Предтеча символизма: живое наследие

Эдгар По стал первым американским национальным художником слова, чье влияние на мировую литературу многообразно и интенсивно. Международная известность его началась во Франции, где в 1845 г. были напечатаны две новеллы «Золотой жук» и «Похищенное письмо». Примерно в то же время Эдгаром По начал зачитываться Шарль Бодлер, его пылкий поклонник и пропагандист. Он отверг расхожую легенду о «пьяном поэте», рассмотрев в По редкую проницательность и «ненасытную любовь к Прекрасному». Об этом он написал в книге «Эдгар По. Жизнь и творчество».

В 1860—1880-е годы в среде французских символистов сложился культ По. Молодого Рембо привлекали в американском романтике мотивы галлюцинаций и фантасмагорий, ясновидения (отразившиеся в его знаменитом сонете «Гласные»); Стефан Малларме, чтобы лучше понимать По, стал изучать английский язык. Как и автор «Ворона», он искал совершенства и идеальной красоты, ему была созвучна эстетика По, в частности его принцип музыкальности в поэзии, не совместимой с дидактическими установками. Свидетельством пристрастий Малларме стало его знаменитое стихотворение «Гробница Эдгара По».

Влияние По дает себя знать и в английской литературе, прежде всего в творчестве символистов (О. Уайлд), неоромантиков (Л. Стивенсон). Он стимулировал развитие научно-фантастического жанра: мимо его опыта не прошли Ж. Верн и Г. Уэллс. История главного героя «Повести о приключениях Артура Гордона Пима» была дописана Жюлем Верном в романе «Ледяной дворец».

По, стихи которого во многом «держатся» на музыкальности и мелодичности, естественно, стал объектом пристального внимания композиторов (С. Прокофьева, С. Рахманинова, К. Дебюсси, М. Равеля). Дебюсси признавался, что его буквально преследуют волшебные создания По. Исключительной популярностью пользуется музыкальная поэма для хора и солистов «Колокола» Рахманинова, написанная на слова стихотворения По в переводе К. Бальмонта.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >