«Воспитание Генри Адамса».

Сложные философские проблемы, связанные с отношением человека к окружающему миру, были поставлены Генри Адамсом и в его главном сочинении — автобиографии «Воспитание Генри Адамса» (The Education of Henry Adams, 1907; рус. пер. 1988). Он работал над ней в последние годы жизни и опубликовал в 1907 г. сначала для узкого круга избранных читателей. Широкую аудиторию автобиография Адамса приобрела через полгода после кончины автора. Книга имела подзаголовок «Исследование многообразия XX века» (A Study of Twentieth Century Multiplicity), что указывало на аналитико-философский характер его труда. Термин «воспитание» употреблен здесь в широком значении. Речь шла об итогах жизненного опыта, о формировании чувств и убеждений героя. Это была «мемуарная» разновидность «романа воспитания». Жизнь героя вписана в широкий исторический контекст. Повествование отвечает знаменитой формуле Герцена «история в человеке».

Рассказ о своей жизни Генри Адамс доводит примерно до 1905 г. Им полностью выпущено двадцатилетие (1871—1892 гг.), связанное с обстоятельствами трагически сложившейся семейной жизни. В автобиографии отразились главные внешние факты жизненного пути писателя: детство и учеба в Гарварде; дипломатическая работа в Европе; журналистика; многолетняя преподавательская деятельность и годы научной работы. Здесь же портреты друзей, среди которых будущий государственный секретарь Джон Хей, один из столпов американской политики Генри Кэбот Лодж. Адамса тревожили искажение демократических идеалов, экспансионистские тенденции внешней политики США. Интересны мысли писателя о России (он побывал в ней в 1901 г., посетил Москву и Петербург). Он ощущал мощь страны, называл ее «копилкой энергии», «великой, новой стихией», писал об исторической значимости российско-американских контактов.

Адамс — интеллектуальный отшельник, одинок, «отчужден» в современном обществе. Он не столько участник политической жизни, сколько ее наблюдатель, аналитически мыслящий комментатор. Выбор повествовательной манеры от третьего лица, несомненно, имел серьезное основание: в своей индивидуальной судьбе Адамс видел отражение нравственного тупика, в котором оказались многие американские интеллектуалы того времени. Машины, научный прогресс, полагал он, губительны для духовного развития индивида.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >