«Простаки за границей».

Вскоре после переезда в Нью-Йорк Твен получает лестное предложение в качестве корреспондента двух газет «Альта Калифорния» и «Нью-Йорк трибюн» отправиться на пароходе «Квакер-сити» в туристический вояж по Европе. Впервые Твен увидел Старый Свет. Путешественники побывали во Франции, в Италии, Греции и Турции, в Северной Африке. Проплыв по Черному морю, сделали остановку в Крыму и Одессе. В Ливадийском дворце в Крыму американцы были приняты императором Александром И. От имени соотечественников Твен составил приветственный адрес царю, в котором выражал благодарность России за позицию по отношению к северянам в Гражданской войне.

Книга «Простаки за границей» (The Innocents Abroad, 1869) открыла серию произведений Твена документально-очеркового характера. «Простаки за границей» относятся к жанру путевого дневника, так называемого «треволога». Впрочем, у Твена, далекого от литературных канонов, мы не находим эту форму в ее «чистом» виде: дневник путешествия сочетается с историческими экскурсами, публицистическими отступлениями, анекдотами и комическими эпизодами.

Основная тема книги — сопоставление Европы и Америки, Старого и Нового Света, двух культур, двух цивилизаций, ведь сравнение — лучшая форма познания. Эта тема органична для американской литературы XIX в.: трудно назвать писателя, который бы к ней не обращался. Среди них — В. Ирвинг и Ф. Купер, Г. У. Лонгфелло и Н. Готорн и, конечно же, такие современники Твена, как Генри Джеймс и У. Д. Хоуэлле. Сопоставляя европейцев и американцев, они стремились понять, в какой мере должен быть усвоен опыт Старого Света и в чем своеобразие «американского пути».

В книге Твена отразилась оптимистическая атмосфера послевоенной Америки. В ней интересна фигура главного героя, «простака», «американского Адама», человека, по-детски непосредственного, комически простодушного. Это — фигура крайне важная для всего творчества Твена. «Простак»- своеобразная маска, в которой иногда проглядывают и автобиографические черты. Американские писатели до Твена, как правило, демонстрировали свое восхищение европейской культурой. Твеновский «простак», сталкиваясь с памятниками старины в Европе, выказывает обезоруживающую неосведомленность, задает «детские» вопросы. Старый Свет видится ему чуть ли не кладбищем всяких реликтов и раритетов. Но взгляд Твена на Европу, полемически заостренный, конечно же, не сводится к демонстрации простодушия и необразованности «простаков», которые нередко комичны в своем прагматизме и даже во сне не забывают о деньгах. Но в глазах Твена культурная «неотшлифованность» простака компенсировалась тем, что писателю так импонировало: энергией и американским «здравым смыслом». Простак полагал Европу вчерашним днем, а исторические перспективы связывал с Америкой, с Новым Светом, олицетворявшим надежду мировой цивилизации.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >