«Железная пята»: мрачное пророчество.

Плодом радикальных увлечений Джека Лондона стал его роман «Железная пята» (The Iron Heel, 1907). Действие в нем происходило в ближайшем будущем — между 1912 и 1932 гг. Писатель прогнозирует, к чему могут привести опасные тенденции развития общества в результате обостряющегося противостояния власть имущих и трудящихся. В основе романа рукопись, якобы найденная в пятом веке «эры Братства людей», когда социализм окончательно восторжествовал. Рукопись принадлежит перу Эвис Эвергард, жены социалистического лидера Эрнеста Эвергарда. Самый текст отредактирован вымышленным издателем Энтони Мередитом, снабдившим его сносками, призванными объяснить читателю реалии того времени.

Протагонист романа — типичный лондоновский герой, Эрнест Эвергард, «сверхчеловек», движимый, однако, не личным интересом. Эрнест «отдал свое сердце демократии». Полагают, что Эвергард — образ собирательный; у него три прототипа: Юджин Дебс, популярный лидер социалистической партии; журналист социалистической ориентации Эрнест Унтерман, друг писателя; наконец, сам Джек Лондон.

Волевой, отважный Эвергард — пролетарий, ставший интеллектуалом.

Он знакомится в доме профессора Каннингхема с его дочерью, своей будущей женой Эвис, которую увлекает своими идеями. Эвис принимает участие в судьбе рабочего Джексона, потерявшего на производстве руку, пытается добиться от компании компенсации, пишет в газету, подает в суд. Но все бесполезно. И пресса, и юристы неэффективны, ибо зависимы от денежного мешка. Так, Эвис, прежде находившаяся в счастливом неведении, получает представление о законах общества, в котором живет. К не менее горьким открытиям приходит и сам Эвергард, убеждающийся в бессмысленности альтруистических призывов к власть имущим облегчить участь пролетариев.

В этом романе Джек Лондон предвидел формирование террористической диктатуры тоталитарного типа. Он дал ей крылатое определение «железная пята».

Крупный капитал в период роста рабочего движения встает на стражу своих прибылей и привилегий. Олигархия переходит в наступление. Формируются погромные боевые организации, именуемые «черными сотнями». Их боевики, черносотенцы, провозглашаются «патриотами и спасителями отечества». Подавляется социалистическая пресса, запрещаются забастовки, развертывается массированная атака на права трудящихся. Правда, социалисты еще уповают на то, что сумеют достичь своих целей мирным путем с помощью демократических выборов. Пятьдесят социалистов избраны в конгресс, но вскоре их подвергают аресту по обвинению в «государственной измене». Начинается разгром рабочего движения.

Картина грозного социального катаклизма нарисована плакатными красками. «Где-то в недрах общества происходил невидимый глазу грандиозный переворот», — констатирует Эрнест Эвергард. Невыносимая тяжесть «железной пяты», слепой к страданиям людей, толкает массы на отчаянные выступления. Однако последние предстают лишь как «люди бездны», утратившие надежду, действующие крайне импульсивно, стихийно. В романе показан очевидный разрыв между «слепой массой» и группой конспиративно действующих вожаков-революцио- неров.

В характеристике олигархической «железной пяты» Лондон проницательно указал на тенденции фашизации, силу репрессивного аппарата, подавляющего несогласных. Но был в романе и другой аспект, обычно ускользавший от внимания наших критиков. Лондон предостерегал также и от кровавых эксцессов, спутников насильственной революции. Во время восстания гибнут десятки тысяч людей, правых и виноватых, оно чревато огромными разрушениями. В романе упоминается некая тайная группа «Красные из Фриско», каждый член которой обязан выполнить обязательную «норму» — совершить не менее 12 террористических актов в год. Из финала романа следовало, что Эрнест Эвергард и его жена погибли от рук реакции, но, как убежден герой романа, революционеры «многому научились», а их «великое дело возродится вновь».

При этом сама проблематика потребовала от Лондона трансформации утопического жанра. В классической утопии (у Беллами, в «аль- трурийской» дилогии Хоуэллса) будущее представало как воплощение

мечты о справедливом общественном устройстве. У Джека Лондона оно более чем мрачное. Это прямое следствие опасных тенденций в развитии общества. Конечно, Лондон представляет их в заостренном, гиперболизированном виде. «Железная пята» — своеобразный роман-предупреждение. Это — один из первых образцов антиутопии — знакового жанра в XX в.

Проблематика и сюжет потребовали от Лондона изменения художественной манеры. В отличие от других его романов с их живой изобразительностью, жизненно-наглядными подробностями «Железная пята» несет печать заданное™, схематична, пропитана прямолинейной публицистичностью. Персонажи «иллюстрируют» определенные тезисы: благородные революционеры и пролетарии, жестокие капиталисты. Немалое место в произведении уделено идеологическим спорам, столкновениям точек зрения.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >