джона Брауна прочно вошел в американскую литературу. Он герой многих романов, поэм, стихотворений, пьес (Г. Торо, С. В. Бенэ, У. Стедман и др.). Не было практически такого значительного деятеля культуры США, северянина, который бы в той или иной мере не выразил своего неприятия рабства. Среди них такие крупные писатели, как Лонгфелло, Торо, Эмерсон, Мелвилл, Уитмен, Бичер-Стоу и многие другие.

Поэт, публицист, оратор, литературный критик Джеймс Рассел Лоуэлл (James Russel Lowell, 1819—1892) был страстным аболиционистом, редактировал журнал «Национальное антирабовладельческое знамя» (National Anti-Slavery Standard, 1848—1852). В сатирической поэме «Переписка Биглоу» (Biglow Papers, 1846), используя искусную стилизацию под письма простолюдина, пропитанные народным юмором, он высмеивает алчность южных плантаторов. Продолжение «Переписки Биглоу» (1867) посвящено событиям Гражданской войны. Перу Лоуэлла принадлежит также поэма «Басня для критиков» (A Fable for Critics, 1846), выдержанная в пародийно-ироническом ключе, которая вводит читателя в литературную атмосферу 1840-х годов, содержит шаржированные портреты Эмерсона, Брайанта, По, Купера, Лонгфелло, самого Лоуэлла. В дальнейшем Лоуэлл отошел от художественного творчества, отдавая много сил преподаванию в Гарварде, критике и редакторской работе.

Заметной фигурой в рядах аболиционистов был Теодор Паркер (Theodore Parker, 1810—1860), публицист, философ, один из членов Трансценденталистского клуба, соратник Эмерсона. Он был священником и использовал церковную кафедру для обсуждения таких актуальных проблем, как рабство, права женщин. Выступая против невольничества, оказывал помощь беглым рабам, стал одним из основателей колонии Брук Фарм (1841—1847 гг.).

Среди лидеров аболиционистского движения был Джон Гринлиф Уиттиер (John Greenleaf Whittier, 1807—1847), поэт, публицист, редактор. Выходец из семьи фермеров, человек глубоко религиозный, певец Новой Англии и ее тружеников, крестьян, поборник справедливости, он почти три десятилетия отдал борьбе с рабством. Его гражданский пафос нашел выражение в книге стихов «Голоса свободы» (Voices of Freedom, 1846).

В борьбе за свое освобождение приняли участие и темнокожие американцы. Они подвергались не только физическому, но и духовному порабощению, были жертвами расистской идеологии. Неграм внушалось, что они — недочеловеки, находящиеся на промежуточном уровне между людьми и животными, что черный цвет их кожи — эмблема позора, неполноценности, греховности.

Важным средством антирабовладельческой пропаганды стали «нарративы» (narrative), — рассказы черных невольников, которым посчастливилось бежать на Север. Эти бесхитростные истории, рассказанные обычно неграмотными рабами, были записаны белыми аболиционистами. Нарративы стоят у истоков прозы Черной Америки.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >