Поэт: любовь, красота, смерть

Эдгар По считал себя прежде всего поэтом. Но в количественном отношении его стихотворное наследие скромно: немногим более пятидесяти стихотворений, не принимая в расчет ранние юношеские опыты, несущие следы подражательности. Можно констатировать, что все зрелые стихи По — плод интенсивного труда и предельной требовательности. Они поистине «томов премногих тяжелей». Это такие отмеченные самобытностью и оригинальностью стихотворения, как «Исрафил» (Israfiel), «Эльдорадо» (Eldorado), «Улялюм» (Ulalume), «Аннабель Ли» (Annabel Lee), «Колокола» (The Bells), «Ворон» (The Raven). Обычно стихи По бессюжетны, построены на нюансах, настроениях, музыке слов, в них существенны не «значение», а «эффект». Огромную роль играет символика, обыгрываются мотивы красоты, любви и особенно смерти.

Мотив смерти, как подсчитали исследователи, присутствует едва ли не в каждом третьем стихотворении По. Смерть у него — многозначное романтико-символическое понятие, сопрягаемое с Любовью, Красотой, Поэзией. Жизнь неразрывно связана с потусторонним миром. Через страдания и любовь к Прекрасной Женщине герой лирической поэзии Эдгара По обретает Рай. Только любовь, только воспоминания о счастливых днях соединяют прошлое и настоящее, привносят в душу гармонию.

Поклонник автора «Чайльд Гарольда» в пору юности, По остался верен байроническому мироощущению — скорби, печали, меланхолии. Они и в душе лирического героя, и в особой окраске пейзажа. В стихотворении «Долина тревоги» По описывает покинутый дол:

Тихий край когда-то был,

Где давно никто не жил —

Все пропали на войне.

Только звезды в вышине Зажигались в поздний час И дозор из нежных глаз Охранял с лазурных круч Там цветы...

(Пер. Г. Кружкова)

Как уже отмечалось, в душе Эдгара По счастливым образом «сосуществовали» поэт, живущий в мире грез, и ученый, приверженец точности и логики. Однако в известном сонете «К науке» (То Science, 1829) он противопоставляет природу, исполненную естественности и красоты, науке, которая для него — синоним «разума». Последний враждебен прекрасному, но неудержимо притягателен для поэта.

Наука! Ты — дитя Седых Времен!

Меняя все вниманье глаз прозрачных,

Зачем тревожишь ты поэта сон,

О, коршун! крылья чьи — взмах истин мрачных!

(Пер. В. Брюсова)

В известном стихотворении «Исрафил» По обращается к традиционной для романтиков теме художника. Исрафил — стихотворец, ангел, «божественный певец», «светоч неземной», олицетворение совершенного художника, находящего путь к сердцам людей благодаря возвышенному слиянию стихов и мелодии. В «Эльдорадо» вдохновенно выражена извечная мечта о некоей сказочной, недостижимой стране грез. Таинственный голос поэта, пришедшего на могилу возлюбленной, слышится в стихотворении «Улялюм».

В стихотворении «Колокола», отмеченном редкой звуковой выразительностью, развивается мотив колокольного звона, сопутствующего людям в важнейших событиях их жизни: это рождение, свадьба, стихийные бедствия, наконец, похороны. В переводе К. Бальмонта удачно передана мелодичность стихотворения, когда слова, ритмы начинают звучать, подобно колоколам:

Слышишь, сани мчатся в ряд,

Мчатся в ряд!

Колокольчики звенят

Серебристым легким звоном слух наш радостно томят,

Этим пеньем и гуденьем о забвенье говорят.

Ключевое слово этого стихотворения: «колокола» (bells) постоянно повторяется и всякий раз включается в новый смысловой контекст. Среди поэтических жемчужин По, пожалуй, ярче всех, как это уже говорилось, — знаменитый «Ворон». Все художественные средства в нем подчинены достижению «эффекта». Английская поэтесса Э. Браунинг свидетельствовала: «“Ворон” произвел сенсацию... Мои друзья зачарованы музыкой этого стихотворения... Я слышала, что Nevermore преследует людей как призрак».

Впечатляет не только появление странной, таинственной птицы в келье поэта, потерявшего свою возлюбленную. Завораживают музыка, магия слов этого стихотворения. Оно состоит из 18 строф, каждая из которых имеет шесть строк (с внутренней рифмовкой); две последние строки выполняют функцию рефрена. Звукопись усиливается благодаря звонким рифмам, в том числе внутренним, а также аллитерациям. Странный гость — символ самой роковой судьбы. По мере приближения к финалу сгущается мрачно-безнадежная атмосфера. Заключительным аккордом становится загадочное слово Nevermore (никогда).

И венчая шкаф мой книжный,

Неподвижный, неподвижный,

С изваяния Минервы не слетает никуда,

Восседает ворон черный, несменяемый дозорный,

Давит взор его упорный, давит, словно глыба льда.

И мой дух испепеленный из-под мертвой глыбы льда Не восстанет никогда.

(Пер. М. Донского)

По был поэтом-экспериментатором. Он варьировал размеры, строфику, стилистику. С необыкновенной взыскательностью трудился над

юз стихами, не уставал их править и обновлять. Стихотворение «Колокола» в первой редакции имело 17 строк, в окончательной — 113.

По — вдохновенный мастер, устремленный в завтрашний день литературы. Его поэзия стала связующим звеном между романтизмом и символизмом.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >