Своеобразие поэм Уитмена.

Как известно, романтизм вызвал к жизни целую палитру разновидностей жанра поэмы. Это поэма историческая, фантастическая, поэма-гимн, монологическая, лирическая, лироэпическая, исповедальная. Одна из непременных особенностей жанра — взволнованность, лиризм.

Уитменовские поэмы не поддаются традиционному жанровому определению. Это свободные медитации поэта, цепь разнообразных картин, ассоциативно соединенных силой художнической фантазии. В них отсутствуют не только привычный сюжет, но и крупно вылепленные образы. Даже в одной из лучших поэм Уитмена, посвященной памяти Линкольна, нет, как подчеркивалось, отчетливой фигуры погибшего президента: вся поэма «держится» не на сюжете, а на общей тональности, переданном чувстве глубокой, всенародной печали. Она пронзительно передана поэтом.

Новое содержание — новая форма.

В первом издании «Листьев травы» были «запрограммированы» глубинные мотивы, настроения, символы уитменовского мировидения и космоса. Уитмен видел в искусстве продолжение и воплощение Природы. Поэт учился у природы, выражал ее сущность, был пророком, глашатаем высоких истин.

Произведения Уитмена подобны фрагментам могучего монолита. Среди них есть и скромные поэтические миниатюры, и внушительные масштабные сочинения — поэмы. В совокупности они создают многогранный поэтический образ Америки.

В «Песне о себе» главенствует лирический герой; «Песня о топоре» (Song of the Broad Axe) — хвала труду, деянию; «Песня большой дороги» (Song of the Open Road) — гимн неохватным американским просторам; «Рожденный на Поманоке» (Starting from Paumanock) — произведение во многом автобиографическое, в котором Уитмен утверждает себя как поэт демократии; поэма «О теле электрическом пою» (I Sing the Body Electric) — апофеоз телесной сущности человека.

Как и многие великие романтики, Уитмен проторил неизведанный путь. Он отказался от привычных поэтических жанров, форм, от классического стиха. Его новый стиль находился в гармонии с новым для поэзии материалом. За кажущейся хаотичной неупорядоченностью его стихов просвечивают выверенный план,

продуманная организация; он чередует в пределах поэтических циклов крупные полотна и миниатюры, пейзажные панорамы, беглые зарисовки, философские сентенции, патетику и доверительные интонации.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >